Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №1-2 2007 г. (январь-февраль 2007)


А вы знаете, что....
Человеческий мозг генерирует за день больше электрических импульсов, чем все телефоны мира вместе взятые



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№1-2 (133-134) 2007 год / 22-23 страница

Неизвестный Алтай
Судьбы деревьев



ЛЕНТОЧНЫЕ БОРЫ
Сказать, что ленточные боры Алтая уникальны, значит, - ничего не сказать. Других таких просто нет на планете!
В природном отношении они представляют особую ценность. И немудрено, что именно они больше всего страдают от антропогенного влияния, то есть от воздействия человека.
Размещены эти леса в виде весьма протяженных полос-»лент» вдоль прежней субширотной сети древнего стока и разделены обширными степными пространствами. Громадные полосы сосновых лесов тянутся с северо-востока на юго-запад, пересекая степи. Мощными корнями деревья сдерживают миллионы тонн песка, кронами прикрывают Алтай от иссушающих ветров Казахстана и Средней Азии.
Этих удивительных лент - четыре. Самая крупная из них - Барнаульская. Она берет начало от Оби в Барнаула, условно говоря - от телецентра, и простирается до Иртыша. сосновый бор тянется на 400 километров. Его ширина невелика, лишь в некоторых местах достигает пятнадцати километров.
Касмалинская лента по величине примерно такая же как Барнаульская. Это бор расположен в лощине Приобского песчаного плато. Толщина песков здесь очень велика: 300-400 метров. Своими мощными корнями сосны скрепляют боровые пески, на которых они растут. Нетрудно себе представить, что было бы, если бы не этот ленточный бор среди степи... Скорее всего, это была бы безжизненная, безмолвная пустыня с барханами и суховеями.
Между прочим, эти Барнаульский и Касмалинский массивы встречаются в пути, образуя единый Гатский бор.
Алеусская лента невелика, она находится на севере Алтайского края, и немного захватывает территорию Новосибирской области. А еще один вытянутый полосой бор - Кулундинский, - лежит южнее Алеусского на несколько десятков километров.
Ученые ведут отсчет возникновения ленточных боров с четвертичного периода. Около миллиона лет назад на Земле наступило похолодание. Снег, выпадающий зимой, не успевал полностью таять, накапливался, образуя мощные ледники. Когда наступило общее потепление, талые воды от предгорий Алтая громадными потоками устремились по древнему руслу Оби на север, но, подпертые медленно отступающим ледником, были вынуждены искать выход. Промыв и углубив наиболее крупные левые притоки Оби, гигантские потоки потекли в сторону Иртыша. После того, как материковые льды сошли, а воды скатились в Полярное море, освободив Западно-Сибирскую низменность, окончательно сформировалось современное русло Оби. По готовым путям древних лощин потекли современные реки: Бурла, Барнаулка, Касмала, Кулунда и другие, а на оставшихся толщах песка, принесенных в лощины древними реками, впоследствии выросли прекрасные сосновые леса, уникальные ленточные боры.
Помимо ярко выраженных лент в алтайской степи сейчас есть еще несколько сосновых участков: у села Белоглазово в пойме Чарыша - Чупинский бор, и по обоим берегам реки Кулунды - Крестьянский бор. А всего сосновые леса в крае растут на площади чуть больше миллиона гектаров, если точнее, - 1070,2 тысяч га.
Бор - естественное препятствие для ветра, защитный барьер среди степей Алтая. Ветер, ударяясь о стенку леса, теряет свою силу. Зимой здесь происходит большое накопление снега. Весной он тает медленнее, чем в открытой степи, так как деревья и кусты защищают снег от солнечных лучей, и талые воды целиком уходят в почву, питая подземными водами речки и озера. Большое влияние ленточные боры оказывает на водный режим рек и озер. А те, в свою очередь, создают особую атмосферу в лесах.
