Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №7-8 2007 г. (июль-август 2007)


А вы знаете, что....
Поверхность легких - порядка 100 квадратных метров



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№7-8 (139-140) 2007 год / 22-23 страница

Большое путешествие на маленьком скутере
Монголия - территория свободы
Андрей СОТНИКОВ



Если вы отважились путешествовать на скутере, вы неизбежно становитесь первопроходцем. Все дело в том, что, хотя скутеры в Россию завозят давно, путешествуют на них единицы. Отказывается верить русский человек, обремененный опытом «Риг», «Карпат» и прочих «Верховин», что эти 60-70 кг пластика с железом, на двух мини-колесиках, могут ездить не только от дома до магазина, но и передвигаться по нашему беспредельному бездорожью.
Я решил изменить общественное мнение о скутерах. И стал готовиться к поездке в средневековую Монголию.


ОДИН И БЕЗ ОРУЖИЯ
Перед всяким русским, решившим посетить Монголию, встает проблема визы. Например, белорусу или американцу такая виза не нужна, а для русского обязательна, хотя и считается, что Монголия - одна из наших тайных союзных республик. За визой я охотился всю зиму. По электронной почте списался с монгольским посольством в Иркутске, те ответили, что визы делают при обязательном личном присутствии.
Ближний путь - ехать в Иркутск! Потом я узнал, что можно сделать визу заочно, выслав необходимые документы в то же посольство, но для этого нужно приглашение с монгольской стороны. Этот вариант тоже отпадал. В итоге я поехал в Монголию без визы.
Решил так: доеду до границы, а там видно будет. Я слышал, что граница с Монголией почти не охраняется, местные жители туда-сюда свободно переходят.
Из Томска через Кузбасс и Хакасию, через Туву выбрался к границе. Приехав, я был приятно удивлен, насколько здесь просто решается визовая проблема.
Подъехал к таможне. Пустят или нет? Робость охватывает. Шмонать не стали ни те, ни другие. Единственная проблема возникла: не верили, что на скутер не требуется документов - ни техпаспорта, ни прав. Вероятно, это был первый скутер, который проходил эту таможню.
Таможня полупустая. Вместе со мной переходили границу две монгольские челночницы, катившие в садовых тележках российский ширпотреб. У одной постоянно чулки вываливались из кузова, пока она шла по нейтральной территории. По времени на обе таможни ушло около получаса, по затратам - 5 рублей, взяли за какой-то бланк. И все, я в свободной средневековой стране.
Стою за воротами монгольской таможни, передо мной заасфальтированная дорога, уходящая в степь и куда-то в небо, а я пытаюсь поверить, что я все-таки это сделал, один, без оружия, на маленьком скутере въехал в Монголию. Если б сам себя сейчас не видел тут, ни за что бы не поверил.
КОЗА НА МОТОЦИКЛЕ
Здесь все то же, что и в Туве, - солнце, луна, степь. Монголы от тувинцев тоже почти не отличаются, только монголы одеваются оригинальнее - мужчины ходят в халатах с цветастыми поясами, и женщины от них не отстают.
Еще отличие - в Монголии на дороге нет мусора. В двух километрах, на российской территории полно, а здесь почему-то нет. Только по одному этому понимаешь, что ты уже вне России. Иногда встречаются бутылки из-под водки, да и те, наверное, оставили наши соотечественники.
Въехав в Монголию, установил на скутер российский флажок - здесь это не возбраняется. Проезжаю первое монгольское поселение: юрты и вокруг них море скота. Еду по асфальтированной дороге, по полосе в каждую сторону, но справа и слева от них еще по полосе, на сей раз песчаной - это для монголов.
Ездят они в основном на лошадях, им асфальт без надобности. Вероятно, поэтому состояние асфальтовой дороги безупречное, как будто я был первым, кто по ней ехал. Монгольские дороги усеяны бейсболками. Это самый распространенный мусор, который встречается на обочинах дорог, наряду с черепами животных.
Подобрал одну из бейсболок: вот как сложен современный мир - изготовлена она в Китае, написано на ней USA, а носил ее кто-то в Монголии.
Объяснение такого количества бейсболок, валяющихся по обочинам, очень просто. Монголы на мотоциклах ездят исключительно в бейсболках. И хотя ветра тут нешуточные, за все время я не видел ни одного монгола в мотошлеме. Я тоже попробовал ехать без него, но голова сильно мерзнет, простудиться раз плюнуть. Видать у монголов конституция другая, из поколения в поколение степной ветер дубил их кожу, и теперь им уже ничто не страшно. Более того, мне показалось, что ехать с непокрытой головой - это предмет национальной гордости для монгола.
