Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №7-8 2012 г. (июль-август 2012)


А вы знаете, что....
Все номера газеты «Природа Алтая», которые можно посмотреть в интерактивном режиме находятся на сайте по адресу http://www.prirodasibiri.ru/?id_page=3&id_razd=55



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№7-8 (199-200) 2012 год / Страница 68-69

Музей-заповедник «Красная горка»
В Кемерово участники экспедиции «Начни с дома своего» посетили музей-заповедник «Красная горка», где узнали об истории шахтерского дела в Кузбассе, а также о том, как возник и развивался город Кемерово. Их экскурсоводом были сотрудницы музея Ирина Валентиновна Титова и Светлана Александровна Половинкина.

Памятник шахтерскому труду

День сегодняшний
Ребята начали делать для себя открытия прямо на входе в музей-заповедник. Здесь, под открытым небом, выставлены машины, которые работают на каменноугольных приисках. Это парк производственной техники, применяющейся при открытом способе добычи угля. Данная часть музея была открыта в 2007 году. Такой подарок музею и горожанам к 100-летию Кемеровского рудника и 60-летию празднования Дня шахтера в Кузбассе сделала угольная компания ОАО «Кузбассразрезуголь».
Перед тем, как стать музейными экспонатами, эти огромные мощные машины работали на каменноугольном разрезе этого предприятия.
Ребята с восторгом фотографировались на фоне мощного и огромного БелАЗа, который здесь называют «малышом», у большого трактора Т-170, в ковше гигантского экскаватора. Кстати, там без труда поместилось пять человек.
Но это – день сегодняшний. О прошлом кемеровских шахт и угольных разрезов участникам экспедиции рассказали в здании музея, который и сам является историческим объектом. Это дом Рутгерса, который известен еще и как «Дом приезжих». Он является памятником архитектуры и градостроительства, а еще – одним из первых каменных зданий города. Выстроен он из песчаника в 1916 году.
В 1922 году здесь жил руководитель и один из основателей Автономной Индустриальной Компании «Кузбасс» (АИК «Кузбасс») голландский инженер Себальд Рутгерс. В этом доме останавливались приезжавшие в Кемерово иностранные специалисты с семьями.
Затем, когда АИК «Кузбасс» прекратил свое существование, здесь размещались различные учреждения и конторы, а потом расположилась экспозиция музея «Красная Горка».

Кузбасс: начало
А началась история Кузбасса в далеком 1721 году, когда рудознатец Михайло Волков обнаружил на берегу Томи выход мощного угольного пласта на Горелой горе. Донесение о находке с образцами пород тут же было отправлено в берг-коллегию. Это место получило свое название «Красная горка» из-за цвета, который горная порода приобрела из-за подземного угольного пожара. Именно Горелой горе отведено главное место в экспозиции музея.
– Вообще-то по версии ученых когда-то, сотни миллионов лет назад, здесь было море, – рассказывает гид Ирина Валентиновна Титова. – Приливы и отливы стали причиной заболачивания данной местности, в результате за миллионы лет здесь образовался торф, а затем и каменный уголь. Об этом свидетельствуют представленные в этой экспозиции артефакты, среди которых кости доисторических животных. И пусть вас не удивляет малочисленность этих экспонатов – их у нас находят немало. Вот эти нам принесли с угольных разрезов неравнодушные люди. Никаких специальных исследований там не проводилось, ведь для того, чтобы в этих местах могли работать археологи и палеонтологи, нужно остановить производство, а на это никто не пойдет.
Поэтому мы рады уже этим артефактам. Один из них, например, нам принесли два года назад с разреза «Кедровский». Здесь же мы разместили камень-горельник с Горелой горы. Сама гора находится неподалеку от нашего музея. Есть у нас в музее поверье: кто к этому камню прикоснется, того ожидают благополучие и успех. Вы можете проверить это на себе прямо сейчас.