Специалисты утверждают, что урожаи зерновых культур на полях, находящихся под защитой ленточных боров, в полтора-два раза выше, чем в открытой степи, подверженной влиянию сухих ветров и пыльных бурь, идущих из Казахстана.
Ленточные боры состоят из разных культур, но основной является сосна. Она хорошо любит песчаные и супесчаные почвы, создает в них постоянный воздухообмен. Сосна не боится ни заморозков, ни засухи, ни ветров, имеет неплохой прирост, в отдельные годы вырастает до 50 сантиметров. Кроме сосны, в бору произрастают береза и осина. Они встречаются преимущественно в понижениях, на вырубках, гарях. По берегам рек растут смородина, калина, боярышник, шиповник, ива, тополь. Травяной покров состоит из засухоустойчивых трав; есть лишайник, брусника, черника, костяника, на болотах - клюква. Осенью появляются грибы. Из млекопитающих водятся лоси, рыси, волки, дикие козы, лисы, белки и другие звери и птицы, включая крупных глухарей. Богато в видовом отношении представлены рыбы: окунь, щука, пескарь, чебак и другие.
ЗАЩИТНЫЕ НАСАЖДЕНИЯ
Начало работ по созданию полезащитных насаждений в Северной Кулунде, ныне отнесенной к Новосибирской области, относится к 1908 году, когда было организовано Купинское опытное поле, обрамленное лесополосами.
В Кулундинской степи к масштабным работам по созданию полезащитных полос приступили с 1926 года. В течение первых двух лет создавались агролесомелиоративные питомники для выращивания посадочного материала. Посадки начались с 1928 года в 14 засушливых районах. Если в 1928-1930 годах было высажено всего 263 гектара защитных насаждений, то в 1931-1936 годах - уже 7764 гектара, а в 1937-1940 - 24998 гектаров. Даже в годы Великой Отечественной войны эта работа не прерывалась, ежегодно прибавлялось 2080-2900 гектаров лесопосадок, а в 1948-1952 годы по три-пять тысяч гектаров.
Государственные защитные полосы стали крупными зелеными массивами. Считалось, что госполосы улучшают гидрологические условия, а также защищают сельскохозяйственные культуры и населенные пункты от вредного влияния засух, суховеев и черных бурь.
Госполоса Рубцовск-Славгород, которую начали создавать весной 1957 года, насчитывает 260 километров и состоит из трех лент шириной по 60 метров каждая. Расстояние между полосами 400 метров. Начинаясь на юге Рубцовского района, она пересекает ленточные боры и продолжается около райцентра Волчиха, следуя на северо-запад к железной дороге. Пересекает ее у ст. Кулунда, проходя западнее железнодорожной станции Табуны, а затем возобновляется уже с восточной ее стороны, полукольцом огибая Славгород, и доходя до станции Бурла.
Госполоса Алейск-Веселовка, создаваемая с 1959 года, протяжением 270 километров состоит в основном из трех лент. Начинается она от реки Чарыш, пересекает реку Алей и железную дорогу Барнаул-Рубцовск, затем следует на северо-запад, пересекает ленточные боры, железную дорогу Барнаул-Кулунда и доходит до речки Бурла.
Однако уже в 70-х годах прошлого века был поставлен под сомнение вопрос о целесообразности создания госполос в общем комплексе защитных насаждений. На совместном заседании научно-технических советов Министерства сельского и лесного хозяйства было принято постановление о прекращении проектирования и создания государственных лесных полос на равнинах и плоских водоразделах. Считалось, что функции госполос вполне могут выполнять узкие колхозно-совхозные полезащитные лесные полосы - об этом свидетельствует в том числе книга «Кулундинская степь и вопросы ее мелиорации», изданная Сибирским отделение Академии наук СССР, в 1972 году. Общим недостатком лесополос считалось то, что они оторваны друг от друга, не создают единую систему защитных насаждений.