По пути постоянно встречаются огромные отары овец и коз, которые пасет один-два пастуха. Какая несправедливость - в Монголии почти нет травы, зато море скота, в России море травы, но почти нет скота. Странно, почему в соседней Туве перестали скот держать, ведь там та же земля, то же солнце, те же люди!
Монголия Монголией, но, судя по встречной технике, я действительно еду по одной из наших республик - все машины исключительно российского производства. Если не учитывать лошадей, то самый распространенный транспорт здесь - мотоцикл. В девяноста случаях из ста это красный «Иж» без коляски. Едут на нем обычно двое или трое монголов. Если едут в сторону города, то пассажир сзади еще держит козу, переброшенную через седло. Все правильно, ведь когда мы идем в магазин, то берем с собой кошелек, а в Монголии кошельков нет, они зарплат не получают, тут до сих пор действует натуральный обмен.
БАЗАР ПО-МОНГОЛЬСКИ
Уже темнеет, нужно бы найти место под ночлег, но в монгольской степи это не так-то просто. Кругом ни деревца, ни кусточка, ни сопочки - негде скрыться одинокому путнику. Гоню скутер что есть мочи, а места под ночевку все не вижу. Когда совсем стемнело, показалась речка, вдоль нее росли чахлые деревца. Решил тут и заночевать - какое-никакое, а укрытие, и вода рядом, в степи она редкость. Весь берег реки усеян крупной галькой, минут двадцать наощупь во тьме очищал место под палатку, потом столько же времени вбивал колышки в то, что принято называть землей. Они вошли лишь наполовину. Всю ночь где-то рядом лаяли собаки, утром обнаружил, что я заночевал в 300 метрах от юрт.
Почему монголы по-прежнему живут в юртах? Вероятно, потому, что они не так глупы, чтобы переселяться в благоустроенные квартиры, они понимают, что пока живут в юрте, в их стране не будет квартирного вопроса, от которого страдает большинство жителей цивилизованных стран. И им не нужно, подобно нам, полжизни выплачивать кредит какому-то дяде за благоустроенный скворечник на 11-м этаже, чтобы по выходе на пенсию наконец стать его полноправным хозяином и начать мечтать о домике в деревне. А те немногие монгольские города, где квартирный вопрос все же существует, скорее недоразумение для этой страны, нежели норма.
В 20 километрах от моего маршрута находится единственный монгольский город, в который я могу заехать. Дальше на пути городов не будет. После недолгих колебаний решаюсь удовлетворить любопытство, да и бензина нужно прикупить.
Степь здесь абсолютно ровная, только чахлая сухая трава, верблюжья колючка да еще клубкообразные растения, перекатывающиеся с места на место, имеющие в русском языке очень точное название - «перекати-поле». Часто переезжаю мосты и мостики разной величины, но воды под ними нет - вся пересохла. Думаю, летом здесь в одиночку лучше не путешествовать, пекло страшное. Даже под очень большим мостом воды не оказалось, хотя вдоль русла реки росли редкие деревья, причем на каждом из них было расквартировано по пять и более гнезд.
При въезде в город запросто пасутся яки. Лично я первый раз в жизни их вижу. Въехал в Улангом - по российским понятиям типичный поселок, а для Монголии город средней величины. Из достопримечательностей обнаружил буддийский дацан с ламами, аэропорт без самолетов и единственную школу, которую узнал по надписи на стене, хотя не понимаю по-монгольски ни слова.
На школе было написано: «Учиться, учиться и учиться. В. И. Ленин». Хотел походить по магазинам, чтоб прикупить какой-нибудь монгольский сувенир, но монголы не дают в магазин зайти. Как только оставляю скут, тут же вокруг него собирается толпа. А учитывая, что скут со всех сторон обвешан баулами и сумками, оставлять его без присмотра не решаюсь.
Нашел заправку, но хозяйка категорически отказалась признавать за деньги рубли и даже доллары. А мне говорили, что в Монголии это возможно. Пришлось ехать на рынок, где есть обменник. Рынок в Монголии - это центр жизни, на улицах города может быть безлюдно, но здесь всегда кипит жизнь. Хотел походить по рынку, но оставить скут и тут проблема - сразу окружают, щупают. Как только собирается большая толпа, я переставляю его на новое место, но и это не сильно помогает.