Сердце музея
Этот зал здесь называют сердцем музея. Здесь собраны материалы об истории освоения Кемеровского рудника, на месте которого и был создана «Красная Горка».
Итак, Михайло Волков обнаружил Горелую гору и доложил об этом руководству. Но промышленная добыча угля была налажена далеко не сразу по двум причинам. Первой стала удаленность месторождения от центральной части страны. Второй – форма собственности.
Тогда эти земли входили в состав Алтайского горного округа и являлись частной собственностью царской семьи. Они так и назывались – «кабинетные земли».
Но время шло. Продолжалось освоение Сибири. Осознание того, что угольные богатства, обнаруженные Михайло Волковым, нужно все-таки разрабатывать в промышленных масштабах пришло после того, как была построена Транссибирская магистраль. Это было необходимо хотя бы для того, чтобы обеспечить работу железной дороги.
И в 1907 году был открыт Кемеровский рудник, первым заведующим которого стал Владимир Николаевич Мамонтов, по тем временам специалист довольно высокого уровня.
– Финансирование было недостаточным, и Владимир Николаевич исследовал Кемеровское месторождение собственными усилиями, – рассказывает Ирина Валентиновна. – Он даже написал по этому поводу большой труд, который был опубликован в 1910 году в Томске. В те времена угледобыча производилась так: на берегу, где мы сейчас находимся, был небольшие шахты, добытый там уголь подвозили к специальному деревянному желобу на вагонетках, потом перегружали на баржи, арендованные у купчихи Мельниковой, и отправляли в Томск, где тогда находился угольный рынок.
Прогрессивные перемены начались на Кемеровском руднике с 1912 года, когда в Санкт-Петербурге было образовано Акционерное общество «Копикуз», инициатором которого стал тайный советник, член госсовета Владимир Федорович Трепов. Он подписал с Николаем II договор об аренде Кузбасского каменноугольного бассейна на 60 лет.
Не найдя должного финансирования на развитие угледобычи, он отправился в Париж, чтобы привлечь иностранные инвестиции. Деловая поездка прошла удачно, ему удалось сформировать уставной капитал «Копикуза» в размере шести миллионов рублей. 52 процента составляли российские вложения, остальное – средства французских и бельгийских банков.
Владимир Трепов берется за дело основательно. Он приглашает на Кемеровский рудник самых высококлассных по тем временам специалистов. Так, по его приглашению сюда прибыл один из лучших директоров Донбасса Иосиф Иосифович Федорович, который в свою очередь пригласил на Кемеровский рудник геолога с мировым именем Леонида Ивановича Лутугина. Последний сразу диктует свои условия: все его исследования, проведенные на Кузбассе, должны быть опубликованы. Это во-первых. А во-вторых, вместе с ним приедет 14 его учеников, которым надлежит назначить такое же жалование, как и ему.
«Копикуз» эти условия принимает, оборудует для исследователей отличную по тем временам лабораторию и выдает каждому по бельгийскому охотничьему ружью.
– Лутугин вместе с учениками исследует угольные пласты на уровне ста метров и выносит такой вердикт: здесь находится шесть Донбассов, – рассказывает Ирина Валентиновна. – Первоначальная цифра, названная им, – 250 миллиардов тонн угля. Потом она менялась и, забегая вперед, скажу, что сейчас объем угольного бассейна оценивают в 700 миллиардов тонн угля. На сегодняшний день освоено только 6,5 миллиардов тонн. А тогда Лутугин и его ученики обнаружили в Кузбассе редкие виды коксующихся углей высокого качества. После этого пришло осознание того, что нецелесообразно ограничиваться одной только добычей угля, необходимо развивать еще и металлургию, и таким образом превратить регион в крупный индустриальный центр.
Вот тогда-то и пошло должное финансирование, стали открываться новые шахты. Но для металлургии нужен не уголь, а кокс. В те времена на территории России коксовые батареи строили зарубежные фирмы, причем бесплатно. Почему? При коксовании угля образуются побочные продукты, продавая которые, фирмы и так имели многомиллионные прибыли.
Однако ни одна из иностранных фирм не отважилась на строительство коксовых батарей в Кузбассе. Европейских специалистов отпугнул суровый климат, да и политическая остановка была нестабильной – назревала Первая Мировая война.
Но руководство «Копикуза» нашло выход из этой ситуации – приобрело чертежи коксовых батарей у одной бельгийской фирмы и начало строительство. Макет такой коксовой батареи, по нашим временам примитивной, представлен в экспозиции музея.
Развитие угледобычи в Кузбассе выходит после этого на новый уровень, и возникают новые города. Появляется железнодорожная станция Кемерово, в 1915 году открывается первый железнодорожный вокзал. Вскоре начинает работу одна из крупнейших шахт того времени – шахта Центральная.
– Шахта Центральная находится на нашем берегу, а коксовые батареи – на противоположном, – объясняет Ирина Валентиновна. – Чтобы доставлять к ним уголь, через Томь была построена уникальная канатная дорога протяженностью три километра. На прочных канатах подвешивались грузовые люльки, каждая из которых вмещала по сто килограммов угля. Одна из опор этой канатной дороги сохранилась по сей день.
Интенсивное развитие промышленности было затруднено политическими событиями в стране. Свержение Николая II, затем Октябрьская революция, гражданская война. Трепов отходит от руководства Кемеровским рудником, его место занимает Федорович.
Пытаясь сохранить объем угледобычи и удержать рабочих на руднике, он шел на самые различные меры. Сокращал рабочий день, но при этом... повышал заработную плату. С финансированием, естественно, были серьезные проблемы.
Но тут Федорович просчитался – обратился за помощью к Белой Гвардии адмирала Колчака. И он получил ее. Сохранить рудник Федоровичу удалось, а вот жизнь, как потом оказалось, – нет. В 1920 году «Копикуз» в результате национализации прекратил свое существование. Федоровича пригласили на работу в Москву, а в 30-е сослали в Казахстан. Какое-то время Иосиф Иосифович работал в Караганде, а затем был расстрелян.