В итоге, из посаженных за все годы 70 тысяч к настоящему моменту сохранилось всего около 28 тысяч гектаров полезащитных лесных полос. Да и во время закладки лесополос нередко имели место приписки, отсутствие полива саженцев, ухода. Как свидетельствуют очевидцы, кое-где по нескольку лет высаживали молодые деревца на одних и тех же плантациях. В последние полтора-два десятилетия лесополосы не прореживают, они превратились в непроходимые заросли, отчего не выполняют своих функций по влагозарядке соседних полей.
Наша газета в этом году несколько раз обращалась к данной теме. Но проблема не столько в недостатке внимания общественности, сколько в правовой бесхозности насаждений. Лесополосы ничьи: они выпали из поля влияния сельхозпредприятий, но не переданы ни муниципалитетам или субъектам федерации, ни лесхозам. Вопить о пользе или вреде ничейных, стареющих полезащитных насаждений можно бесконечно, покуда различные уровни власти и управления будут вместо решения проблемы перекладывать ответственность друг на друга.
И все же лесополосы сыграли и играют важную роль барьера на пути черных пыльных бурь и суховеев. В безлесных степях появились зеленые островки, в которых кроме тополей и кленов растут декоративные и садовые культуры. Немало жителей степных районов заготавливают в лесополосах запасы ягод смородины, крыжовника, боярышника и других культур, включая яблони и груши. Здесь делают гнездовья птицы, водятся зайцы, лисы, косули и другие звери.
ПАТРИАРХ ЛЕСОВ
Пушкин называл дуб патриархом лесов, потому, что это дерево может жить и больше тысячи лет. Несколько столетий прошло со «времен Очакова и покоренья Крыма», а крепко стоит на земле Брестской области «дуб Суворова», под кроной которого отдыхал великий русский полководец.
В нашем крае в естественных условиях дуб не растет. Его ареал расположен в двух тысячах километров западнее Алтая - за Уральским хребтом. Ни в брошюрах, ни в пособиях нет упоминаний об алтайском дубе. И, тем не менее, он есть. Его завезли сюда и культивировали крестьяне-переселенцы еще до революции.
Вот что рассказал в рукописной книге «Начало пути» известный в крае лесовод Витаутас Саета, работавший полвека назад в Алтайском лесхозе:
«Вопрос о проведении широких опытов по разведению дуба в предгорьях Алтая был поднят мной в статье «Дуб на Алтае», опубликованной в журнале «Лесное хозяйство» N 3 за 1950 год. Возможность произрастания дуба подтверждалась наличием четырех дубов в селе Алтайском, достигших 13 метров высоты и диаметра на высоте груди 42 сантиметра. Пятый дуб был кем-то спилен в возрасте 36 лет. Деревья плодоносили, и под ними имелся самосев. Было известно и о наличии полутора десятка дубов и в других населенных пунктах Алтайского края.
Министерство лесного хозяйства СССР пошло навстречу, и в 1952 году выделило для опытных посадок лесхозам Алтая вагон желудей дуба черешчатого из Чкаловской (ныне Оренбургской области). Алтайский лесхоз получил 1385 килограммов желудей III класса вместе с микоризной землей. В том же году весной 800 килограммов желудей были высеяны в питомнике Алтайского лесничества на площади 0,09 гектара. При выкопке посадочного материала весной 1953 года было получено 69 тысяч стандартных сеянцев дуба высотой 12-17 сантиметров с толщиной у шейки корня 3-4 миллиметра.
Закладку опытных культур дуба было решено произвести разными вариантами: посевом и посадкой, на открытых площадях и под пологом насаждений, которые в первые годы должны были играть защитную роль. Было заложено пять участков культур: два в Алтайском и три в Белокурихинском лесничествах...».
Часть из них по разным причинам погибла, потому что не проводилось осветление и другие виды ухода, отмечались потравы скотом, но немало деревьев выжило. Особенно в Таврическом и Татарском логах, и в месте, которое нынче называют Дубовой рощей.
