Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №1-2 2007 г. (январь-февраль 2007)


А вы знаете, что....
Каждый палец человека за время жизни сгибается примерно 25 миллионов раз



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№1-2 (133-134) 2007 год / 20 страница

20 страница. Чтобы степь не превратилась в свалку. «Природа Алтая» №1-2 2007 г. (январь-февраль 2007)Чтобы степь не превратилась в свалку

Коллеги из газеты «Степной Маяк» предоставили нам в рамках обмена информацией несколько материалов, с двумя из них мы знакомим вас, наши читатели. В течение 2006 года главным специалистом Департамента по охране окружающей среды, Сергеем Васильевичем Стельных, курирующим в настоящее время Ключевский, Кулундинский и Табунский районы, было проведено 52 проверки объектов природопользования, выявлено 29 нарушений, выдано 25 предписаний, рассмотрено 22 административных дела и начислено штрафов на общую сумму 80 тысяч рублей.

- Сергей Васильевич, после сокращения штатов Вы остались единственным инспектором по охране окружающей среды на 5 районов. Сократился ли при этом перечень Ваших обязанностей и функций?

- Да, действительно в течение почти двух лет мне приходилось проводить инспекторские проверки в 5 районах нашей степной зоны - в Ключевском, Кулундинском, Табунском, Родинском и Благовещенском. Только в сентябре 2006 года был назначен инспектор в Благовещенку, в его ведение перешел и Родинский район.
Если раньше комитеты по охране окружающей среды контролировали весь комплекс экологических проблем, то сейчас, в связи с реорганизацией системы в целом по России, в наши функции входят только вопросы контроля за охраной атмосферного воздуха, отходами производства, охраной водных объектов и государственная экологическая экспертиза.
Хотя при проведении проверок мы обращаем внимание и на охрану земельных ресурсов, лесонасаждений, хранение ядохимикатов, состояние скотомогильников, недропользование и другие вопросы, так или иначе связанные с обеспечением жизнедеятельности человека.
В основном я, конечно, работаю по своему району, но приходится часто выезжать на проверки по всей зоне. Поэтому я считаю, что перечень наших обязанностей теперь даже несколько вырос.
- Примерно сколько объектов природопользования находится сейчас под вашим контролем?
- Сейчас примерно около 160 объектов находится на контроле в нашем районе, более 250 в соседнем Кулундинском и около 130 в Табунском районах. Итого получается почти 560 объектов по трем районам.
- Как Вы оцениваете сложившуюся в подконтрольных Вам районах экологическую обстановку с точки зрения итогов проведенных проверок?
- Итоги проведенных за эти почти два года проверок показывают, что наиболее благополучная ситуация в плане состояния объектов, наличия технической базы и разрешительной документации складывается в нашем районе, неплохо поставлена эта работа в Кулунде, где в администрации до сегодняшнего дня работает отдел по охране окружающей среды в составе двух человек. Хотя, надо сказать, и там есть масса проблем по задымленности самой Кулунды, проблема свалок, комаров и т. д.
- Какую экологическую проблему Вы считаете самой болезненной и опасной в наше время?
- Самой большой экологической проблемой по всем районам я считаю проблему несанкционированных свалок и полигонов для хранения твердых отходов. Мусором завалены лесопосадки, берега озер, занавожены фермы коллективных хозяйств, частные подворья.
В нашем лесу нет места без мусора, оставленного людьми. Например, в ООО «Путиловец» из навоза сделан забор на ферме, никто не собирается его убирать. К чему это приведет, остается только догадываться.
Не менее важная проблема - состояние хранения и учет просроченных ядохимикатов, которых только в нашем районе более 50 тонн, они могут в любой момент попасть в подземные воды и нанести непоправимый вред всему живому. Наверное тот, кто разорял склады с ядохимикатами в с. Новополтава, Северка, об этом не думал. К сожалению, руководством региона вопрос о захоронении этих отравляющих веществ пока не решен.
- Куда идут платежи предприятий за загрязнение окружающей среды?
- До 2000 года платежи за негативное воздействие на окружающую среду шли во внебюджетные экологические фонды, которые были созданы в каждом районе. Тратились, в основном, на мероприятия по охране природы. Сегодня 40 процентов идет в районный, 20 - в федеральный, еще 40 - в краевой бюджеты, где они растворяются. Принцип - «загрязняешь - плати» - остался, но полученные в бюджеты средства идут не только на охрану природы.

«ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ ИДЕОЛОГИЮ НУЖНО СОЗДАТЬ»
И. ПЕРЕМАЗОВ
(Окончание. Начало на стр 19)
Хотя, конечно, есть экологическая составляющая в программе развития города, и программа по здоровью населения.
- Это кратко, средне или долгосрочные программы?
- Я говорю о тех программах, которые есть в Стратегии развития Барнаула до 2010 года. Я считаю, что наш Барнаул не случайно занял третье-четвертое место в России как один из самых благоустроенных городов страны. Это оценка труда не только администрации, но прежде всего – жителей Барнаула.
Ежегодно в городе высаживается около 12 миллионов штук цветов, 10000 деревьев.
Есть проблемы, связанные с особенностями нашего климата. В условиях резко континентального климата деревья живут не так долго, как, например, в европейской части России, и мы не можем найти такие деревья, которые бы жили в наших условиях очень долго.
- В Департаменте по охране окружающей среды Алтайского края пять инспекторов закреплены за почти 40 тысячью предприятий Барнаула. Один инспектор в год должен проверить около 3000 предприятий. На Ваш взгляд, достаточно ли этого количества работников для эффективной работы? Нет ли необходимости увеличения штатного расписания?
- Это одна проблема. Еще одна в том, что за последние годы пять или шесть раз менялась сама структура в области экологии, ее функции, ведомственная принадлежность и все остальное, связанное с этим. До сих пор не найдена структура в этой важнейшей для города да, вряд ли ошибусь, для всей России отрасли. Проблему надо решать на государственном уровне. Конечно, нужны и дополнительные штаты, и функции, и права для структур в области охраны природы, сохранения экологической стабильности. Сейчас идет очередная структурная перестройка Департамента. К чему она приведет, сказать трудно. Хочется надеяться на лучшее… Но экологическую идеологию, на мой взгляд, создать необходимо.
- Сейчас закончился год. Можно подвести некоторые итоги?
- На деловой основе строится взаимодействие с Департаментом по охране окружающей среды Алтайского края. Мы постоянно взаимодействуем с отделом МОЭК, с Анатолием Ивановичем Грудевым. Вот некоторые цифры. В сфере обращения с отходами проведено по городу 167 проверок, наложено штрафов на 440 тысяч рублей, в области охраны атмосферного воздуха проведено 134 проверки, а штрафов предъявлено на сумму более полумиллиона рублей, 43 объекта проверены на соблюдение государственной экологической экспертизы. И дело не только в том, что увеличилось количество проверок и возросла сумма штрафов, а в том, что много внимания уделяется и профилактике.
- Игорь Петрович, давайте остановимся на одной проблеме, которая давно решена в ряде стран, а у нас пока делаются только попытки ее обсуждения. Речь – о раздельной уборке мусора. Не из раздела ли это прекрасных мечтаний?
- Не считаю это областью мечтаний. Думаю, что к нам это придет лет через пять-семь… Вспомните, что было в наших магазинах 15 лет назад – ничего не было, и как быстро поменялись наши подходы и стандарты в этом плане? Сегодня у нас уже работает завод по сортировке бытовых отходов, порядка 120 тысяч кубометров бытовых отходов в год мы перерабатываем. Это немного. Но это – сегодня. Мы придем и к раздельной переработке мусора. В принципе проблему решить просто – покрасить контейнеры в разный цвет. Но… Но отношение людей к этим контейнерам просто ужасно. Бывают случаи, когда в частном секторе в них ссыпают горящую золу. В итоге контейнер через два часа сгорает…Мы ежегодно меняем порядка тысячи контейнеров, которые выходят из строя (а контейнер не из бумаги сделан), пропадают и сгорают. Ладно контейнер, а если рабочий не заметит, то непрогоревший уголь уходит в машину, а она и сгореть может…
Поэтому здесь проблема не только техническая и не столько техническая, здесь проблема человеческой культуры, порядочности, элементарного уважения к своему имуществу. Да-да, к своему. Ведь когда мы берем деньги из бюджета на ремонт контейнеров, то недополучает какая-то иная сфера, а это значит, что те же деревья не будут высажены, не зацветут те же цветы. А причина?
Но все равно я верю, что мы перейдем к раздельному сбору мусора. Думаю, что через несколько лет мы это сделаем. А технически, повторю, покрасить контейнеры в зеленый, красный, желтый цвет – не проблема. Это на первом этапе. Можно использовать, как в Европе, пластиковые контейнера, но у нас… Я уже говорил о проблемах частного сектора.
И все же еще раз я повторю: я верю – мы к этому придем. Надо решать проблему общей культуры, экологической культуры. Вот какие вопросы надо ставить во главу угла, в центр нашей работы, в центр проводимой нами всеми идеологии и политики.
- Ну и пожелание нашим читателям.
- Любите свой город, место, где мы живем. От вашей любви, от нашей любви зависит будущее Барнаула, наше будущее, будущее наших детей. Любовь к своему городу – это труд. Труд сознания, труд души. И слово экология, на мой взгляд, тоже несет в себе понятие гигантского труда. Это и высаженное дерево, это и красота летнего дня, нежного и хрупкого цветка, снежного зимнего утра, это и чистота в городе и доме, это и созданное нами хорошее настроение… Нам нужно поменять свое сознание. Я сам лично не сомневаюсь, что наш Барнаул в ближайшие десять лет стабильно войдет в десятку самых благоустроенных городов России.

