Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №9 2011 г. (сентябрь 2011)


А вы знаете, что....
Человек - единственный представитель животного мира, способный рисовать прямые линии



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№9 (189) 2011 год / 6-7 страница



Люди заповедного дела России

Н.Р. Данилина, директор ЭкоЦентра «Заповедники», Вице-председатель Всемирной комиссии по охраняемым природным территориям (МСОП/IUCN) c 1993 по 2008 годы. Можно долго перечислять значимые проекты, которые внедряет руководимый Натальей Романовной центр, но мы закончим наше знакомство с ней словами известнейшего российского эколога, Алексея Владимировича Яблокова, члена-корреспондента РАН, бывшего помощника президента Российской Федерации, Советника Международного союза охраны природы с 2000 по 2008 годы: «Наталья Романовна появилась в нужное время и в нужном месте - когда почти рухнула государственная система ООПТ, она смогла подставить «плечо» и не дать рухнуть всему вообще. Многолетняя деятельность ее и возглавляемой ею организации удивительным образом сочетает типичную деятельность НПО-шного ресурсного центра с государственным подходом».

Человек, появившийся в нужное время в нужном месте
Беседу с Натальей Данилиной провел Александр Лотов по Интернету

– 1-го апреля 2011 года Эколого-просветительский центр «Заповедники отметил свое пятнадцатилетие. Насколько я знаю, государственные заповедники в России возникли как природоохранные учреждения, и экопросвещение населения было как бы непроявленной стороной их деятельности.
Наталья Романовна, чем же обусловлено усиление роли экологического просвещения населения в конце 90-х – начале 2000-х годов в российских заповедниках и национальных парках?