«Нашествие» иностранцев
– Тем не менее работа на Кемеровском руднике не остановилась и в 1921 году здесь было открыто не менее уникальное и значимое для Кузбасса предприятие – автономная индустриальная колония «Кузбасс», – продолжает свой рассказ Ирина Валентиновна. – Это уникальное предприятие, которое в своих рядах объединило людей около 30 национальностей из различных стран мира. А началось все с того, что в 1918 году Владимир Ильич Ленин написал воззвание американским шахтерам. Он понимал, что молодое советское государство погибнет, если не будет создана прочная и стабильная экономическая база. И в 1921 году на конгрессе Коминтерна его друг голландский инженер Себальд Рутгерс знакомится с американцами – представителями индустриальной партии рабочих мира Гербертом Кальбертом и Биллом Хейвудом. У них рождается план – создать на территории Кузбасса колонию, с привлечением инвестиций, современных технологий, квалифицированных специалистов. Началась большая пропагандистская, агитационная работа по призыву на работу в Сибирь иностранных специалистов. В США и европейских странах в то время как раз начинался экономический кризис, а вместе с ним – безработица. В нескольких странах открылись бюро по найму специалистов для Кузбасса. Одно из них – в Нью-Йорке на Манхеттене.
Первая партия иностранных рабочих из 250 человек прибыла на Кемеровский рудник в марте 1922 года. Их заранее предупредили – климат в Сибири суровый, политическая обстановка нестабильная, условия труда тяжелые, да и население может принять их не очень дружелюбно.
Но это не отпугнуло иностранцев. Впрочем, как и значительные транспортные расходы, которые приходилось оплачивать из своего кармана. Тогда Кемерово еще носило свое первое название – Щегловск, данное ему по фамилии первых жителей.
В музейной экспозиции можно увидеть вещи, с которыми прибывали в Сибирь рабочие из Америки и европейских стран. Они же завезли в Кузбасс передовые технологии и первые контрольно-измерительные приборы, о которых здесь даже не слышали. На улицах Щегловска появились первые автомобили. Это были «форды».
Иностранцы ехали на Кузбасс, чтобы начать новую жизнь. Просто работать им было недостаточно. Колонисты стали организовывать спортивные секции, драмкружки, библиотеки. В народе место, на котором они поселились, стали называть американской колонией. На самом деле жили здесь не только американцы, по сути, колония была многонациональной.

