Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №4 2013 г. (апрель) 2013 год


А вы знаете, что....
Лейкоциты в организме человека живут 2-4 дня, а эритроциты - 3-4 месяца



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№4 (208) 2013 год / 28-29 страница











В огне по вине человека гибнет все живое
Сегодня о проблемах сельхозпалов выскажутся специалисты самых разных отраслей – сельского хозяйства, лесного хозяйства, природоохранных структур, а также представители научного сообщества Алтайского края. Сельхозпалы в регионе запрещены, однако каждую весну поля горят, что ясно говорит о том, что запретительные меры срабатывают далеко не всегда. Более эффективны другие – разъяснительные. Специалисты убеждены – травяные палы недопустимы по целому ряду причин.

Сельхозпалы – не благо, а катастрофа

Угроза лесам
Начальник отдела охраны и защиты лесов Управления лесами Алтайского края Александр Зверев:
– По данным космического мониторинга, в прошлом году на территории Алтайского края было зафиксировано 1165 сельхозпалов на общей площади свыше 115 тысяч гектаров. 138 из них (12 процентов) стали причиной лесных пожаров. Но не исключено, что эта цифра может быть и больше.
Сельхозпалы причиняют большой вред лесному фонду. Они становятся основной причиной крупных лесных пожаров. Пример – крупный лесной пожар, который пришел на нашу территорию из Казахстана в сентябре 2010 года. Это тот самый пожар, который почти уничтожил Николаевку. Его причиной стал именно сельхозпал.
Особенность сельхозпалов в том, что огонь идет широким фронтом. По сути это огненная стена протяженностью в несколько километров. При сильном ветре остановить такое наступление пламени практически невозможно. Искры летят в разные стороны и попадают в лес. Возникает множество очагов лесных пожаров, которые перерастают в один общий, и в результате образуется крупный лесной пожар.
Бороться с травяными пожарами крайне сложно. Особенно если огонь заходит в пойму реки, для которой характерна обильная травянистая растительность, или устремляется в сухое озеро, поросшее камышом, каких немало в наших степных районах. Тушить пламя в таких труднодоступных местах крайне сложно. Порой подъехать к ним на специальной технике – сродни подвигу. Но выбора нет – рядом лес, на который может перекинуться огонь.
Кроме того, сельхозпалы вызывают большое задымление. Например, в прошлом году, когда горели леса Томской области, дым северо-восточным ветром отнесло в нашу сторону. Он смешался с дымом наших сельхозпалов и создал такую густую дымовую завесу, что наши дежурные с пожарных наблюдательных вышек не могли рассмотреть возникающие на их территории пожары. А значит, не могли своевременно обнаружить возникновение нового очага возгорания и оперативно среагировать. В ленточных борах пламя распространяется очень быстро… В результате дым от сельхозпалов помешал задавить в зародыше несколько лесных пожаров. И вообще огонь никакой пользы природе не несет, в нем гибнет лес, гибнут животные и растения.
Чтобы переломить ситуацию в лучшую сторону, необходимо изменить сознание людей. Пока они не перестанут жечь прошлогоднюю траву и пожнивные остатки, никакие егеря, лесники, пожарные и полицейские не помогут. Весной, когда знакомишься с данными космического мониторинга, ужасаешься. Там, на карте, сельхозпалы отмечаются красными точками. Так вот, практически вся территория Алтайского края становится красной.
Поля полыхают повсюду, но особенно сильно – северозападные районы, алейские степи, поля на границе с Новосибирской областью, а также на границе с Казахстаном, причем с казахстанской стороны.
Казалось бы, какой ущерб лесу огонь может принести в степных районах? Да немалый! Ведь там есть околочные леса – многочисленные березовые колки. Если по полю идет пал, колки не защитить. Сельхозпал на большой скорости пройдет сквозь такую преграду, и колок выгорит дотла прежде, чем подоспеют пожарные.
В этом году не зафиксировано еще ни одного сельхозпала. Но это связано с обилием нерастаявшего снега и запоздавшим приходом весны. Но думаю, в ближайшее время мы все же объявим пожароопасный сезон. Прогнозы на лето у нас не самые благоприятные. Сельхозпроизводителям надо будет в сжатые сроки провести посевную, и поля снова заполыхают. Мы к этому готовы. Запланировано проведение совместных рейдов, в которых будут участвовать представители управления лесами, Управления природных ресурсов Алтайского края, КГБУ «Алтайприрода» и прокуратуры.
Согласно пункту 214 Правил противопожарного режима в Российской Федерации перед созреванием колосовых культур хлебные поля в местах их прилегания к лесным и торфяным массивам, степной полосе, автомобильным и железным дорогам должны быть обкошены и опаханы полосой шириной не менее четырех метров. Но в большинстве случаев сельхозпроизводители это требование игнорируют.
Сейчас мы совместно с прокуратурой пытаемся уделить большое внимание данному факту и, по возможности, предотвратить заход сельхозпалов в лесные угодья. Кроме того, в данный момент мы разворачиваем широкую пропаганду недопустимости сельхозпалов.
Совместно с МЧС будем распространять листовки, проводить профилактические мероприятия на уровне глав администраций районов, организовывать собрания с сельхозпроизводителями, поля которых граничат с землями лесного фонда. Насколько действенными будут эти меры, пока сказать сложно, но делать что-то надо.
К сожалению, наше законодательство таково, что привлечь к ответственности «поджигателя» можно, только поймав его с поличным. А это удается далеко не всегда.
Стоит отметить, что сельхозпроизводители и фермеры, которые занимаются выращиванием пшеницы, практически отошли от метода очистки своих земель огнем. Они внедряют более прогрессивные технологии обработки почвы с использованием современной техники, перерабатывающей стерню.
Но теперь возникает другая проблема – горят так называемые неудобицы, поймы рек. То есть земли, которые невозможно распахать, граничащие с «культурными» полями. Дело в том, что такие бесхозные земли являются рассадниками сорняков. А иногда огонь уходит в поймы рек с земель сельхозназначения, которые подвергаются «огневой расчистке».
Возникает непростая ситуация: сейчас такой вид деятельности, как тушение пожаров, подлежит лицензированию. И получается, что работники лесного хозяйства имеют право тушить только лесные пожары, а сотрудники МЧС – пожары, возникающие в населенных пунктах. А как быть со степными пожарами? А с возгораниями на землях сельхозназначения или тех же «неудобицах»? Затраты на тушение огня в таких случаях не возмещают ни одним, ни другим. Но все равно тушить такие пожары приходится – в ущерб себе. Поэтому хотелось бы обратиться к сельхозпроизводителям: жечь прошлогоднюю траву неправильно. Уже доказано, что от такого метода «очистки» полей больше вреда, нежели пользы.

