Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №5-6 2008 г. (май-июнь 2008)


А вы знаете, что....
Человеческий мозг генерирует за день больше электрических импульсов, чем все телефоны мира вместе взятые



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№5-6 (149-150) 2008 год / 6-7 страница

Страница 6 «Природа Алтая» №5-6 2008 г. (май-июнь 2008)Алтай и Катунь Григория Чорос-Гуркина

Красота Большого Алтая в красоте картин и слов
Читая этот рассказ знаменитого сына алтайского народа - художника Г. И. Чорос-Гуркина, наполняешься ощущением того, что Катунь - воистину великая река. Из рассказа нельзя убрать ни слова. Рассказ как гимн, органичное произведение, идущее из глубины сердца.
Каменистыми пестрыми грядами раскинулись громады гор. Тесня одна другую, они раздвинулись в бесконечные ширь и даль, теряясь в голубой воздушной пыли.

Крутые скаты их глубоко прорезаны ущельями. Всюду нависли хмурые скалы, готовые обрушиться обвалами над темными зияющими безднами, за ними уступами к облакам высятся исполинские гребни утесов. А дальше и выше, над голубою гранью неба, в прозрачной синеве, как рать сказочных богатырей, стоят великаны - цари гор: кругом раскинувши свои шатры, гордо подняли они свои снежные вершины и сияют ими в высоте. На громадных шлемах их. как драгоценные камни, рубины-изумруды, блестят ледники. Они окаймлены вокруг узором причудливых скал и мощными пластами снега.
Все вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури.
Какой везде простор и какая мощь!
Это ты, заколдованный, угрюмый, царственный Алтай!..
Это ты окутался туманами, которые, как мысли, бегут с твоего могучего чела в неведомые страны...
Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь свои заветные добрые думы...
И вот среди этого могучего заколдованного царства, среди величественной природы, среди громад голубых гор, среди дремучих темных лесов, по нежным, благоухающим цветами долинам, по золотому дну Алтая течет изумрудная река-красавица Катунь. Глубоко врезалась она в самое сердце Алтая и между ущелий извилась голубой лентой. Бурная, неугомонная, крепко прижалась она к груди великана и стремительно, с шумом течет впереди...
И нет, кажется, никакой силы, могущей остановить ее течение, нет преград ее стремлению и могучему бегу...
Осень. В горах Алтая стоит теплая прекрасная погода.
Вся природа переоделась в лучшие наряды. Лиственницы и березы покрылись золотом, стоят, красуются и переливаются на сотни тонов под лучами солнца. Небо лазурное, глубокое, чистое. Воздух нежный, прозрачный. Всюду разлилась гармония мягких нежных красок... Это - волшебный праздник золотой осени. Это - последняя песнь жаркого уходящего лета. Это - прощальный поцелуй природы до будущей весны...
Величаво, с сознанием своей силы и благородства, шествует между праздничных берегов лучезарная Катунь. Она уже не шумит теперь так бурно, как весной, но элегически спокойно катит свои бирюзовые волны.
Тихо всплескивает о прибрежные камни, о холодные грани молчаливых утесов. Нежась, отдыхает она от своего стремительного бега и как будто для будущей весны бережет свои буйные силы.
Спокойно, хорошо и мирно вокруг.
Чувствуется, что в природе зреют какие-то великие чары. Свободно дышит грудь, и душа в восторге рвется куда-то на недостижимые высоты, к другому бытию, в другой мир, в царство мысли и грез, к неведомому. желанному счастью...
Давно улетели перелетные гости-дачники, оставив о себе пестрые воспоминания. Остались одни мирные поселяне-алтайцы, которые спешат убрать на полях свои маленькие, узкие полоски ячменя. Изредка не торопясь проедут карнизом реки по бому охотники, покуривая свои трубочки. Или алтайка в чегедеке, позвякивая украшениями длинных кос и нарядом седла, пробежит верхом на пегой лошадке, И опять все тихо. Опять шепот природы, опять зыблются волны нежных красок. Опять песни Катуни, свободно дышит грудь, ничто мрачное не тревожит душу.
Перед взором, в вечном движении, кипит благородная волна, живет горная река. Ярче, живописнее отражаются берега в блеске ее зыбучих затонов. Как очарованный, стоишь под крылом волшебной природы и в восторге хочется крикнуть кому-то...
