Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №7-8 2012 г. (июль-август 2012)


А вы знаете, что....
Человеческий волос толще мыльной пленки примерно в 5000 раз



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№7-8 (199-200) 2012 год / Страница 30

Страница 30. Слово – ученымСлово – ученым
ПРЕДСТАВЛЯЕМ АВТОРА. Борис Николаевич Лузгин - профессор кафедры природопользования и геоэкологии, директор лаборатории минералогии, доктор географических наук. Со знанием дела Борис Николаевич разрабатывает спецкурс по экологии и шутит: «Все геологи пошли в экологи». Однако лишь со временем понимаешь, что эта шутка отражает суть экологии как науки, ибо кто еще лучше знает экологические проблемы как не ученый, специалист одной из главных наук о Земле! В 2010 году он отметил свое 80-летие!

Свидетельства о рождении
листок из «Записного блокнота минералога»
…Капля за каплей слезится с кровли пещеры так называемая «жесткая» вода, вода, от которой на вашей посуде образуется шершавая накипь. Мы видим, что там, где эти капли наиболее часты, они падают уже не с обнаженной кровли пещеры, а сочатся вдоль свисающих сверху сосулек-сталактитов.

Подобно кольцам деревьев
И на дне пещеры прямо под ними, как оплавленные жаром пламени огарки стеариновых свеч, находятся такие же по составу как наверху каменные сталагмиты, с округлыми углублениями в центре, выбитыми каплями падающей воды.
Длинные сосульки, свисающие с потолка пещеры, могут соединяться в сплошные занавеси, а иногда образовывать даже причудливые складчатые драпировки, как на театральной сцене.
Каждая подобная сосулька, ледяная ли, каменная ли состоит из тонких слоев, облекающих один другой, скрывающих более ранние минеральные образования более поздними. Это подобно росту стволов деревьев с их «годичными кольцами», по которым мы судим об их возрасте и условиям роста. Поэтому и для этих причудливых каменных изваяний, в принципе, мы можем сосчитать, сколько лет и зим исполнилось им к настоящему времени.

Из вод озёрных…
Также растут каменья и из вод озерных водоемов с открытой испаряющим жарким солнечным лучам обширной поверхностью. И если такой водоем неглубок, то происходит его засоление в силу образования пересыщенных химическими основаниями растворов.
За примерами далеко ходить не приходится. Одним из подобных мест является большое Кулундинское озеро на Предалтайской равнине. Садка – так называется этот процесс осаждения солей из пересыщенного водного раствора (рапы) – приводит к образованию здесь порой узкого белоснежного пляжа из сульфата натрия – загадочной соли мирабилита, как ее определил сам первооткрыватель.
Заболоченная кромка побережья озера местами представляет собой увлажненные солончаки, в мягкой дышащей массе которых от копыт лошадей и ступней ног человека остаются четкие углубления, заполняющиеся сначала водой, а затем вскоре превращающиеся в белесые выцветы.
Иногда между подошвой следа и поверхностью солончаков зависает, словно ожерелье, ажурная паутина, сотканная из вязи пластинчато-игольчатых мелких кристалликов этой сульфатно-натриевой соли.
Это своеобразные «надследники», если вспомнить, как мы называем сотканные из тканей подследники, которые иногда надеваем в жаркую погоду на ноги.
Отдельные кристаллики солей, образующие между собой минеральные срастания, порой напоминают рисунки, образующиеся на оконных стеклах при усиливающемся морозе после прошедшей оттепели.
Эти дендритовые (древесные) кружева по своему рисунку близки игольчатым ветвям хвои, образуя их сложные переплетения.
И лишь изредка удается наблюдать, как мелкие лужи, словно тонким слоем льда, подернуты просвечивающей пленкой выкристаллизованной соли в виде тесно сросшихся между собой тонких пластинок с расплывшимися краями.
Мы воочию не видим сам процесс кристаллизации солей, а обнаруживаем лишь его результаты. Но рост этих образований осуществляется беспрестанно, только с различной скоростью. «Работа» таких озер, как естественных химических лабораторий по зарождению и выращиванию кристаллов, не прекращается ни на минуту.
Кристаллы целого ряда минералов выпадают при вулканических извержениях, при пульсирующих выбросах горячих вод гейзеров, при остывании раскаленных вулканических лав, при выплавке металлов…

