Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №7-8 2006 г. (июль-август 2006)


А вы знаете, что....
Мужчины считаются карликами при росте ниже 130 см, женщины - ниже 120 см



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№7-8 (127-128) 2006 год / 32 страница

32 страница. Виктор Панов. Пока пишу – живу, пока живу – пишуВиктор Панов.
Пока пишу – живу,
пока живу – пишу

Виктор Панов пришел к нам в редакцию одним из первых. Как только мы повесили на дверь табличку: «Природа Алтая». Сам он из настоящих газетчиков, то есть тех, кто отравлен «ядом газетного дела» (это значит, что навсегда).
Старые газетчики – это те люди, которые пишут – пока живут, а живут – пока пишут. Для них понятия «жить», «дышать», «писать» – синонимы. И не просто синонимы, а есть такое понятие в языкознании: дублеты, т.е. полные синонимы. Идентичные понятия.
И у нас в портфеле редакции подсобралось материалов Виктора уже прилично. На хорошую страницу. Сегодня мы продолжаем знакомить вас с рассказами Панова. Совсем недалекое прошлое – а это уже иной мир, другая жизнь. Чтобы нам понять самих себя, надо знать это «незаметное прошлое» – быт и будни.

Пароход «Ост» Шелаболиха – Барнаул
Человек изначально селился возле воды, и это понятно, ибо вода – жизнь. Но еще большую значимость приобретало поселение, если оно возникло на берегу большой реки, имеющей удобную гавань.
ПЕРВЫЕ ЖИТЕЛИ
Вероятно, эти соображения и руководили основателями старинного купеческого села Шелаболиха, обжившего огромную котловину по обоим берегам речушки, стекающей в Обь, давшее название селу. В этом месте река делает ленивый поворот на северо-запад, образуя на левом берегу обширную заводь.
Вот здесь и поселились первые жители. С годами от Шелаболихинской пристани вниз по Оби прошли пароходы и баржи, груженные зерном, которым успешно торговали местные купцы. Кстати, именно в Шелаболихе обосновалось представительство известной фирмы Зингер, торгующей сельскохозяйственной техникой и швейными машинками.
ЕДИНСТВЕННАЯ «ДОРОГА»
Шли годы, а пристань в Шелаболихе не теряла своего значения. Железная дорога в наших местах поблизости не проходит. Единственный путь добраться до Барнаула – по реке, да и автобусного сообщения тогда не было. Наше село Ново-Обинцево стоит в четырех километрах вверх по течению Оби и в случае поездки до Барнаула мы шли на пристань в райцентр, позднее стали ходить в соседнюю Самодуровку.
С тех пор, как я стал познавать мир, мимо нас всегда, с ледохода и до глубокой осени, проходили работяги-буксиры с караванами барж и нарядные, в несколько палуб, пассажирские пароходы. Особенно запомнились: трехпалубный лайнер «Комсомол Алтая» и чуть поменьше его, но не менее привлекательный «Капитан Дрокин». Они ходили от Барнаула по Оби, может быть и до самого низа, так как плотины Новосибирской ГЭС тогда не было. Эти пароходы всегда делали остановку в нашем райцентре, неважно куда они шли, но окрестные жители не все могли поехать на них, уж больно дорогими казались билеты для колхозников.
«НОРД» И «ОСТ»
В те годы от Барнаула вверх по Оби ходил однопалубный пароходик «Норд», а вниз до Шелаболихи точная копия его – «Ост». Эти пароходики были газогенераторые, то есть топились не углем, а газом из деревянных чурочек, что вырабатывала пароходная установка. Небольшие суденышки сразу понравились всем пассажирам окрестных сел.
Главное, билет от нас до Барнаула стоил всего 17 рублей, тогда как по тракту рвачи-шоферы грузовиков брали по сто с лишним. Правда, добирались до города долго, зато спокойно, в дороге можно отдохнуть. Расстояние от Шелаболихи до Барнаула в 130 верст «Остик», как мы его сразу после появления прозвали, проходил часов за пятнадцать, или чуть меньше. Под вечер отправлялся и приходил в город ясным днем.
ОСТАНОВКА ПО ТРЕБОВАНИЮ
К тому же он останавливался где угодно. Стоило какой-нибудь бабушке махнуть платком – «Остик» тыкался носом, дежурный матрос выдвигал на берег сходню и новый пассажир на борту.
Так случилось, что с 1946 по 1950 годы наш отец, как тогда говорили, отбывал срок в барнаульском лагере общего режима. Каждое лето, в каникулы, я ездил к отцу с мамой или старшей сестрой на пароходе «Ост», и эти поездки туда и обратно мне запомнились на всю жизнь.
До чего красивы наши места в пойме Оби можно узнать лучше всего с борта парохода, наблюдая как медленно проплывают берега. Левый древний берег Оби от усть-пристани Чарышской и почти до Камня-на-Оби высокий, поросший березами, черемухой и кустарником. Лишь в отдельных местах осыпи и сползни искажают общую картину. На правом берегу в большинстве мест раскинулись заливные луга.