Людям ли, живущим в далеких пыльных, душных городах, рабам ли будничного шума, мелких забот, погрязшим в сутолоке повседневной жизни, или кому-то еще: «Оставьте все и хоть на крыльях вашей мысли перенеситесь в эту долину. Взгляните на девственную чистоту Алтая, на его красавицу, волшебную Катунь, этот символ вечной жизни, неустанного стремления вперед... В ее волне вы ощутите биение жизни и почувствуете, что дух Вселенной бодрствует в ней от создания мира... »
Вот она, бурливая, страстная, переливается изумрудной струей, плещет и играет цветами радуги. Вся она полна волшебной силой, вся - движение и жизнь. Столпились к берегам ее пахучие сосны и протягивают к ней кудрявые ветви. А с высоты скалы и горы смотрятся в ее кристальные воды. Она есть счастье и украшение Алтая. Ее боготворит кочевник, слагает в честь ее песни и повязывает ей яламу. И бурная Катунь, как бы чувствуя все это, шумно спешит с победной славой вперед. На пути она шлет свое прости прибрежным горам и всему Алтаю. Слышатся ее томительные вздохи: уносясь в глубь синих дымчатых гор, замирают в сердце великана.
День движется к концу, наступает вечер. Как по мановению волшебной руки, по горам ползут легкие сизые тени. Под лучами заходящего солнца в прозрачной дымке утопают дали, и в золотом воздухе блестят далекие белки. Сгущаются краски и меняются картины, Баюкая волну, вперед спешит Катунь.
Сумерки. Тихо спустилась ночь и развернула свои темные мягкие крылья, окутала-одела Алтай в таинственную мглу. Ярко загораются вверху молчаливые звезды, хором собираются они и льют серебристый свет на спящую землю.
Сомкнулись гиганты-горы и застыли в ночной тиши. Притихли водопады, не блестят озера, не шумят высокие стройные кедры. Опоясавшись полосами корума, дремлет тайга. Ночь навевает чудные сказки и грезы... При слабом свете потухшего костра в дымной юрте спит алтаец. Грезятся ему сны. Встают перед ним старые мирные годы. Цветет, благоденствует могучий родной край, воскресают предания глубокой, седой старины, былинные сказания о богатырях, слышатся песни, звенят бубны, возносятся священные жертвы творцу Алтая Ульге-ну. Благоденствие людей охраняют Яик, Курмуш и горные духи от темного, злого Эрлика — царя преисподней. И жизнь на Алтае течет мирная, свободная. Нет ядовитой зависти, простой народ живет по-братски. Быстро летят годы. Картина жизни меняется. Являются новые люди, свирепствуют зависть, обман, вражда, притеснение. Беспощадно вырубаются и горят леса - приют благородных маралов. Расхищается, опустошается его кормилец Алтай. И в душе остаются глубокие обиды...
В мольбах-песнях изливает алтаец свою жалобу, но чужда, непонятна многим она, Лишь не спит его хранитель, царственный Алтай. Он стоит на страже. Он слышит все жалобы сынов своих, знает их безысходное горе. Бодрствует с ним и Катунь. Она тоже борется на пути своем, спешит вынести горе Алтая на широкий простор и разметать его по белому свету.
В глубокую полночь, когда все спит, из недр груди могучего Алтая исходит стон. Гулко, раскатисто пробегает он по спящей тайге и отзывается в серебристых волнах быстроводной Катуни. Тихим вздохом отвечает она своему любимому и еще нежней, еще крепче прижимается к его груди.
ЧОРОС-ГУРКИН

Троянский конь катунской ГЭС
Хотите высказать свое мнение? Пишите к нам в редакцию
СТАРОЕ ВИНО В НОВЫЕ МЕХА?
Плотинная ГЭС на Катуни — предмет неутихающих споров уже который десяток лет. Инициаторы строительства пытаются увести нас от обсуждения центрального вопроса «строить — не строить», пытаются заставить говорить только о том КАК строить, какой высоты, сколько очередей и т.д. Пытаются обесценить, принизить, увести в тень те выводы, которые были сделаны советскими учеными, проводившими Государственную экологическую экспертизу 1980-х гг.
Более того, инициаторы строительства стараются всеми силами доказать, что строительство было остановлено не потому, что проект был плохой и ненужный, а потому, дескать, что «зеленые» в Советском Союзе слишком сильны были, а то и того хлестче, что, якобы, западные спецслужбы купили то ли «зеленых», то ли ученых, то ли еще кого.
Ну никак не допускается мысль, что Катунская ГЭС — бесполезный экономически и вредный экологически проект, и именно поэтому ее строительство было остановлено.
Советские ученые, наконец-то, вздохнули свободно и смогли высказать свое независимое от партийных игр мнение — проект плотинной ГЭС на Катуни экономически нецелесообразен и экологически опасен. Что и было записано в Заключении Государственной экологической экспертизы 1989 года.