Борис Николаевич Лузгин, профессор кафедры природопользования и геоэкологии, директор лаборатории минералогии, доктор географических наукИ это тоже камни…
И еще один пример зарождения камней. Считая их чуть ли не вечными и неизменными, мы восприняли как нечто необычное и чуть ли не чудодейственное отнесение к «камням» твердых органических минеральных образований, (ныне объектов исследований биоминералогии – науки, зародившейся всего около полувека тому назад). Это и ископаемые выпоты смолистых растений в виде янтарных скоплений, и находки в пещерах мумие, представляющих, вероятно, продукты переработки питательных соков слюнных желез грызунов, и перламутровые оболочки раковин моллюсков, и жемчужные бусины, обусловленные наростами органического состава вокруг песчинок, попавших внутрь этих природных существ…
И к этому же ряду явлений, по-видимому, относятся проявления патологических камней живых организмов в мочеточных каналах, желчных протоках и кровеносных сосудах, там, где циркулирует жидкость. И не надо противопоставлять их тем камням, которые являются сростками самых различных природных минералов. Так, среди патологических камней иногда встречаются и «необычные» для них разности, сложенные в частности фатеритами – минеральной разновидностью обычных кальцитов – карбонатных соединений кальция.
Нам пришлось минералогически изучать коллекции желчных камней, изъятые у оперированных пациентов, которые были собраны доктором Юрием Михайловичем Дедерером в клиниках Барнаула. Для меня – минералога геологического профиля – это стало откровением.
Исследуя происхождение «естественных» камней, важно было установить не только их минеральный состав и строение, но понять в каждом конкретном случае особенности их происхождения.
По характеру пересечения минеральных агрегатов (жилок, прожилков, вкраплений, включений) можно было выявить последовательность их образования: что является первоначальным, а что возникло позднее. Часто именно этот вопрос является важнейшим для установления относительного возраста различных минеральных ассоциаций, которые нередко характеризуются очень длительным диапазоном времени их формирования, иногда измеряемым миллионами лет (что устанавливается по данным слагающих минералы изотопов радиоактивных элементов).
А вот в желчных камнях эта разница во времени образования их минеральных комплексов, по сравнению с обычными природными камнями, оказалась неправдоподобно малой: ведь они образованы при краткой жизни людей, причем только во время данного заболевания.
Правда, преимущественный состав желчных камней обычно органический – холестериновый или билирубинатовый. Но и в Японии, и в Австралии, и на Алтае были встречены «необычные» неорганические по составу желчные камни, изъятые из желчных пузырей и проток при хирургических операциях. Оказалось, что они состоят из кальцит-арагонитовых (карбонатно-кальциевых) кристаллических скоплений. По сути это «конкременты», образующиеся в полостях тканей живых организмов вследствие выпадения в них кристаллизующихся солей.

Еще одна загадка
И еще одна нерешенная минералогическая загадка, связанная с образованием этих камней. По своим размерам они могут отвечать всему объему желчной полости и соответствовать размеру большой сигары, но встречается и мелкий «песок», а иногда так называемые фестончатые камни в виде крупных и плотно уложенных друг с другом зернистых скоплений.
Если разломить гранатовый плод, вы увидите, что его полость заполнена зернистым агрегатом по принципу «плотнейшей упаковки». Это не кристаллическое вещество, но зерна имеют явную огранку, более свойственную кристаллическому агрегату.
Это сравнение, конечно же, отдаленная аналогия – подобие, но среди зернистой массы холестериновых конкрементов такие ограненные агрегаты не так уж и редки. Пусть эта огранка странная и несовершенная.
Но она существует и не поддается кристаллографическому анализу и возможно, является какой-то пока еще не разгаданной особенностью стадии «предкристаллизации» аморфноподобного холестерина, особенностью, которая находится в области пограничных координат кристаллизационного поля промежуточных органо-неорганических веществ.

Область предстоящего знания…
Как видно, зарождение «неорганических» минералов в рассмотренных случаях происходит в условиях, приближенных к формированию органического вещества, порою чередуясь одно с другим, согласно каким-то ритмичным изменением во времени. А это означает, что это и есть та область предстоящего познания, которая может раскрыть нам какие-то стороны, особенности различия и схожести интригующего процесса раздельного проявления неорганического и органического вещества, их зависимость от пространственно-временных изменений.

Борис ЛУЗГИН


Всероссийская научная конференция
Владимир Гобачев, доцент кафедры природопользования и геоэкологии географиче-ского факультета Алтайского государственного университета, к.с.н. В городе Барнауле с 20 по 24 августа 2012 года состоялась Всероссийская научная конференции с международным участием «Водные и экологические проблемы Сибири и Центральной Азии».
Конференция была организована Институтом водных и экологических проблем СО РАН, Федеральным агентством водных ресурсов России, Научным советом ОНЗ РАН «Водные ресурсы суши» и Ассоциацией академий наук стран Азии (AASA) при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.
В ее работе приняли участие более 100 ученых и специалистов, представляющих различные отделения РАН, ведущие вузы страны, организации Федерального агентства водных ресурсов и других ведомств, проектных и производственных организаций из 20-ти городов России, Казахстана и Таджикистана.
Работа конференции посвящена обсуждению актуальных проблем, решение которых входит в число приоритетных научных задач, связанных с реализацией «Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 г.».
Было заслушано четыре пленарных и 58 секционных докладов. Представлен 41 стен-довый доклад.
Участниками конференции отмечено, что настало время расширять и развивать ис-следования, направленные на установление закономерностей сезонной, межгодовой и мно-голетней динамики гидрологических, гидрохимических и гидробиологических процессов в реках, водохранилищах и озерах Сибири и Центральной Азии, чьи разнотипные водные объекты находятся в разнообразных природно-климатических условиях и подвергаются различным по характеру и интенсивности антропогенным воздействиям.
В связи с происходящими глобальными и региональными изменениями климата все более актуальными становятся проблемы возрастания рисков и ущербов объектам экономи-ки от опасных гидрологических явлений. В Сибири и Центральной Азии к таковым явлени-ям относятся наводнения, маловодья, опасные русловые процессы, загрязнение вод, кото-рые могут приводить к чрезвычайным ситуациям, угрожающим жизни людей.
С материалами конференции можно ознакомиться в библиотеке Института водных и экологических проблем Сибирского отделения Российской академии наук, расположенной по адресу: г. Барнаул, улица Молодежная, 1.
Владимир ГОБАЧЕВ, доцент кафедры природопользования и геоэкологии географиче-ского факультета Алтайского государственного университета, к.с.н.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©