Если смотреть с левого высокого берега Оби, от села Елунино и до Шелаболихи с перерывами в три-четыре километра по правому берегу до сих пор видны петли проток-стариц. Здесь когда-то в незапамятные времена, километров на восемь-десять правее нынешней поймы, протекала Обь и почти напротив нашего села, если смотреть с высокого берега, еще до 80-х годов прошлого века видно было большое село Старообинцево.
РЫБОЛОВ ЗИМОРОДОК
В детстве мне приходилось много раз ездить на лодке по нашим протокам-старицам. В июле уровень воды спадал и течение было медленным. Несет вода по старице лодку, а на правом обрывистом бережке то тут, то там сидят на ветках красивые зеленые птички величиной с воробья. Старшие ребята называли птичку рыбаком.
И правда, сидит неподвижно изумрудный рыбак и вдруг – нырк, а вот уже с крупным мальком в клюве крылатый рыболов низко над водой несется вверх или вниз по течению. Только позднее я узнал, что искусного красивого рыбачка зовут зимородок.
Из протоки выгребаешь на Обь, здесь – простор. Стоит отгрести метров двести от берега, попадаешь на матеру. Так мужики раньше называли русло реки. Матера проходит не по середине, а виляет с одного берега на другой. Не зря судоходный путь по реке помечают бакенами. Как-то во время поездки на лодке по Оби я перевозил одноклассников в Старообинцево. На обратном пути у меня нечаянно сложились строчки: «на правом берегу и лес, и луг, и бор, на левом – живописный косогор». К нашему селу прямо подходят слова недавно популярной песни «ты в легкой косынке июльского облака в веснушках черемух стоишь над водой».
ИСТОРИИ СТРОКИ
Наши места от Ново-Обинцева и вверх по Оби славны не только природной красотой, но и историческими событиями, что некогда развернулись на Оби и ее берегах. В Гражданскую войну в окрестностях нашего села действовал партизанский отряд, который возглавлял рабочий Самодуровского лесопильного завода Иван Подганюк. Деревня Самодуровка, или Самодурка, стоит километра полтора выше нашего села по Оби.
Здесь обычно приставали пароходы. Но со временем от левого берега к середине реки широкой косой вытянулась песчаная отмель. О ней знали только опытные лоцманы. В 1918 году на подавление восстания в селе Зимино из Камня-на-Оби в Барнаул был направлен колчаковцами отряд «голубых улан». Каратели сели на пароход в Шелаболихе. Вел пароход лоцман Денис Доровских. Сам ли он решил задержать карателей, или выполнял задание, точных сведений об этом факте нет. Но пароход он посадил на песчаную мель так прочно, что задержал его на сутки. И за это он был расстрелян колчаковцами на окраине нашего села со стороны Самодурки. Примерно в то же время уже в нашем селе погиб командир партизанского отряда Иван Подганюк. Теперь на белой плите обелиска на нашем сельском кладбище их фамилии стоят рядом: Д.Р. Доровских, И.И. Подганюк.
ВВЕРХ ПО ОБИ
После расстрела лоцмана пристань у Самодуровки долгие годы так и называлась: пристань Доровских. До тех пор, пока коварная отмель своей косой окончательно не закрыла пристань от реки. Но «Осток» подходил к Самодуровке, потому что был плоскодонный и имел небольшую осадку, да и об этой отмели пароходские знали. Приняв на борт очередных пассажиров, наш «Осток» пошел вверх по Оби дальше. Через полчаса показалось некогда большое село Подграмотино, больше известное в округе, как коммуна. В 1929 году в этом селе образовалась коммуна «Советская Сибирь», объединившая пять сел левого берега Оби и два села правого. Конечно, такое громоздкое образование не могло долго просуществовать.
Следующая остановка на левом берегу – село Елунино, а далее «Ост», подчиняясь навигационным знакам, шел в сторону правого берега и вдоль него подымался до Кукуя, рядом с которым Чумыш впадает в Обь.
ХОЧЕШЬ КАТАТЬСЯ - ЧУРОЧКИ ГРУЗИ
Когда на рассвете приставали к Кукую, я удивился: зачем матросы бросают на берег большой трап? На других остановках обычно бросали легкую сходню, потом я понял почему. Второй или третий помощник капитана собрал нас, 11-12-летних мальчишек, и повел на берег.
Рядом с пристанью, на берегу, лежали навалом маленькие чурочки. Возле огромной кучи стоял матрос и по очереди накладывал нам в руки чурочки. Мы цепочкой по трапу носили их на пароход и заходили в какое-то большое помещение. Основную часть его занимали три огромных бака.
Мы бросали чурочки на пол и бежали за другой порцией на берег, а матрос складывал чурочки в баки. Потом я узнал: на просушку. После погрузки нас угостили чаем с карамельками. Я вышел на палубу, посмотреть, что творится вокруг.
После Кокуя «Остик» приставал у села Барсуково, а потом возвращался к левому берегу Оби. Короткая остановка у кожзавода «Подглядеи», а дальше – ковш и речной вокзал Барнаула. «Ост» застывал у пристани до очередного рейса.