Изменившиеся социально-экономические условия позволяли (и позволяют сейчас!) руководителям Алтая обратиться к более современным, экологически гораздо более безопасным и экономически более оправданным способам получения энергии, но… Вместо этого продолжают мусолить проект многолетней давности.
При этом еще хотят совместить несовместимое: строительство ГЭС и создание на Алтае особой экономической зоны туристско-рекреационного типа, мечтая о яхтах, санаториях, регулируемом потоке туристов и т.д. Да еще и зарубежных инвесторов завлекают: дескать, абсолютно безобидный проект, даже под Киотский протокол, якобы, подходит.
Заявляется даже, что, дескать, Катунская ГЭС — это и залог свободы Республики Алтай от Алтайского края, потому, мол, жители других регионов противятся проекту, что желают видеть Горный Алтай несвободным, причем не только Алтайский край жаждет лишить Республику Алтай независимости, но и Новосибирская область, томичи, москвичи — противники Катунской ГЭС по всей России и за ее пределами озабочены только тем, чтобы не дать республике самостоятельно развиваться.
И тут возникают вопросы.
НАЗЛО ВРАГАМ КОЗУ ПРОДАМ — ЧТОБЫ ДЕТИ МОЛОКА НЕ ПИЛИ
Начнем с роли Катунской ГЭС в обеспечение независимости Республики Алтай. Каким образом наличие или отсутствие ГЭС влияет на зависимость или независимость региона? Хакасия полностью зависит от основного потребителя электроэнергии, вырабатываемой Саяно-Шушенской ГЭС — Сибирского алюминиевого комбината. Это независимость? Почему при этой независимости уровень жизни в Хакасии ничем не отличается от уровня жизни в Республике Алтай?
По данным Госкомстата доходы на душу населения в Республике Алтай выше чем в Республике Хакасии. Жители Хакасии скрывают свои доходы? Почему Хакасия не развивается?
Что мешает развитию Республики Алтай? Какая отрасль страдает от ограничений в энергоснабжении? Какие производства останавливаются? Или эти производства появятся сами по себе, только от того, что Катунь перекроют и ГЭС начнет вырабатывать энергию? Почему постоянно выискиваются какие-то «зарубежные инвесторы», московские агитаторы — вместо комплексного подхода к решению проблемы? Какие производства будут основными потребителями энергии Катунской ГЭС?
Для энергообеспечения сельского хозяйства централизованный источник энергии не нужен, потери в сетях и так большие, а объемы потребления мизерные. Туризм? Но в случае строительства плотины регион теряет центральный, основной бренд — реку Катунь. не будет сплавов, изменится климат и т.д. А яхты и парусники — это, действительно, не более чем картинка.
Где связь между развитием региона и этим архаичным монстром — Катунской ГЭС?
ГЛАДКО БЫЛО НА БУМАГЕ…
Как безоблачно выглядит все, что рассказывают адепты Катунской ГЭС! Вот одна из последних статей — интервью с Сергеем Васильевым, гендиректором компании «Центргазсервис-опт» (одного из инвесторов строительства ГЭС).
Господин Васильев заявляет, что идут переговоры с австралийской Castlepines Corporation, для успешности этих переговоров «актуализируется проектно-сметная документация». Актуализация — это сокращение расходов? Расходов на социальные и экологические мероприятия?
Вопрос: знают ли австралийцы, что в результате строительства плотины на Катуни несколько тысяч человек — жители Эдигана и Куюса — окажутся отрезанными от внешнего мира, а жители Ороктоя лишатся наиболее удобной и короткой дороги к административному центру региона? В проекте нет ни слова о том, как будет решаться проблема с дорогой и линией электропередач, связывающими эти сёла с миром. Или потенциальные австралийские инвесторы не знают, что стоимость строительства ГЭС всегда снижается за счет исключения из затрат расходов на социально-экологические мероприятия?
А английская компания Independent Power Corporation, как сообщает Васильев, строит гидроэлектростанции по всему миру и сейчас эта компания проводит «технический аудит документации».
Вопрос: кроме этих самых технических моментов компанию Independent Power Corporation что-нибудь интересует? Например, экономические потери Алтайского края? Или то, что предполагаемая плотина расположена в зоне высокого природного фона ртути и высокой сейсмичности? Или исчезновение рыбных запасов, которые и без того уже невелики?
А культурная и культовая ценность Катуни кого-нибудь из проектантов и потенциальных инвесторов волнует?