Альтернатива огню
Заместитель начальника Главного управления сельского хозяйства Алтайского края Владимир Казанин:
– Вопросы по профилактике и ликвидации сельскохозяйственных палов, а также охране окружающей среды и пожарной безопасности находятся на контроле в Главном управлении сельского хозяйства Алтайского края. Аграрии ведут активное внедрение в сельскохозяйственное производство новых прогрессивных технологий. Таких как No-Till, «Точное земледелие», которые предполагают заделывание в почву пожнивных остатков в течение осеннего периода, поддержание полей в чистом от сорняков состоянии, сплошную обработку краев полей, расширение посевных площадей.
В настоящее время большая часть зерноуборочных комбайнов в хозяйствах края оборудована приспособлениями для измельчения и разбрасывания соломы, что снижает возможность возникновения сельхозпалов на территории края.
В целях повышения ответственности сельскохозяйственных товаропроизводителей за осуществление сельскохозяйственных палов в весенне-осенний период, а также обеспечения эффективной борьбы с ними, на основании Закона Алтайского края от 01.02.2007 № 3-ЗС «Об охране окружающей среды в Алтайском крае» в настоящее время одним из условий получения государственной поддержки из краевого бюджета является отсутствие фактов привлечения к административной ответственности по статье 40-1 Закона Алтайского края от 10.07.2002 № 46-ЗС «Об административной ответственности за совершение правонарушений на территории Алтайского края» и вступления постановлений о назначении наказания в законную силу в году, предшествующем году обращения за получением государственной поддержки.