Купить ничего не смог - кругом все те же китайские товары. Я, конечно, мог купить юрту в полном сборе. Но зачем она мне? У меня уже есть палатка и отдельная квартира. Похоже, монголы за последнюю тысячу лет ничего, кроме шерсти и мяса, производить не научились. Удивительно традиционная нация. Весь прочий мир, под давлением цивилизации и прогресса, стремительно вырождается и падает в тартарары, а монголы как жили в юртах, как пасли скот, так и пасут.
Рубли обменял. Курс очень удобный: 1 рубль - 40 тугриков, 1 доллар - 1000 тугриков. Я думаю, что курс здесь не меняется десятилетиями. Да и отчего ему меняться, если спрос на мясо и шерсть всегда стабилен. Это вам не нефть, которую чем больше добывают, тем она дороже.
НОЧЬ ПРОСТОЯТЬ И ДЕНЬ ПРОДЕРЖАТЬСЯ
Без всякого сожаления покинул Улангом. Теперь предстоит вернуться и найти поворот на Алтай. На карте дорога на Алтай показана как автострада, в реальности же может оказаться обычным проселком. Поворот найти еще потому непросто, что дорожных указателей в Монголии нет. Останавливаю редкий транспорт и на языке жестов спрашиваю, где дорога на Алтай. На дороге стоял «уазик», вокруг которого прогуливались пассажиры. Вроде типичная картина, но не для русского - я насчитал 13 человек, включая шофера, и все они ехали в этом «уазике». В Монголии весь транспорт используют по максимуму, здесь невозможно представить автомобиль, едущий с одним водителем - слишком большая роскошь.
После поворота сразу начался бесконечный подъем на перевал - самый длительный за все мое путешествие. Здесь я стал свидетелем еще одного сверхрационального использования российской техники: с перевала медленно спускался «зилок», тащивший за собой два прицепа, большой и поменьше. И все это было гружено пиленым деревом под завязку! Я так думаю, что если кто из автопроизводителей хочет узнать предельные возможности своей техники, то ее нужно отправить в Монголию на испытания. Россия может быть спокойна, ее продукция здесь на высоте.
Я стал подниматься на перевал следующим образом: толкаю скутер метров 100, потом сажусь отдыхаю, скут все время не глушу - если слегка подгазовывать, он легче в горку идет; а когда не слишком круто, разгоняюсь, вскакиваю на скутер, и мы проезжаем метров 50, но в этом случае дольше приходилось отдыхать. Одним словом, с обеда до ночи я испытывал скутерную пытку.
Во время одного из перекуров рядом остановился аксакал на старинном «ижаке» с допотопной винтовкой на плече. Я тут же снялся с места, боковым зрением следя за страшным монголом.
Позже мне сказали, что криминала в Монголии нет вообще. Можно машину оставить в степи, прийти за ней через год, она будет стоять там же и к ней никто не притронется. Если, конечно, русские случайно не наткнутся. Странно, как она может быть некриминальной страной при почти полном отсутствии войск и милиции? Почему же у нас все наоборот?
СТРАШНАЯ НОЧЬ
Солнце давно село, когда я, наконец, взобрался на этот разнесчастный перевал. Ветер наверху такой силы, что не держись я обеими руками за скут, меня бы унесло. Что делать дальше, не знаю. Кругом жуткая тьма, арктический холод и дикие горы. Ночевать тут небезопасно, наверняка и зверья полно, я слышал, в Монголии даже шакалы водятся. Хотел спуститься вниз, но по эту сторону перевала уклона нет - сколько ни еду, поверхность абсолютно ровная и еще дорога постоянно разветвляется, трудно ночью разобрать, какая из них главная, а какая не очень.
Выбора нет, чтоб не заблудиться, решил здесь делать ночевку. Отъехал от дороги, установил палатку - ветер страшный, того и гляди колышки у палатки вырвет и унесет ее, еще и холод жуткий. Уж и не знаю, как пережил эту ночь, самую тяжелую за все путешествие. Воды у меня не осталось ни капли, на подъеме всю выпил, а хочется горячего чая. Взял бутылку, пошел во мрак к ближайшей скале, может, на горный ручей набреду. До скалы дошел, но ручья нет. Вокруг непроглядный мрак - только я, вселенная и горы. Оглянулся, скутера не видно. Не хватало мне еще и палатку со скутом потерять, без них я до утра точно не доживу. Пошел назад, стараясь не сбиться с пути. Наконец различил спасительные очертания скутера и палатки.