Зачем вообще нужны зарубежные инвесторы, если это такой замечательный с экономической точки зрения проект? Какой интерес, кроме прибыли, могут иметь эти инвесторы на приграничной территории Российской Федерации?
Далее. Господин Васильев заявляет, что изменились технические решения, при этом проект за четыре года подорожал почти в два раза. При этом срок окупаемости остался прежним.
Вопрос: почему общественности до сих пор не представлены обновленные документы? Проект подорожал в два раза из-за изменения технических решений или из-за привлечения зарубежных инвесторов? И какой после такого удорожания будет себестоимость одного киловатт-часа?
При стоимости проекта 4 с лишним миллиарда рублей представители «Горно-Алтайской ГЭС» заявляли, что жителям Чемальского и Шебалинского района энергия будет отпускаться по себестоимости. И сами же сказали, что себестоимость будет 1,2 руб. (один рубль двадцать копеек). Даже если не вдаваться в анализ правдоподобности этой цифры, получается, что при увеличении стоимости проекта практически в два раза себестоимость энергии с шин станции будет не менее 2 рублей.
А если добавить сюда строительство линий электропередач, без которых выдача энергии Катунской ГЭС невозможна? А стоимость услуг диспетчерской компании? Да эта энергия будет золотой, когда все эти расходы включат в отпускную стоимость для чемальцев и шебалинцев.
Так что не только угробят прекрасную реку, но за это «удовольствие» придется платить ВСЕМ — и курортникам, и местному населению. Тем более, что, как заявлено на сайте Центр ГазХолдинга — одного из новых владельцев Алтайской ГЭС, «Правительство Республики Алтай готово подписать долгосрочный контракт на приобретение всей электроэнергии, производимой первой очередью ГЭС».
А много ли туристов поедут смотреть на мертвую реку?
ИЛИ ДУДОЧКА, ИЛИ КУВШИНЧИК
Много разных небылиц рассказывают апологеты Катунской ГЭС. Но больше всего изумляет заявление инициаторов строительства, что водохранилище будет использоваться как курортная зона.
Вопрос: почему при этом никто из агитирующих за яхты на Катунском водохранилище не расскажет хоть об одном подобном опыте? Почему Хакасия не гордится своими санаториями по берегам водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС? Почему ничего не рассказывают о туристических комплексах на водохранилищах Нурекской или Токтогульской ГЭС? Где все это?
Почему там никому в голову не приходит строить на утесах гостиницы, прокладывать к ним козьи тропы и «развивать комфортабельный туризм» на отвесных скалах? Или в Таджикистане (Нурекская ГЭС) и Кыргыстане (Токтогульская ГЭС) блестящее социально-экономическое положение?
Почему они не используют этот бизнес–ресурс? Почему нас травят байками о каких-то яхтах и о том, как замечательно будет сочетаться Катунская ГЭС и та самая особая экономическая зона туристско-рекреационного типа?
Кому пришла в голову дикая мысль, что строительство плотины на священной реке такое захватывающее зрелище, что может привлечь туристов? Кто-нибудь видел хоть одну рекламу курорта или санатория со словами: «Приезжайте, посмотрите на строительство ГЭС!»? (Правильнее будет сказать: «Приезжайте, посмотрите на похороны священной реки!»)
А кому из туристов захочется смотреть на перевозку стройматериалов, дышать цементной пылью и слушать как работает строительная техника? А после строительства? Кто захочет смотреть на гниющие берега, дышать этим зловонием и слушать рассказы старожилов о том, какая это была замечательная река?
ИЛИ РАЗВИТИЕ ТУРИЗМА — ИЛИ КАТУНСКАЯ ПЛОТИНА
И не нужно приводить в пример Телецкое озеро: во-первых, реки, формирующие это озеро, не текут по двум ртутным аномалиям, по каким протекает Чуя, ее притоки, да и собственно Катунь; а во-вторых, естественные водоемы — это сформировавшийся за многие столетия биоценоз, уже переработанные берега и т.д. А искусственное водохранилище — это десятилетиями гниющие берега, гибель рыбы, регулярные попуски воды (то есть постоянные перепады уровня воды в водохранилище), нарушение гидрологического режима, изменение микроклимата и другие «болезни» природы, связанные с появление искусственного водоема. И потом, где гарантия, что следующее сильное землетрясение не будет спровоцировано появлением Катунского водохранилища?