Рассказы братки Владимира
В нашем родном селе Ново-Обинцево Шелаболихинского района живет мой троюродный брат Владимир Иванович Дроздов.
Дрозды – птицы кочевые. И словно в оправдание своей фамилии братка Владимир со своей Светланой Борисовной немало поездил по России и Алтаю. Но везде, где бы ни бывал Володя, у него была всегда одна, но пламенная страсть – рыбалка.
И как со всеми рыбаками, случались и с браткой занимательные истории. Вот об этих случаях и поведает он нам.
ВЕЗУЧИЙ МУЖИК
Как ты помнишь, мне с детства, в обывательском смысле, везло. Однажды голыми руками поймал щучку в мутной воде, а подстреленный селезень упал не кому-нибудь, а мне в ноги. И во взрослой жизни везение продолжалось. В разное время, в разных местах нашел трое наручных часов. Один раз нашел кошелек с крупной суммой денег и отдал его женщине, искавшей свою пропажу.
Когда стал заядлым рыбаком, то и в рыбной ловле частенько везло. Почти каждый приезд на рыбалку был удачным. Не менее 10-15 килограммов добывал. Мужики-рыбаки болтают, мол, он лещей величиной с ладошку вообще выбрасывает. Но 10-15 лещей – это разве добыча? Вот у меня на Алее был поистине царский улов.
ПОДАРОК В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
Это было, когда мы с Борисовной жили в Чистюньке, на берегу Алея, как раз в мой день рожденья, в сентябре. Накануне съехались гости. С вечера посидели, отметили. Утром гости стали опохмеляться, а так как я в то время уже не выпивал, то с утра собрался на рыбалку. Присоединились внук, зять и младшая дочь Лариса. Приехали на лошади, нашли удобное место, забросили удочки и ждем… Все мои домочадцы ловят мелких ершей и раков, а у меня даже поклевки не было.
Но вот поплавок резко ушел в воду. Подсекаю, тяну, чувствую: ко мне идет крупная рыба. Вытаскиваю – ерш, да какой! Я в жизни не видал таких ершей, величиной с хорошего подъязка. Кладу его в садок, забрасываю удочку – и снова поклевка и опять такой же ерш. И так в течение часа одного за другим вытаскивал из реки крупных ершей, наловил целое ведро. Дома их взвешивал на кантарике: почти каждый ерш весил от 300 до 400 граммов.
Тут я и вспомнил, как однажды в каком-то журнале прочел: некогда астраханские рыбаки посылали царю Алексею Михайловичу, отцу Петра Первого, 60 ершей по 600 граммов весом. Это как раз на одну царскую уху. Вот нам Алей подарил щедрый улов. Больше, сколько ни ездил на рыбалку, такой добычи не было, одна мелочь. Получился подарок в день рождения.
ШАРИК – РЫБОЛОВ
От меня и зять Сергей заразился рыбалкой. Была у него небольшая собачонка, не ясно какой породы. Когда она бежала, то казалось, что катится черный футбольный мяч. И звали его так же простенько – Шарик. А уж до чего был умный и хитрый, слов нет. Он постоянно ходил с нами на зимнюю рыбалку. Мелких ершей мы обычно выбрасывали. Так вот шарик у соседей ершей подбирал, а наших не трогал.
Как-то раз мы пришли на рыбалку: толи давление было неблагоприятное, или другое явление природы, но клева не было. Я остался у своей лунки, а Серега пошел искать, где рыба клюет. Продолбит лунку, поставит удочку и сидит дальше. И так в нескольких местах. Словом, зять удалился на порядочное расстояние.
Вдруг раздался лай Шарика. Я поднялся посмотреть, кого он облаивает. Никого нет, но лаял он глядя в лунку. Я потихоньку пошел к нему. Сергей оглянулся и тоже пошел к Шарику. Смотрим – Шарик схватил мотылек зубами и пятясь по-собачьи тащит его от лунки. Мы прибавили шагу, надеясь наказать негодника, но когда подошли, то увидели, что шарик вытащил на лет приличных размеров сорожку. Тогда мы поняли, что шарик видел поклевку и лаем звал к себе, но видя, что мы не торопимся, решил вытащить сам и успешно с этим справился. Нам осталось только его похвалить и наградить. Солидный кусок колбасы пошел ему на угощение. И с этого момента во всех наших лунках начался активный клев. Чудеса да и только.