Экономия – во вред
Начальник межрайонного отдела экологического надзора Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Алтайского края Вячеслав Семдянкин
– В Алтайском крае на сегодняшний день насчитывается порядка 2400 должностных лиц, которые наделены полномочиями составлять административные протоколы по данному виду правонарушений. Сжигание прошлогодней растительности образует состав правонарушения, предусмотренный законодательством Алтайского края, а именно, статьей 40-1. Отдел, который я возглавляю, занимается документированием данного вида правонарушений. В нем работают 24 человека, из них 18 – сотрудники на местах.
За весь прошлый год ими было составлено 26 протоколов в отношении лиц, виновных в организации сельхозпалов, 26 лиц было привлечено к ответственности. Для более масштабной деятельности в этом направлении мы не обладаем необходимыми ресурсами. В основном выявляем факты сельхозпалов попутно, когда выезжаем на плановые проверки. Были случаи, когда наши сотрудники тушили травяной пожар буквально своей одеждой. Но чаще они сообщают о возгорании в единые диспетчерские службы района, на территории которого обнаружен сельхозпал.
Вред, наносимый сельхозпалами природе, очевиден: выгорает растительность (иногда в огне гибнут краснокнижные растения), погибают насекомые, уничтожаются гнезда птиц (некоторые степные виды гнездятся прямо на земле), не всем мелким животным удается спастись от огненной стихии. Кроме того, уничтожается плодородный слой почвы.
Говорят, что сельхозпроизводители устраивают сельхозпалы не от хорошей жизни – чтобы очистить свои поля от пожнивных остатков и при этом сэкономить на дизтопливе. Тем самым они ставят во главу угла экономию, не задумываясь о том, какой вред природе наносят.
А между тем иногда сельхозпал заходит на территорию заказников – они у нас организованы без изъятия земель, то есть заказник (особенно в степной зоне) может находиться на землях сельхозназначения.
Например, в 2011 году от сельхозпала пострадал участок одного из заказников в Угловском районе, выгорели краснокнижные растения. В прошлом году огонь от сельхозпалов «зашел» в заказники Первомайского и Тальменского районов. Это недопустимо. Поэтому все службы сообща должны принять самые действенные меры, чтобы поля нашего края перестали представлять угрозу для дикой природы.

Источник бед
алтайских сел

Проблема сельхозпалов немало волнует и сотрудников АлтГУ. На биологическом факультете создана инициативная группа «Экотон», которая объединяет преподавателей и студентов. Ее руководителем является Анна Гребенникова, а куратором – профессор Алтайского государственного университета, доктор биологических наук Марина Силантьева. Участники инициативной группы при поддержке Global Greengrants реализуют собственный проект «Остановим травяные палы – источник бед для алтайских сел».
Задача проекта – рассказать сельским жителям о том, насколько вредны сельхозпалы – как для сельского хозяйства, так и для природы. В ближайшем будущем участники проекта отправятся в районы, где будут проводить встречи со школьниками, фермерами, руководителями сельхозпредприятий. Маршрут уже намечен: это преимущественно степные районы – Шипуновский, Волчихинский, Михайловский, Мамонтовский. С районными газетами достигнуты договоренности о публикациях материалов о вреде сельхозпалов, очень скоро будут отпечатаны информационные буклеты.
Вот что рассказывает магистрант кафедры ботаники биологического факультета АлтГУ, руководитель инициативной группы «Экотон» биологического факультета АлтГУ Анна Гребенникова:
– Многие наши фермеры считают сельхозпалы одним из самых дешевых способов уборки сухой травы со своих полей, и даже утверждают, что сгоревшая растительность удобряет почву. На самом деле это не так. При сгорании высвобождаются и остаются в почве только зольные элементы, а органические выгорают и полностью уничтожаются. Так что пользы от такого удобрения немного. Зато вред очевиден. Пал идет по полю быстро, не задерживаясь, и некоторые растения – например, ковыль – сгорают не до конца, они внешне напоминают опаленные «щетки». Это характерно прежде всего для степных районов. Вскоре эти «щетки» загнивают и в них развиваются патогенные бактерии и микроорганизмы. Такое вот «удобрение» влияет на почву не лучшим образом.
Страдают от сельхозпалов и представители степных экосистем. Часть животных погибает, а те, кому удается спастись, оказываются в сложной ситуации, например, кормовая база грызунов выгорает полностью.
Огонь не щадит и краснокнижные растения. Во время такой «огненной чистки» определенно могут быть уничтожены ковыли, которые относятся к редким исчезающим видам: ковыль перистый, ковыль Лессинга, ковыль Залесского, а также пионы, тмин песчаный и многие другие. Растительные сообщества после такой «огненной атаки» долго не могут восстановиться.
Также сельхозпалы наносят вред состоянию атмосферного воздуха: происходит мощный выброс углерода в атмосферу. Но и это еще не все.
Сельхозпалы с полей перекидываются на лесополосы. Это особенно опасно, ведь лесополоса может выгореть полностью. О значимости лесополос в степных районах края говорилось немало – и в СМИ, и на различных уровнях власти. Их роль велика – в летний период лесозащитные полосы становятся на пути суховеев, предотвращая выветривание поверхностного плодородного слоя. Благодаря лесополосам жители степной Кулунды забыли о том, что такое пыльные бури. А зимой лесозащитные полосы задерживают на полях снег, препятствуя тем самым промерзанию почвы. Так что уничтожение лесополос для полей ничего хорошего не несет. Не будет их – начнутся суховеи, снизится плодородие почвы, сократится урожайность.