Так получило подтверждение предположение, что в предгорьях Алтая дуб может не только успешно расти, но и образует высокопродуктивные насаждения. Деревья, прижившиеся в Белокурихинском лесничестве начали плодоносить в возрасте 14 лет и с тех пор стабильно и регулярно сбрасывают желуди. Под пологом образовался густой подрост дуба.
А те четыре дуба в Алтайском, на которые более полувека назад обратил свое Витаутас Саета, живы поныне. Если случится быть в этом райцентре, обязательно пройдите к зданию молочной школы, около которой и найдете теперь уже могучие дубы, которым через восемь лет исполнится ровно век.
И еще одну историю о дубах, - потомках тех, белокурихинских, - рассказал мне известный зоолог, автор книг о зверях Алтая Генрих Собанский. Четверть века назад он отдыхал на этом радоновом курорте, взял в дубовой роще желудь, привез его в поселок Иогач Турочакского района Горного Алтая, где живет поныне. Вырастил саженец, высадил рядом с домом. Но, удивительно, дуб у Собанского растет не деревом, а идет в куст. Приходится его периодически обрезать. Теперь уже Генрих Генрихович снабжает земляков и гостей Телецкого озера желудями и саженцами.
ИСТОРИЯ С ФОТОГРАФИЕЙ
Как-то мы с Виктором Садчиковым, тогдашним фотокорреспондентом ТАСС по Алтаю, проводили свободное время в долгом разговоре о творчестве, сопровождавшемся умеренной выпивкой. Он увлеченно рассказывал мне, что заканчивает работу над очередным фотоальбомом, посвященном Барнаулу. Мы рассматривали его великолепные слайды с видами города и предместий, знаковыми и незнакомыми сюжетами. Хорошо запомнился рассказ Виктора о том, как он несколько вечеров поджидал момента у какого-то болотца, чтобы снять ниспадавший к воде цветок в ровном лунном свете, незамутненной облаками.
И тут я возьми и спроси у Виктора, знает ли он, снимал ли самое крупное дерево Барнаула? У того сразу же загорелись глаза, он принялся расспрашивать меня о каком дереве идет речь, где оно растет. Как я ни отговаривал его посмотреть дерево через пару дней, Садчиков продолжал наставать на немедленной поездке. Его не смущало даже то, что мы были немного выпивши: в конце концов, можно добраться и на такси, - утверждал он.
Старое дерево росло совсем рядом, буквально под окнами здания городского комитета по народному образованию на улице Союза Республик. Когда-то в стволе образовалось большое продолговатое дупло, но нашлись люди, которые спасли дерево от гибели. Они забили в отверстие кирпичи и замазали поверх их для верности бетоном. Дождевая вода больше не могла попасть в дупло.
Я рассказал Виктору Садчикову то немногое, что знал о судьбе самого здания. До размещения в нем гороно, тут была школа № 45. А вот кто прежде владел им так и не знаю поныне. Вряд ли оно было купеческим. Более позднее его происхождение выдают коридоры, присущие помещениям барачного типа эпохи социализма. Да и застраивать этот микрорайон Барнаула начали только после войны. Чудо природы было, как это ни странно, из рода ивовых. Чаще всего это все же крупные кустарники, которые в народе называются на разный лад: ива, тальник, верба, ракита, краснотал...
Этот же экземпляр вымахал значительно выше крыши уютного двухэтажного особняка. Мы, два мужчины, как ни старались, не смогли обхватить его ствол, пытаясь захватить кончики пальцев друг друга.
Однако Виктор быстро справился с восхищением. Видя, как он хищно оглядывает вожделенный объект, я уже не сомневался в том, что фотокорреспондент захочет снимать, причем, уже сейчас же. Так оно и случилось. Садчиков, не отрывая взгляда от ивы, как бы мимоходом сказал мне, что ему «не хватает пятна». За годы работы рядом с фотокоррами я уже знал, что «пятно» означает некий объект, который должен бы расположиться рядом с деревом - для того, чтобы яснее был виден масштаб старой-престарой, огромной ивы.