Случай на запоре
А теперь, братка, расскажу такой случай, где я был только свидетелем и невольным участником. Этих людей сегодня нет в живых. Дело было на запоре, который ставится обычно в половодье на истоках. Наш колхоз имени Чапаева много лет на озере Посьяно держал запор. Работали там рыбаками Александр Евстигнеев, Алексей Гулимов и Анатолий Казанцев. А я неподалеку пас молодняк и подъехал к ним просто из любопытства, узнать что-нибудь о рыбалке.
В этот день рыбаки латали невод и вдруг в истоке послышался шумный всплеск. Кто-то крупный пытался выбраться на берег. Когда мы подбежали к истоку, то увидели, что в зарослях телореза барахтается козел. Заросли этой травы были настолько большие и сильные, что козел давно, видать, выбился из сил. Решили ему помочь. Вытащили и положили на берег.
Перекур, занялись, кто чем мог. Казанцев начал есть сушки, Евстигнеев закурил, а Гулимов решил поиграть с козлом и начал его шевелить за рога. Козел не реагировал, а просто лежал. Тогда Алексей подошел к истоку и начал мыть руки. В это время козел поднялся, немножко попятился назад и со всего разбегу ударил его в задницу. Гулимов улетел в заросли телореза. Казанцев расхохотался и подавился сушкой. Мы с Евстигнеевым не знаем что делать: один тонет в истоке, другой посинел, не может продохнуть. Наконец Евстигнеев подскочил к Казанцеву и ударил его по спине – изо рта вылетел кусочек сушки. Потом мы кинулись спасать Гулимова, а козел в гордом одиночестве покинул наше общество. В этот день у рыбаков работы не было: как вспомнят, глянут друг на друга и в хохот. А мне надо было ехать к стаду молодняка. Прохохотавшись и ???, кто-то из мужиков обронил: надо было прирезать заразу рогатую и пустить на ???. как известно, хорошая мысля приходит опосля. Козел-то был дикий, вольный.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©