– Если сказать кратко, то объективной необходимостью! В 90-х на фоне политических перемен в России развился сильнейший экономический кризис, который обрушился и на охраняемые территории (далее – ООПТ).
Проживающие вокруг и на ООПТ люди лишились привычных источников существования, выросла безработица, бедность населения. Резко усилился пресс браконьерства, участились случаи нарушений закона на охраняемых территориях, причем и местными жителями и пришлыми предприимчивыми дельцами. Столкновения с браконьерами на ООПТ порой заканчивались трагически для работников охраны.
Невозможно забыть гибель в 1995 году во время рейда от рук браконьеров трех инспекторов охраны Саяно-Шушенского заповедника. Кроме того, представители власти в ряде регионов предпринимали активные попытки «прибрать к рукам» и использовать отнюдь не в природоохранных целях все имеющиеся природные ресурсы, часто, невзирая на законы.
В этот период местное население, в своем большинстве, относилось к ООПТ либо никак, либо откровенно враждебно, и этим нередко пользовались местные политики, которые старались завоевывать голоса популистскими обещаниями решить все экономические проблемы района, закрыв заповедники и отдав природные ресурсы народу.
И это при том, что в ряде случаев людям действительно негде было пасти скот, косить траву, заготавливать дрова, поскольку с созданием заповедника они лишались традиционных угодий.
Например, противники созданного в 1993 году Керженского заповедника буквально забрасывали протестными письмами Правительство России и Государственную Думу.
Или на заседании Аяно-Майского районного совета в Хабаровском крае принималось, разумеется, не имеющее никакой юридической силы, но выражавшее мнение многих местных жителей, решение о закрытии Джугджурского заповедника.
Нужно было вести диалог с людьми, снимать возникающее напряжение, привлекать их на сторону ООПТ, понимать и учитывать интересы людей, живущих в сфере влияния этих территорий, чтобы добиться ответного понимания жителями ценности и нужности заповедника. Совместно искать и находить компромиссные решения. Без этого заповедникам невозможно было выжить, вот поэтому работа с населением и стала жизненно необходимой.
В то время я участвовала в разработке Федерального закона об особо охраняемых природных территориях, в который и было введено положение, что государственные природные заповедники являются «природоохранными, научно-исследовательскими и эколого-просветительскими учреждениями».
Ни в одном нормативном документе, действовавшем ранее, об экологическом просвещении не говорилось! Это было продиктовано необходимостью удержать заповедную систему от разрушения в тот крайне тяжелый и весьма противоречивый для страны и заповедников период. Закон был принят в 1995 году, он стал базой для развития заповедного дела на последующие десятилетия.
Кроме того, я это особо подчеркну, в большинстве стран мира, имеющих сильную систему ООПТ, а это США, Канада, Австралия, интенсивное экологическое просвещение населения началось значительно раньше. Ведь ни в одной демократической стране ООПТ не могут существовать без общественной поддержки. Мы отставали в этой работе, по крайней мере, лет на 25-30. Сегодня можно сказать, что есть у нас особо охраняемые природные территории, которые по уровню работы с населением ничуть не слабее, чем лучшие аналоги в мире.
– Экоцентр «Заповедники» активно взаимодействует со многими заповедниками, в том числе с Алтайским. За 15 лет экоцентром проведена огромная работа. Расскажите, хотя бы коротко об этом.
– Главный результат нашей работы в том, что, экологическое просвещение стало нормой для заповедников России. Те, кто пришел в заповедники в «нулевые» годы, даже представить себе не могут, с какими сложностями пробивало себе дорогу это новое направление в 90-х.
Борьба шла и на уровне многих коллективов заповедников, а также в Государственной Думе, в Академии наук, внутри заповедной общественности!
По разные стороны «баррикад» стояли уважаемые и авторитетные люди. Многие не хотели принимать экологическое просвещение, как обязательное для заповедников дело.
Пройдя через эти «боевые действия», я вышла с убежденностью, что нужна организация, которая станет продвигать заповедное просвещение. И в 1996 году был создан ЭкоЦентр «Заповедники» .
– Что удалось сделать?