Город-сад
Одним из колонистов был молодой прогрессивный голландский архитектор-конструктивист Ван Лохем, одержимый идеей о создании города-сада. Прибыв в Сибирь, он приходит в ужас от того, в каких условиях живет местное население. И тут же принимается за работу.
В короткий период времени им были построены дома для рабочих, прозванные в народе «колбасами» за свою длину. Один дом был рассчитан на 22-25 семей, но это были на привычные нам бараки, а прототипы современных таун-хаусов с отдельным входом в каждую квартиру.
Дома для специалистов были рассчитаны на две-три семьи. В каждый дом были подведены коммуникации – водопровод, электричество и даже канализация.
За последнее Ван Лохема довольно жестко критиковали, упрекая в антисанитарии. Но вскоре оценили все преимущество предоставленных удобств. Кроме жилых зданий, Ван Лохем построил в Щегловске еще несколько объектов, которые сохранились и по сей день. Хотя, дома для горнорабочих и специалистов были рассчитаны на 25 лет.
Всего в АИК «Кузбасс» из-за рубежа прибыло более семисот колонистов. Иностранцы, конечно, составляли ядро колонии, но вместе с ними работали и наши соотечественники. За четыре года (1922-1926 гг.) удельный вес АИК в добыче угля вырос в 8,5 раза. Однако 1 января 1927 года «американская» колония прекратила свое существование – договор был расторгнут, а предприятие закрыто.
Так закончилась история иностранцев в Щегловске. А через пять лет город было переименован в Кемерово.
– Вариантов нового имени для столицы шахтерского края было много, – говорит Ирина Валентиновна. – От совсем экзотических – например, Сибудар, до банальных – Кузнецк. Но в итоге остановились на нынешнем варианте. В переводе с тюркского «кемер» означает «горящий камень».

Под открытым небом
Музей-заповедник «Красная Горка» открылся в 1991 году на территории бывшего угольного рудника. Он включает в себя сразу несколько объектов. Здесь, на крутом берегу Томи, сохранился уникальный комплекс памятников горнопромышленного и историко-культурного наследия, находящихся в своей естественной ландшафтной среде.
Каждый из этапов развития добычи угля в Кузбассе оставил свой след в виде недвижимых памятников. Самый древний – Горелая гора. Также сохранилось устье одной из первых штолен Кемеровского рудника, открытого в 1907 году.
Есть здесь и памятники XX-XXI веков. В 2003 году был возведен монумент «Память шахтерам Кузбасса» работы скульптора Эрнста Неизвестного. Он был принесен им в дар городу. Перевозили огромный памятник из Нью-Йорка. Сначала – до Санкт-Петербурга – морским путем, а оттуда – по железной дороге. Постамент выполнили местные скульпторы. Место для монумента выбирал сам Эрнст Неизвестный.
Как рассказывает Ирина Валентиновна, первоначально, по задумке скульптора, частью монумента должен был стать вечный огонь, вот только район города, где было решено его установить, был не газифицирован. Тогда вечный огонь заменили на сердце из светодиодов. Оно горит ярко-красным огнем круглые сутки.
В 2007 году, в дни празднования 100-летия Кемеровского рудника, перед зданием музея была установлена скульптурная композиция «Святая великомученица Варвара – покровительница шахтеров». Она освящена Православной Церковью.
Ирина Валентиновна говорит, что если прикоснуться к ступне Святой Варвары и загадать желание, то оно обязательно исполнится. Ребята из экспедиции тут же решили проверить это на себе.
Еще одна скульптура появилась здесь в августе 2008 года. На этот раз это памятник не человеку, а лошади. И не какой-нибудь, а последней, вышедшей из Кемеровской шахты Северная. Это был жеребец по кличке «Рубин». Он оставил свое «рабочее место» под землей в 1972 году.
– Лошади работали на Кемеровском руднике буквально с самого его открытия, – рассказывает Ирина Валентиновна. – Каждая из них тащила по семь вагонеток, вмещающих в себя до 700 килограммов угля каждая. Если прицепляли восьмую, лошадь сдвинуться с места уже не могла. Животные слепли от постоянной темноты. Здесь же для них были устроены подземные конюшни.
Музей-заповедник «Красная Горка» – не просто мемориальный комплекс, это любимое место отдыха горожан. Отсюда открывается прекрасный вид на город и реку Томь. Здесь же размещены старинные фотографии города, и каждый может сравнить, как со временем он изменился.