Кстати, о Швейцарии, в которой, если судить со слов проектантов, так же много плотинных ГЭС на горных реках, как диких обезьян в Бразилии. Откройте любой рекламный туристический журнал или Интернет-портал: много там рекламы швейцарских курортов на водохранилищах? Швейцарцам деньги не нужны? Почему они не развивают у себя и не рекламируют туризм на водохранилищах? Может быть, потому что просто это оттолкнет туристов? Кто-нибудь видел в перечислении достопримечательностей швейцарских курортов упоминание плотинных ГЭС?
ГДЕ МОЙ ДОМ И ГДЕ КУРА, ИЛИ МОЯ ХАТА С КРАЮ…
Нередко можно услышать рассуждение, дескать, какое дело жителям Барнаула и уж тем более Новосибирска до строительства 57-метровой плотины на Катуни, вроде как плотина небольшая (вопрос только — по чьим меркам?), вреда Барнаулу да и всему Алтайскому краю от нее не будет.
Но уже официально заявлено, что 57 метров — это только первая очередь, за которой последует строительство 180-метровой плотины. Увязнет коготок — всей птичке конец. И все, о чем писалось в Заключении Государственной экологической экспертизы 1989 года, — все это станет нашей реальностью: ртутное загрязнение, обеднение поймы и заливных лугов, изменение климата, культурно-исторические потери, осквернение святыни.
Чтобы сегодня отрицать выводы этого Заключения, нужно провести не менее масштабные, длительные, полноценные исследования, тем более при изменившихся сейсмических, климатических и других природных условиях.
Ртутное загрязнение и осветление воды — две основные эколого-экономические проблемы, которые неизбежны в случае возведения плотины на Катуни. Что касается осветления воды (снижение количества питательных веществ, которые несут воды Катуни и которые питают пойму и заливные луга Оби), то, как говорят специалисты, плотину действительно можно оборудовать таким образом, чтобы ценнейший питательный ил продолжал поступать в нижний бьеф. Но этого нет в проекте, это дополнительные затраты.
С другой стороны, когда в водохранилище начнет скапливаться ил, начнется метилирование ртути, ведь придонный ил это достаточно прогретая среда, богатая органикой, — как раз то, что требуется для процесса метилирования.
Киноварь и сегодня поступает на заливные луга и в пойму Оби, и процесс метилирования идет, хотя и в небольшом количестве, но биогеоценоз адаптирован к этому процессу и этому количеству. В случае «принудительного выноса» в пойму Оби ила с киноварью в совершенно ином режиме и в гораздо большем объеме, здесь на прогреваемых пойменных лугах будет происходить гораздо более интенсивное метилирование, особенно учитывая, то будет поднята и вынесена киноварь, которая при нынешнем режиме оседает значительно выше по течению в холодных водах Катуни.
Если же ил будет оседать в водохранилище и там оставаться, то в пойму будет поступать обедненная, так называемая осветленная вода, но богатая метилртутью.
Почему никого в Алтайском крае это не беспокоит? Или в Алтайском крае полный ажур — все население абсолютно здоровое, сельское хозяйство развивается сверх меры, а Катунь никакого отношения к Оби не имеет?
А о священности Катуни почему все скромно молчат? Неужели так стыдно уважать святыни? Кому попрание святынь приносило благополучие и счастье? Зарубежным инвесторам или московским проектантам? Или может быть местному населению, чья культура понесет невосполнимую потерю? Никогда пренебрежение святынями добром не заканчивалось — будь то святыни своего народа, соседнего или живущего за сотни километров.
А на предложение Главы Республики Алтай А.В. Бердникова противникам ГЭС перезимовать в аиле на чабанской стоянке — есть встречное предложение: показать, где в проекте Алтайской (Катунской) ГЭС говорится об электрификации чабанских стоянок или о трудоустройстве чабанов?
ВЫБОР
Планы строительства плотинной ГЭС на Катуни выглядят тем более чудовищными, что решить энергетическую проблему Алтая можно гораздо меньшей кровью.
Главное не искать зарубежных «меценатов», не рыться в пыльных архивах Гидропроекта, а обратиться к передовому опыту развитых стран, которые делают ставку на внедрение технически более мобильных, экологически более безопасных и экономически более целесообразных источников энергии.
Вопрос, как сейчас модно говорить, только в политической воле. Или предпринимать реальные шаги по использованию действительно передовых технологий получения экологически безопасной энергии, и тогда развитие туризма получит дополнительный импульс. Или выбирать строительство плотинной ГЭС на Катуни, и тогда об особой экономической зоне туристско-рекреационного типа можно забыть: возле таких строек курорты и санатории не процветают.
Катунь с плотиной не будет «Бирюзовой»!
Оксана ЕНГОЯН,
Фонд «Алтай — 21 век»


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2022 г.©