В итоге, он уговорил меня, не медля ехать в детский сад, который в ту пору посещала моя дочь, чтобы она и стала тем самым «пятном». Беспокоило Садчикова только то, найду ли я для нее подходящее случаю красное платьице и большой бант.
И вот дочка в красном наряде уже стоит около дерева. Около часа работы, и он, наконец, отпустил ее, предварительно вручив шоколадку.
А еще через пару месяцев Виктор позвонил мне, чтобы подарить гранки снимка, а еще через какое-то время - и сам альбом. А на ту страницу, где «изувековечена» маленькая девочка под огромной ивой, нанес дарственную надпись.
... Перед публикацией этого очерка я вновь решил посмотреть на гигантскую иву. Увы, то место, которое она занимала, оказалось пустым. Дерево было очень старым, а росло почти вплотную к административному зданию. И, вероятно, опасаясь, что оно рухнет на крышу, его снесли. Деревья ведь тоже стареют...
х х х
Вероятно, теперь самое большое дерево Барнаула находится в Нагорном парке. Можно предположить, что когда-то, сотни полторы или две назад кто-то посадил тополек на кладбище у могилы родственников. Теперь его видно даже с противоположного берега Оби.

сказ о тайге
Я ХОЧУ ПОЗНАКОМИТЬ вас с циклом документальных новелл о деревьях. О тех, которые имеют собственную судьбу, либо срослись с судьбами людей.
Начну, пожалуй, издалека. С истории. Исследователи пришли к выводу, что сотни тысяч лет назад на Алтае произрастали широколиственные породы деревьев - дуб, бук, граб, маньчжурский орех и даже северные виды бамбука. Почти все эти породы теперь у нас не растут. Хотя кое-что вновь прижилось. О чем и будет поведано.
Представление о современном Алтае, как о «море тайги» явно преувеличено. Поизвели эту самую тайгу даже там, где она была - в горах. А в степном и лесостепном Алтае порой и деревянного колышка не найти.
Современное состояние алтайских лесов объективным специалистам не внушает оптимизма. Мрачно, например, утверждение ученого Бориса Лузгина, которое он сделал в монографии «Катастрофические ситуации и катастрофы в Алтайском регионе», изданной в Барнауле в 2004 году:
«... Интенсивно популяризируемое представление об Алтайском крае как регионе, богатом лесами, не более чем спекуляция. Действительно, площадь, занятая лесами, в мире составляет 32 процентов, для России в целом это 49 процентов, а для Алтайского края всего 23, для Республики Алтай - это почти среднемировой уровень - 33 процента».
Слишком многое неладно в лесных чащах. Нет там хозяина. С каждым годом пожары губят сотни гектаров древостоя. Хищнически истребляют деревья все, кому не лень: лесники, владельцы частных лесопилен, просто мужик с топором и пилой. Неважно обстоит дело в лесовосстановлением. Словом, куда ни кинь - всюду клин!
Вырубают лесов все больше, отправляя за кордон бревна, а не изделия из них. Проку от этого мало - ни стране, ни гражданам, да и лесхозы богаче не стали.
Даже полпред президента вынужден вмешаться в лесное хозяйствование. Куда ж это мол, годится, что в Сибири перестали строить избы - все какие-то кирпичные, да блочные дома. Квашнин призвал развивать деревянное домостроение.
По его словам, сейчас только 14 процентов сибирских домов построены из дерева, в то время как здания из сибирской сосны строят в Европе, Азии и Америке. Полпред президента в СФО призвал сибирские регионы использовать опыт Томской области, в которой установлен норматив льготной лесозаготовки для улучшения жилищных условий.