Что удивительно, как только взошло солнце, с его самыми первыми лучами вдруг куда-то исчез безумный ветер и наступила полная, абсолютно нереальная тишина. У каждой стихии есть свои временные границы.
Земля в Монголии особенная, она здесь от сотворения мира не знала плуга или лопаты, ее из века в век только утаптывал домашний скот и дикие животные, в итоге сегодня она вся представляет собой сплошной «асфальт». Этим ее свойством я и воспользовался, поехав, не разбирая дорог, переезжая горные ручейки, объезжая редкие камни и частые кости животных. По моим расчетам, рано или поздно я должен был пересечь алтайскую трассу, с которой сбился вчера.
СВОБОДНЫЕ ЛЮДИ
Благодаря уникальной земле, позволяющей ехать во всех направлениях без каких-либо ограничений, монголы, наверно, ощущают себя очень свободными людьми. Ну скажите, пожалуйста, какой европеец или американец может себе позволить поехать в любом направлении, куда его душе угодно? Там на его пути встанет небоскреб, здесь чье-либо частное землевладение, а тут попросту дороги нет. Для монгола же нет никаких ограничений. Может быть, они потому и остаются одной из самых традиционных наций, что, некогда познав вкус свободы, не хотят его утерять. Я сейчас тоже чувствую себя «монголом» - качу куда душе угодно, переезжаю ручьи, встретил на пути горное озеро, населенное многочисленной водоплавающей птицей, постоянно натыкаюсь на выбеленные временем, солнцем и дождями кости горных козлов, баранов и даже одного верблюда, на котором сидели два ворона, и хотя есть там было абсолютно нечего, но они по старой привычке продолжали тут встречаться, тем более, что других возвышенностей здесь все равно нет.
В этот день я сделал свои лучшие фотоснимки - в награду, видимо, за вчерашние мучения: совершенно ирреальные монгольские пейзажи, где соединились три мира - серая степь, черные горы и белые снежные вершины.
Доехав до конца плато, внизу увидел огромное озеро, на берегу которого стоял караван из пяти российских бензовозов. Вчера я видел, как они въезжали в Улангом, значит, уже возвращаются в Россию. Появилась блаженная мысль: а что если попроситься к ним, вдруг возьмут, а то ведь пропаду здесь один? Доеду ли я до российской границы своим ходом - большой вопрос: дорог здесь уйма, в каждое ущелье идет своя, по какой нужно ехать, неизвестно, а ждать на каждом перекрестке «языка» можно по полдня.
А ведь меня предупреждали, что по Монголии без спутникового, навигатора путешествовать может разве что сумасшедший. Кроме того, вчерашний подъем съел много бензина, до следующей заправки точно не доеду. И еще неизвестно, какие меня броды впереди ожидают, а в такой глуши на мосты надеяться не приходится, скутер же вброд не идет, конструктора недоработали, максимум, на что он способен, - проехать по небольшой луже. Нет, нужно проситься. Все эти мысли я прокручивал в себе, пока спускался к спасительным бензовозам.
СТРАНА НЕПУГАНЫХ ЛЕБЕДЕЙ
Подъехал, стал вести переговоры. После некоторых колебаний водители все же принимают решение брать - не бросать же соотечественника на произвол судьбы. Впятером закинули скут на одну из бочек, привязали веревками - там есть сверху небольшая площадка, где он лег как родной. Мужики все мощные, как на подбор, скутер закинули, будто пушинку.
Здесь каждая долина - дорога со своим индивидуальным покрытием, это может быть мелкая галька, может быть крупная, но что самое неприятное - это «стиральная доска», когда вся поверхность в мелких волнах, уж и не знаю, как они образуются, но встречаются часто, и ты скачешь по ним, отбивая дробь зубами. Когда дорога становится совсем непригодной для езды, ее тут не разравнивают грейдерами, а просто рядом прокладывают другую, так что параллельно может идти и пять, и более дорог, выбирай любую на свой вкус и езжай по ней. А не нравится - прокладывай свою. В одном месте какой-то веселый монгол перегородил путь грядой из аккуратно сложенных черепов крупного рогатого скота - шутка по-монгольски. А вот белый верблюд пасется. Я и не знал, что такие существуют.