Путь к экологической катастрофе
Профессор Алтайского государственного университета, доктор биологических наук Марина Силантьева:
– Территория Алтайского края богата травяными экосистемами. Одни образовались в результате сведения лесов. Это послелесные сообщества. Другие – истинные травяные экосистемы, которые развиваются по природным условиям на нашей территории. Это степные пастбища – в Алтайском крае практически не осталось неиспользуемых степей. Но есть участки степи, которые остались на неудобицах, на склонах различных оврагов и балок. Кроме того, в крае достаточно большое количество остепненных лугов, а это тоже травяные экосистемы.
Из травяных экосистем стоит отметить еще травяные болота, заросшие тростником, рогозом, различными осоками. Вот эти истинные травяные экосистемы постоянно страдают от сельхозпалов.
Для наших степей вообще-то характерны травяные пожары, особенно в сухой период. Они возникали без участия человека, их причиной становились сухие грозы. Так что степная экосистема формировалась под действием травяных пожаров. Но для этих территорий не характерны растения, которые называются пирофитами.
Пирофиты – это растения, устойчивые к воздействию огня. Они имеют адаптационные механизмы, выработанные за сотни тысяч лет, которые обеспечивают им возможность уцелеть после пожара: или произвести осеменение после пожара (например, для многих растений в австралийских саваннах необходимо воздействие огня, чтобы раскрылись соплодия или плоды и высвободились семена), или вынести испытание огнем благодаря «огнеупорной» коре. Даже если от огня страдает ствол, такое растение способно очень быстро восстанавливаться из корневой, стволовой или пневой поросли. И получается, что пожар этим растениям не страшен, растительное сообщество восстанавливается после пожара в естественном виде.
Наши травяные экосистемы не приспособлены ежегодно восстанавливаться после пожаров. Происходит следующее: в результате того что палы идут ежегодно, масса растений начинает просто выпадать из травостоя. Это прежде всего разнотравье, которое наиболее эффективно на пастбищах. Кроме того, выпадают многие злаки. А если пал произошел в неурочное время – жарким июлем или в августе – это вообще катастрофа, потому что почва иссыхает настолько, что очень значительно испаряется почвенная влага. Это действительно катастрофическое состояние, поскольку погибает семенной материал, который мог остаться и позволить растениям восстановиться в следующем году. Очень сильно прогревается корневая система, она буквально испекается. При таких условиях растительное сообщество луговой степи восстанавливается с большим трудом и с большими потерями.
Если травяные пожары происходят ежегодно, в луговой степи появляются признаки опустынивания. Луговая степь – это самая богатая степь, для которой характерно большое количество разнотравья. В ней достаточно широко представлены злаки – не жестколистные, а более широколистные. И вот в этой экосистеме появляются жестколистные растения, возрастает количество растений-ксерофитов (растения сухих местообитаний, способные переносить продолжительную засуху. Ксерофиты составляют типичную флору пустынь и полупустынь). Если травяные палы происходят регулярно, луговая степь может превратиться в деградированную луговую степь и даже в настоящую степь.
Если горят сухие степи, а это происходит ежегодно, то они могут перейти в состояние опустыненных степей с более разреженным покровом и бедным биологическим разнообразием. Еще серьезнее ситуация с остепненными лугами. Если они горят в неурочное время, причем ежегодно, то теряется разнотравье, злаки начинают доминировать, а в пойменных лугах из-за большого количества сгоревшего вещества происходит буйное развитие растительности, ведь в то же время вода приносят в пойму питательные вещества. И здесь начинают развиваться (а затем и доминировать) виды, нехарактерные для пойменных лугов, например, появляется бодяк щетинистый, осот и масса других видов, которые ухудшают качество травостоя и кормовых угодий пойменных лугов.
Таким образом становится очевидным тот факт, что наши степные экосистемы опасно подвергать такому стрессу, как травяные пожары, ведь после этого они полностью не восстанавливаются, а наоборот, приходят в худшее, деградированное состояние с потерей биоразнообразия. В составе почвы теряется органическое вещество и меньше накапливается гумуса.
Можно с полной уверенностью сказать, что для наших степей травяные палы – это настоящая катастрофа.
Елена ПАНФИЛО
Фото предоставлено пресс-службой Управления лесами Алтайского края


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2021 г.©