Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №8-9 2008 г. (август-сентябрь 2008)


А вы знаете, что....
Поверхность легких - порядка 100 квадратных метров



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№8-9 (152-153) 2008 год / 2 страница

Александр Карлин:
«Самый яркий образ края – это немыслимой красоты природа»

Люди, представляющие власть, зачастую воспринимаются как предельно сдержанные, не выходящие за рамки регламентов и протоколов. Но у каждого из них своя судьба, свои взгляды на жизнь, свои интересы, увлечения – все то, что определяет личность и характер.
С вопросами именно такого, личностного характера обратился к Губернатору Алтайского края Александру Карлину московский журнал «Любимая Россия». Интервью в полном объеме будет опубликовано в номере, который сейчас готовится к выпуску и будет полностью посвящен нашему региону. Мы предлагаем познакомиться с фрагментом беседы с Александром Карлиным, которая поможет не только лучше узнать его как человека, но и еще раз осмыслить то, что происходит с нами и вокруг нас.

Александр Карлин- Если бы Вас попросили охарактеризовать Алтайский край, с чего бы Вы начали?
– Самый яркий образ края, с моей точки зрения, – это немыслимой красоты природа, удивляющая своим разнообразием. Алтайский край для меня – своего рода миниатюрная копия страны. Если посмотреть на карту европейской части России – хотя я за свою жизнь бывал во многих территориях бывшего Советского Союза и могу рассуждать не только на основании карт – наши южные районы с их бахчевыми культурами можно сравнить с Астраханской областью, а на севере край своими льняными плантациями очень напоминает Вологодскую или Новгородскую области. Это практически вся классическая Русь, которая умещается на территории Алтайского края.
– С чего начинается родина для Вас?
– Я родился и вырос не в самой живописной части нашего края – в степном, лесостепном Алтае. Природа у нас более аскетичная, более спокойная. Ландшафт – небольшие лиственные лесочки или рощицы, у нас они называются колками. В небольших низинах растет ракитник, ольха, осина, береза, черемуха… Земля здесь не самая плодородная, она тяжела в обработке, в уходе. Что называется, зона рискованного земледелия. Речки весной бурливые, шумные, но к началу лета уже пересыхают. Несмотря на такие скромные красоты, именно эта часть Алтайского края наиболее дорога и близка мне, с ней у меня связаны самые теплые, трогательные ассоциации.
В нескольких километрах от моей родины (это село Медведка Тюменцевского района) протекает речка Кулунда. Она хоть и побольше обычных степных речек, но Енисеем уж точно не назовешь. Зато вдоль нее тянется один из уникальных ленточных боров. Для нас, детей, посещение бора каждый раз было потрясением и счастьем. Для ребенка 5-8 километров – приличное расстояние. По окончании школьного года мы часто совершали такие походы в лес вместе с учителями.
- А самые яркие впечатления детства?
- У меня было довольно обычное детство деревенского мальчишки. Здесь были и рыбалки с их радостью по поводу каждой пойманной рыбки, и участие в крестьянском труде – без этого детство не мыслилось. Дети довольно часто привлекались к общественному труду на сенокосе, и те несколько рублей, которые удавалось заработать, были серьезным подспорьем при подготовке к школе. Так что школьная форма, учебники, обувь, по сути, и зарабатывались летом.
Одно из самых ярких воспоминаний детства – сельская библиотека. Библиотеки тогда были богатые. На полках стояли полные собрания сочинений русской, зарубежной классики. Я до сих пор помню толстенные, очень хорошо изданные тома Фенимора Купера, Джека Лондона. Библиотека у нас была на 4 села одна. И библиотекарь, молодая девушка, зимой по буранной дороге приносила мне заказанные тома. Я их удивительно быстро прочитывал (практически весь книжный фонд библиотеки я прочитал до окончания школы). Сейчас, спустя годы, я понимаю, какая тяжелая для девочки-библиотекаря это была ноша, но она ни разу мне не отказала, носила книги за 4-5 километров.
- Кем Вы хотели в детстве стать?