А сколько здесь пыли! Как только «КамАЗы» тронулись, я сразу назвал Монголию страной пыли, такое чувство, что здесь пыль со всего мира оседает. Машины идут друг за другом на расстоянии ста и более метров, за каждой поднимается огромный столб пыли. Зрелище баснословно красивое. Неслучайно монголы выезжают специально посмотреть, как идут российские «КамАЗы». А смотреть они любят - нация созерцательная.
Проезжаем озеро, где плавают белые дикие лебеди. Поразительно, но здесь никому до них дела нет. Подобную картину я видел только однажды в центре Питера, но там за лебедями присматривали охранники. Для некоторых россиян лебедь - это бесплатная гусятина, а для монгола это часть его семьи, у него и мысли нет, что на него можно посягнуть. Потому тут и птиц тучи, и рыбу можно руками ловить, все живое тут абсолютно непуганое и человека считает не врагом своим, а братом.
БЫТОВАЯ ЭКЗОТИКА
Вечером въехали в одноэтажный поселок - стоят квадратные одноэтажные каменные строения без привычных крыш. Большинство домов брошены. Водители сказали, что в советское время тут была крупная перевалочная база. На окраине мертвого поселка осталось несколько жилых домов и юрт. Здесь расположена и «гостиница» для дальнобоев, где мы заночевали.
Хожу по монгольскому двору, рассматриваю местную экзотику - тут все интересно. Во дворе стояла юрта со спутниковой антенной и солнечной батареей. В юрту я не заходил, но и без этого было понятно, что она полна детей. Несмотря на плотно закрытую дверь, находясь в десяти метрах от юрты я прекрасно слышал все, что в ней происходило, - звукоизоляции у юрт просто никакой.
Гараж здесь сделан из плоских камней, причем камни уложены таким образом, что даже не понадобилось связующего раствора. В тени гаража дремлют безмятежные яки. Тут же стоят два «уазика», один точно наш, во втором было явно что-то не то. Стал всматриваться, обнаружил на нем иероглифы. Расспросил водителей, оказывается, это китайская подделка под российский «уазик», пользующийся в Монголии огромным спросом. Но, как мне сказали, китайские не выдержали конкуренции с оригиналом, и их скоро прекратили производить. А так один в один, даже цвет тот же. Еще обнаружил бензоколонку - хоть это было и непросто. Заправка по-монгольски представляет собой два железных проржавелых гаража, наполовину вкопанных в землю, a когда открывают ворота, внутри можно заметить допотопную колонку. Совсем не удивлюсь, если окажется, что фильм «Кин-дза-дза» снимали именно в Монголии.
Гостиница для дальнобоев - это большая комната с низким потолком, дюжиной кроватей и одним большим столом. Посреди стоит железная печь, которую топят кизяком, основным топливом в Монголии. Кизяк - это высохшие экскременты крупного рогатого скота. Между прочим, прекрасно горят. Мне даже показалось, что монголы потому и держат так много скота, чтобы зимой было чем топить.
Водители всю ночь бегали прогревать двигатели, чтобы поутру завестись и не завязнуть здесь навеки. Но это ночью минус десять, а днем - все плюс двадцать. Утром с хозяином гостиницы шоферы рассчитались оригинально - слили с каждой машины соляры, и все остались довольны. Проехали оставшиеся 20 километров до таможни, сбросили скут. Водители могли, конечно, и до Бийска меня довезти, но Монголия страна свободная, тут все можно, а у нас со скутом на бочке мы бы доехали до первого гаишника. Спасибо вам, дальнобойщики. Спасли сибирского странника: привезли, накормили, напоили, спать уложили и даже денег не взяли.
Монгольские таможенники отпустили сразу, наши же мурыжили до последнего - еще очень сильна в них старая советская закалка, когда все делалось для того, чтобы у человека второй раз не появилось желания границу пересекать. Сначала ждали перед российской таможней полтора часа на жутком солнцепеке, пока таможенники пообедают (а таможня обедает постоянно), потом проходили дюжину окошек, в каждом из которых нужно было получить никому не нужную печать и подпись: даже на вшивость проверили и колеса заставили помыть каким-то раствором. Одно приятно, что на всех четырех таможнях меня не шмонали. Да и зачем, ведь Россия и Монголия - практически одна страна, у нас даже на школах до сих пор одни и те же надписи.
Всего-то три дня побыл в Монголии, а сколько впечатлений и приключений. Для первого посещения этого вполне достаточно. В Монголию нужно идти постепенно, я знаю путешественников, которые из года в год ездят только туда, и больше ничего им не нужно. Здесь есть все, что может удовлетворить страсть путешественника.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©