Под землей
Чтобы понять, насколько тяжел и опасен труд шахтеров, нужно спуститься под землю. Однако в настоящую шахту попасть не так-то просто. Но в подвале музея есть удивительная экспозиция – мемориальная шахта. Участники экспедиции отправились туда, чтобы своими глазами увидеть, как выглядят приборы и инструменты, которыми пользуются шахтеры и горноспасатели.
– Перед спуском под землю шахтеры полностью переодеваются, – рассказывает Ирина Валентиновна перед стендом, изображающим раздевалку. – У каждого из них, как вы видите, свой шкафчик. Им выдают каски: белые – инженерно-техническим работникам, красные – горнорабочим. У каждого шахтера есть металлический медальон с номером. Перед сменой каждый сдает свой жетон, а взамен получает свет и самоспасатель. Свет – это сейчас, как правило, светодиодный фонарь, которого хватает на 10 часов, хотя рабочая смена у них шестичасовая. А вот это самоспасатель. В случае ЧС он дает шахтеру возможность дышать. Запаса воздуха хватает как минимум на четыре часа. Но это при условии, если человек не будет двигаться, а станет спокойно дожидаться спасателей. В противном случае кислород закончится очень быстро – меньше чем за час.
Также в подземной части музейной экспозиции воссоздана обстановка шахты начала прошлого века. Вот какая картина предстала перед глазами иностранных рабочих, приехавших работать в АИК «Кузбасс». Низкие забои, рабочие с кирками. Один шахтер запряжен в деревянные сани.
– Раньше в шахтах была такая профессия – саночник, – поясняет Ирина Валентиновна. – Эти люди работали там, где не могли пройти лошади. По узким проходам они таскали вот такие санки, нагруженные углем.
Эта картина, честно говоря, ужасает. И это несмотря на то, что мы видим манекены. А вот иностранные рабочие увидели в настоящих забоях живых людей, работавших в таких нечеловеческих условиях.
К счастью, с тех пор многое изменилось. Насколько – показано в другой экспозиции. Современный горный рабочий уже облачен в спецодежду, «вооружен» более совершенными инструментами. Да и шахты уже не те.
Но шахтерский труд от этого не стал легким и безопасным. Здесь же представлено обмундирование горноспасателя. Ребят оно привело в восторг – панорамная маска, костюм со светоотражающими вставками…
Уходя из шахты, ребята делились впечатлениями. Они раньше и не представляли, как дается людям добыча угля. Мельком слышали в теленовостях о трагедиях на шахтах, но даже отдаленно не предполагали, как это могло произойти.
Теперь они узнали о труде шахтеров больше и прониклись искренним уважением к этим отважным людям.
Ведь, как решили ребята, чтобы спуститься в забой и работать там каждый день, осознавая постоянно грозящую опасность, нужно немалое мужество.
После этой необычной экскурсии «под землю» ребята отправились к монументу «Память шахтерам Кузбасса» и почтили память тех, кто погиб под землей.

Елена ПАНФИЛО















Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©