ПРОИЗВОДСТВО НЕМЫСЛИМО БЕЗ НАУКИ
Во время недавней встречи с учеными Центра степного земледелия в поселке Целинном Ключевского района губернатор края больше слушал, чем говорил. Свое мнение Александр Карлин высказал в коротком заключительном выступлении перед учеными, сокращенный вариант которого мы и предлагаем вниманию наших читателей.
- Я глубоко убежден, что ни о каком высокоэффективном производстве в почвенно-климатических условиях Кулунды даже нет смысла говорить, если оно не опирается на достижения науки. И краевая власть не намерена выстраивать свою политику в аграрном комплексе, не учитывая научного опыта и не опираясь на науку. Более того, я считаю что научная составляющая нашей политики должна быть расширена и углублена.
Для нас совершенно очевидно, что Кулундинская степь должна быть сохранена в качестве территории, где земледелие исторически представлено самым широким образом. С этой отраслью мы связываем наши главные надежды.
В чем уникальность Алтайского края и Кулундинской степи, в частности? Вы говорите, что она уникальна для растений. Но она уникальна и для людей. Это подтвердил исторический опыт. Алтай - второй по плотности населения регион восточнее Урала, но в то же время это регион с самым равномерным расселением людей... Фактически вся территория края благоприятна для проживания и для работы на земле. Для нас это аксиома.
Мы сейчас напрямую не можем указать, кому сколько сеять, что покупать - такие времена уже прошли. Мы должны, опираясь на ваши исследования, знать, какие направления, в каких зонах и каким образом поддерживать. В этом смысле власть должна быть приоритетным пользователем результатов ваших исследований, потому что мультиэффект от этого будет больше…
Есть такое понятие - сертификат безопасности. Так вот, я мечтаю о том, чтобы по каждому конкретному землепользователю у нас был некий подобный сертификат, удостоверяющий, что с данной землей работают по-хозяйски. И чтобы, оказывая государственную поддержку тому или иному хозяйству, мы понимали, что поддерживаем сына этой земли, а не грабителя, который пришел на год-два.
Если же говорить о существующем здесь Центре степного земледелия, то заверяю вас, что мы никому не дадим такой возможности ликвидировать сельскохозяйственную науку. Это будет началом конца всего сельхозпроизводства, которое немыслимо без научного блока. Мы будем делать все, что в наших силах, чтобы сохранить и поддерживать в будущем научный потенциал аграрного сектора.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2020 г.©