– Что удалось? Была создана и утверждена на ведомственном уровне Концепция эколого-просветительской работы в заповедниках и национальных парках. Причем не просто подписана и положена на полку, а активно внедрена!
Была разработана методическая база ведения этой работы, в том числе созданы методы интенсивной подготовки специалистов по экологическому просвещению на ООПТ.
На курсах ЭкоЦентра были подготовлены специалисты, способные развивать новое для ООПТ направление деятельности.
В большинстве заповедников и национальных парков страны сегодня работают наши «выпускники». Это позволило в 2000 году «узаконить» новую для заповедников специальность.
Должность «специалист по экологическому просвещению» была введена в тарифные сетки и штатные расписания всех заповедников и национальных парков. Для тех, кто не знаком с заповедниками в 90-х, подчеркну – не было этого ранее!
Появились заместители директоров по экопросвещению, отделы экологического просвещения. Таким образом, экологическое просвещение заняло свое важное место в работе ООПТ. Убеждена: в том, что российские заповедники и национальные парки сохранились и развиваются, велика заслуга наших экопросветителей.
Сегодня сеть федеральных ООПТ стала своеобразным сетевым эколого-просветительским институтом. И я горжусь своей причастностью к такой значимой работе.
За эти годы сформировалась плеяда талантливых заповедных просветителей. Есть замечательные специалисты, работающие в заповедниках и иных ООПТ Республики Алтай и Алтайском крае. Например, Елена Васильевна Репетунова – невероятно творческий человек и наставник многих сегодня уже успешных и опытных специалистов по экологическому просвещению. Таких, как Светлана Щигрева из Алтайского заповедника.
– Что предстоит сделать в ближайшие годы и в перспективе?
– Что предстоит? Сегодня идут ожесточенные дискуссии об экологическом туризме.
То, что туризм может и должен быть эффективнейшим методом экологического просвещения, – у меня не вызывает сомнения.
О том, что пользоваться этим инструментом нужно умело, говорит богатый опыт ООПТ во всем мире. Так же как и о том, что получить от развития туризма положительный эффект как для экологического просвещения, так и для экономики, можно только при грамотном планировании и выполнении этой работы. Иначе результат будет прямо противоположный.
Кстати, наглядный пример того, сколь разрушительным может быть неуправляемый туризм для природы я наблюдала и на Алтае.
Сегодня в России дан серьезный импульс для развития экологического туризма на ООПТ, в том числе и вовлечения в эту работу заповедников.
Нужна грамотная, с использованием мирового опыта, стратегия развития туризма (где он нужен, где возможен, а где недопустим?!).
Нужна четкая законодательная и нормативная база организация такого рода деятельности. И внутри ООПТ, и в их взаимодействии с туристическим бизнесом, иными партнерами.
Нужен механизм контроля за использованием столь «острого» инструмента и, конечно, нужны грамотные специалисты.
Заклинания «о недопустимости туризма в заповедниках вообще» вряд ли могут быть конструктивны.
А волевые решения в этой сфере, не подкрепленные стратегическими и нормативными документами, методическими разработками, а также отсутствие системы контроля, знаний и опыта у исполнителей невероятно опасны.
Вот на преодолении этих противоречий и непростых проблем должна быть направлена работа в ближайшее время.
- Владимир Борейко в книге «Современная идея дикой природы» пишет: «Без новых идей и концепций мы обречены вновь и вновь повторять старые ошибки. Нам необходимо создать новые мифы, чтобы в третьем тысячелетии сохранить биосферу. Одной из таких свежих и перспективных идей является идеал дикой природы…».
- Если представить себе, что дикая природа как раз и есть идеал природоохранной функции заповедников, то что может быть идеалом в системе экологического просвещения? Возможно, этот идеал (образ, психотип человека) как раз может быть той новой идеей (мифом) по В. Борейко? Если сознание человека не станет более экологичным, то удастся ли нам сохранить природу? Тогда мы точно можем получить бесприродную техническую цивилизацию, как об этом пишут некоторые авторы (например, Г. Альтшуллер и М. Рубин в книге «Что будет после окончательной победы»). Наталья Романовна, что Вы думаете об идеале экологического образования?