У меня был любимый учитель – историк, директор школы Иван Александрович Попов. Мы с ним обсуждали разные варианты. Я довольно успешно занимался математикой, физикой, химией, принимал участие в олимпиадах, в том числе проводимых специалистами новосибирского Академгородка. Баллов, полученных в результате участия в олимпиадах, наряду с золотой медалью хватало на то, чтобы поступить без экзаменов в какой-нибудь из вузов Новосибирска на математические специальности. Неплохо получались сочинения. Можно было попытаться пойти на факультет журналистики. Но постепенно мы с Иваном Александровичем подошли к юридической теме. У учителя старший сын был профессиональным юристом. В моем сознании юридическая работа всегда ассоциировалась с работой в прокуратуре.
- Да, учитель сыграл в Вашей жизни определяющую роль…
- Мне иногда говорят, что я не объективен: инициировал краевую премию для сельских учителей имени Степана Павловича Титова, отца второго в мире космонавта, всю жизнь посвятившего просвещению. Наверное, я предвзят в некотором смысле, но считаю сельских учителей людьми особыми. Это даже не профессия, это призвание.
- Никогда не приходилось испытывать неловкость от ненадлежащего качества полученного сельского образования?
- У меня была золотая медаль в школе. Некоторые скептики говорят – ну вот, дескать, сельская золотая медаль. А попробуй поступить в серьезный вуз, подтвердить ее - это уже другое. Но я горд тем, что моя медаль сельской чеканки оправдала себя в дальнейшем.
- Вы, наверное, единственный среди губернаторов отличник?
- Нет, наверняка, есть еще! Но в вузе я достойно выглядел благодаря очень серьезной школьной подготовке.
- Какие факторы, на Ваш взгляд, помимо влияния родителей, хороших учителей, существенно воздействуют на становление личности молодого человека?
- Для становления личности, считаю, очень важен студенческий период. Нам с ребятами было всего по 17 лет, когда мы оказались в большом городе, Свердловске. В городе, где есть театр оперы и балета, театр музыкальной комедии, филармония, неплохой театр драмы. Там прекрасная библиотека имени Белинского. И мы договорились, что, пока учимся в городе, где столько очагов культуры, нам нужно составить программу самообразования. Ведь мы понимали, что после окончания вуза нас распределят в небольшие города, в райцентры, где этого не будет. Нам никто ничего не подсказывал, понимание пришло само собой. Мы посмотрели весь репертуар театра оперы и балета за 4 года.
Мы ходили в читальный зал городской публичной библиотеки имени Белинского. Помимо работы над курсовыми и дипломными, исследовали картотеки художественной литературы, изучали западную классику, которую в сельской библиотеке было трудно найти.
- Современную литературу читаете?
- Знаете, бывают любители молодого вина, а я любитель выдержанного. Хотя мне был интересен литературный процесс середины 80-х годов. Литература выступала в роли катализатора происходящих в обществе процессов, даже их пускового механизма. Это была полупублицистика, и в литературе, и в кино сложно было определить жанр. Вот «Покаяние» Тенгиза Абуладзе – это художественный фильм, или кинопублицистика, или памфлет? Что бы то ни было, фильм произвел эффект разорвавшейся бомбы.
Я, конечно, читаю многих современных авторов. Но рука тянется к классике. И к русской, и к советской. Рука тянется, потому что душа зовет.
- Выдающийся режиссер, актер и писатель Василий Шукшин на весь мир воспел свою малую родину, село Сростки, ввел в литературу новый тип – простого деревенского мужичка со своим взглядом на мир. Многие гости края отмечают, что на Алтае живут люди особого склада. Согласны ли Вы с этим мнением?
- Согласен. Достаточно вспомнить историю заселения Алтая. Даже в селе, где я жил, были выходцы из разных областей России. Были смоленские, рязанские со своим выговором, со своими обычаями. Это все русская культура, но она же разная! Такое разнообразие не конфликтовало, а дополняло друг друга. И появилось уникальное сочетание быта, культуры, человеческих типов. В характере жителя Алтайского края много чего намешано, но собранный естественным образом букет получился вполне удачным. Алтайский характер вобрал в себя лучшие черты выходцев из разных мест России, которые принесли на Алтай разную культуру.
Если хотите увидеть образец стойкости духа – стоит почитать письма протопопа Аввакума. От староверов и прижилась на Алтае особая черта, ее называют упертостью. Это не совсем корректное слово. Но некое упрямство в нас есть. С одной стороны, мы недоверчивы, с другой – можем так раскрыться, так вывернуть себя наизнанку, как редко у кого получается. Отличительную нашу особенность как никто другой понял Василий Макарович Шукшин.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©