В молодости в журналистской командировке пришлось бывать мне на БАМе. Всякого насмотрелся: как губили импортную технику, уничтожали нерестилища, жгли тайгу. Островком благополучия выглядела лишь широкая просека в направлении якутского города Нерюнгри. Место под нее власти отдали японцам в обмен на шмотки для бамовцев. Так жители Страны Восходящего Солнца добились невиданного КПД на этой просеке - больше 100 процентов. Они не просто валили деревья, но собирали все до иголочки и коры, корчевали пни, и все это вывозили на родину. На соседних просеках, где трудились наши соотечественники, картина была совсем иной: в завалах гниющих веток и ямах от тяжелой техники.
Лес, как сосновая ветка, хрупок. Он дарит людям древесину, дикорастущие ягоды, грибы, дичь. Наконец, просто, тень и покой. Как вот только сохранить все это хотя бы для внуков?!

Что в имени твоем?
ЕСЛИ ВНИМАТЕЛЬНО ИЗУЧАТЬ алтайские справочники, то создается впечатление, что мы живем в поистине райском месте. Десятки наименований населенных пунктов края носят флористические названия, что указывает, или, по крайней мере, указывало в пору их основания, о том, что люди селились в местах, где произрастали леса.
Например, еще в 1860 году исследователь Василий Радлов упоминал о густом лиственничном лесе в окрестностях села Кош-Агач в Горном Алтае. Да и само название села происходило от слова «дерево». Но вот уже несколько десятилетий в Кош-Агаче нет ни единого деревца. Последнее из них, как рассказывают, сгубил пьяный тракторист.
Я не пожалел времени, изучив с карандашом в руках относительно свежий административный справочник Алтая. Итак, начнем с населенных пунктов, названия которых указывают на то, что они имеют отношение к насаждениям.
Одних проселков под названием Лесной я насчитал восемь (!) и еще одну Лесную поляну. То, что населенный пункт расположен рядом с лесом, говорят названия Залесово (это, как известно, центр одноименного района), а также Боровое, Боровой, Боровское, Борок, Бор-Форпост, и еще поселок Подборный в Крутихинском районе.
Вероятно, эмоциональным восприятием природы руководствовались основатели таких населенных пунктов, как Дубровино в Романовском районе, Дубровский - в Алейском районе, трех сел Зеленая Дубрава и стольких же Зеленых Рощ, двух Краснодубровских, двух Новодубровских, а еще Красной Дубравы (Павловский район), Новой Дубравы (Каменский), Редкой Дубравы (Немецкий), Толстой Дубравы (Алейский) и Веселой Дубравы (Новичихинский район).
О рукотворной этимологии говорят такие названия, как Садовый (в Солонешенском, Топчихинском и Третьяковском районах), Садовск (Ельцовский), Плодосовхоз (Волчихинский район), Садоводов и Плодопитомник (Центральный города Барнаула).
Теперь поинтересуемся конкретными деревьями. Начнем, конечно, с березы. В крае насчитывается: 13 Березовок, три поселка Березовский, два населенных пункта под названием Березово, одна Березовая Роща и одна Новоберезовка.
Следом по повторяемости идут Сосновки и Калиновки - их в крае по шесть. Есть еще Сосновый Лог, Подсосново и Калиновский. Сел с названием Ракиты - четыре, также в справочнике указаны Волчий Ракит (Бурлинский) и Сухой Ракит (Благовещенский районы).
«Лесное» происхождение раскрывают названия: Новоеловка (таких населенных пункта два), Кедровка (Ельцовский), Осиновский (Суетский) и Усть-Пихтовка (Чарышский район). Немало и населенных пунктов, берущих свое начало от тополя: Топольное - три, Топольный и Тополинский лесхоз - по одному.
Красивые названия садовых деревьев носят населенные пункты Черемное, Черемно-Подгорное - оба в Павловском районе, Черемушкино - в Залесовском, и Вишневка - в Рубцовском районе.
Из экзотики представлены Виноградовка - в Кулундинском районе и Орехово в Бурлинском районе.
Удивительно, но неблагозвучных названий населенных пунктов в Алтайском крае нет. Если не считать Пеньки в Ребрихинском районе.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©