– Прежде всего, скажу, что я не являюсь поклонником и сторонником Владимира Борейко.
Не приемлю его черно-белых большевистских оценок и разделения всех на своих и врагов. Не приемлю цитатников, как руководства к действию. Хотя его работа по реферированию и популяризации идей западных философов, несомненно, ценна.
Если экологическое образование будет вестись, как вдалбливание в головы людей набора информации и руководящих указаний, то оно будет обречено на неудачу.
Конечно, есть люди, которых можно и нужно остановить при принятии решений только суровыми руководящими указаниями, но это те, кого уже упустили, не обучили и не воспитали.
Образование и просвещение работают на будущее. Как показывает жизнь, это будущее наступает очень быстро, ведь за период нашей рабочей жизни происходит смена поколения, так что слова «работа для будущего» не должны действовать расслабляющее!!!
Ответ на вопрос об идеале экологического просвещения или об идеальном подходе к экологическому просвещению непростой и ответить в формате интервью на него сложно.
Мне представляется, что сформировать некий устойчивый, нежно относящийся к природе, психотип человека у целой нации – фантастика! И замечательно, что человеческие психотипы различны, все люди разные. В этом и есть залог выживания человеческого общества. В его разнообразии!
В своей красоте, гармонии природа может служить идеалом. Несомненно. Но человек, лишенный многих атрибутов цивилизации, уже не может существовать в ней.
Увы, или к счастью, кому как нравится, но мы уже лишены густого и теплого волосяного покрова, не готовы питаться подножным кормом. Значит, определенный уровень развития цивилизации для современного человечества необходим и освоение природных ресурсов неизбежно.
На мой взгляд, звать людей назад, в пещеры, чтобы жить в идеальной гармонии с дикой природой, нелепо. Беда, видимо, в том, что сформировавшееся общество потребления не имеет «тормозов».
Таким «тормозом» должна быть культура, возможно, именно, экологическая культура. Хотя, полагаю, что человек с высоким уровнем культуры, не может не быть экологически грамотным.
Нужны ли новые мифы? Не знаю. Если кто-то талантливо и ярко сочинит, замечательно! А вот знать свои традиции, корни, опыт предшествующих поколений, в том числе и в сфере взаимодействия с природой, необходимо.
Взять, к примеру, богатые исторические традиции народов Алтая в их общении с природой. Возрождение традиционных знаний народов, использование исторического опыта в современной жизни – задача важная и интересная.
Сформировать в обществе высокий уровень экологической культуры – это действительно цель экопросветителей. И те, кто работает в сфере культуры, – могут и должны быть нашими единомышленниками, союзниками!
Это педагоги и работники музеев, библиотекари и театральные деятели, люди иных творческих профессий, ученые… Вообще все, кто обеспокоен низким уровнем культуры общества в стране с богатейшей культурой, утратой обществом традиций, опасностью потери исторического, культурного и природного наследия.
– Недавно в теленовостях Президент России Д.А. Медведев говорил о необходимости повышения уровня экологической культуры населения России. Система экологического просвещения в заповедниках как раз представляет нам уникальную возможность решения этой задачи. В «Концепции работы заповедников и национальных парков РФ по экологическому просвещению населения» (разработанной ЭкоЦентром «Заповедники» и утвержденной на самом высоком уровне) первым принципиальным положением является понимание того факта, что заповедники и нацпарки – государственные учреждения и функционируют они в интересах государства. Способны ли государственные природоохранные учреждения повышать экологическую культуру населения лишь за счет неопределенной и нестабильной грантовой поддержки, или здесь также необходима реальная государственная помощь? Что Вы думаете об этом? Что случилось с прекрасной газетой «Заповедные острова», издаваемой Экоцентром? Ваши коллеги сообщили мне, что газета не выходит уже больше года.
– Тут я отвечу кратко. Без государственной политики, направленной на развитие заповедников, иных ООПТ, без политики, направленной на воспитание культуры нации и сохранения ее достояния, достичь серьезных и масштабных результатов трудно, порой невозможно.
Гранты – подспорье. Важное, порой играющее роль катализатора, но только подспорье. Они не могут быть основой жизни государственного учреждения. Это очевидно.
Что же делать? Это уже иной вопрос, из разряда вечных и ответ на него непростой. Но действовать надо, и надо объединяться, чтобы заставить государство услышать наш голос, который сейчас звучит как «глас вопиющего в пустыне» надо.
Выпуск нашей газеты «Заповедные острова» временно приостановлен. Для меня это одна из значимых и любимых программ ЭкоЦентра «Заповедники», и остановка издания было для меня болезненным и нелегким решением. Одна из основных причин – финансовые трудности. Но, я подчеркиваю это слово, - временно. Ищу пути и формы работы, чтобы газета ожила. Надеюсь, что так и будет. Скоро!
– Яйлинская терраса – одно из немногих мест в заповедной системе России, где на особо охраняемой природной территории находится целый поселок с сотнями жителей. На референдуме, который прошел в Яйлю в июне 2011 года, почти 80% жителей поселка высказали убеждение, что они хотят жить в заповедном Яйлю. Я понимаю, что руководству АГПБЗ оценивать подобную ситуацию непросто, но такова реальность. Наталья Романовна, Вы неоднократно бывали в Яйлю, и в курсе всех местных событий. Какое будущее Вы могли бы рекомендовать для Яйлю: как центр туристического бизнеса с дорогими отелями или как яркий заповедный центр экологического просвещения? Может быть поселок Яйлю должен остаться центром Алтайского биосферного заповедника, как и было исторически?
– Отвечу чисто эмоционально, поскольку принятие решения по таким ключевым вопросам требует глубокого анализа сложившейся ситуации. Я хоть и бывала в Яйлю и люблю это место, но подобного анализа не делала, аргументов разных сторон не рассматривала.
А эмоционально и, немножко, экспертно, выбрала бы для Яйлю роль заповедного центра экологического просвещения. При этом не исключаю создания сети гостевых домов, небольших и уютных, оформленных в традиционном стиле, при сохранении традиционного облика поселка. Пусть поживут гости день-другой в заповедной атмосфере, прикоснутся к ней душой!
Сохранить, поддерживать такую атмосферу хоть и не просто, но нужно. Хотелось бы и сбережения уникального яблоневого сада, который является украшением Яйлю. И чтобы все было пронизано просветительской деятельностью.
Здесь ведь все может работать на просвещение посетителя, гостей, туристов. И многолетняя, чрезвычайно интересная, полная ярких, порой трагических событий, история самого заповедника, его научного отдела, поселка, его жителей. И связанная с этим история «Кедрограда», яблоневого сада.
А какие яркие люди здесь жили и живут, работали и работают! Какой вклад в заповедное дело был ими внесен! Василий Криницкий, Виталий Парфенов, Ирина Филус и многие, многие другие.












Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©