Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №7 2008 г. (июль 2008)


А вы знаете, что....
Самая сильная мышца в человеческом организме - язык



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№7 (151) 2008 год / 16 страница

Страница 16 «Природа Алтая» №7 2008 г. (июль 2008) «Частное пионерское»
Новая книга М. Сеславинского
Что отличает прозу Михаила Сеславинского? То, что она проста, точна и ясна. А всякий пишущий знает, что труднее всего писать просто.
Но простота его прозы создает удивительный эффект – эффект твоего присутствия на том месте, где происходят события. Читая книгу «Частное пионерское» я узнал… себя. Потому что Михаилу удалось «поймать» время на кончик пера и точно его отразить.
Как создается этот эффект присутствия – не скажет никто. Но наше поколение – поколение семидесятых закроет эту книгу с легкой ностальгией. Потому что хорошая проза всегда несет в себе некий привкус грусти. И еще – добра.
С. Малыхин
А теперь напомним о том, как начиналась глава «Мухтар». В подъезде дома, где жил Мишка собак было не так много. Собаки жили во дворе, но каждую опекал кто-то из жильцов, а зимой животные перемещались в подъезды. У двери Мишкиной квартиры жил преданный Мухтар. Но его преданность сыграла с ним однажды плохую службу. Дело было так…


Мухтар
В нашей квартире постоянно обитали какие-нибудь животные. Как правило, это были подобранные во дворе кошки с обычными кошачьими именами. Самым распространенным было имя Тишка. Иногда мама не очень достоверно определяла пол очередного четвероногого создания, и коты, принесенные в дом котятами, через несколько месяцев оказывались кошками. Тогда возникали проблемы с их мужскими именами, но переименовывать было уже поздно. Таким образом возникла кошка Васька (полное имя — Василий Алибабаевич, тезка смешного героя кинофильма «Джентльмены удачи»), жившая под тумбочкой в коридоре и вызывавшая ревность у кошки Шмыги (первоначальное имя Шмыгун), хозяйничавшей по всей квартире. Была также кошка Митька, обитавшая в основном в подъезде под лестницей. Митька была врожденным конспиратором. Эта пушистая разноцветная кошка сумела скрыть не только свою беременность, но и сам факт рождения котят. Мы регулярно пускали ее в квартиру и подкармливали, не подозревая, что наш Митька Конопушкин вовсе не кот, а кошка. Все раскрылось, когда она попыталась притащить к нам на третий этаж весь свой пищащий и мяукающий выводок.
Регулярно появлявшиеся на свет котята раздавались всем желающим, которых было не так уж много. Приходилось предлагать их одноклассникам в школе или пристраивать в техникуме имени Красной Армии, где моя мама работала преподавателем.
Святым делом было подкармливать птиц, особенно в морозные зимние дни. Мы с сестрой Галей вставали на стул, с него одной ногой — на широкий подоконник на кухне и через форточку кидали на карниз хлебные крошки, яблочные и подсолнечные семечки, пшено или крупу «Геркулес». Делать это надо было осторожно, ведь весь кухонный подоконник был заставлен пустыми стеклянными бутылками из-под молока и кефира, подготовленными к сдаче в молочный магазин по пятнадцать копеек за штуку, и белыми пластмассовыми баночками из-под майонеза (йогуртов тогда еще и в помине не было) с кормом для птиц.
Обычно первыми прилетали голуби. Некоторым из них мы дали имена: Драчун, Хромодыр и другие. Но мы старались кидать корм так, чтобы что-нибудь перепадало воробьям, галкам и появлявшимся зимой желтогрудым синицам. Для синиц мастерили специальные кормушки — подвешенные на веревочках треугольные сине-красно-белые пакеты из-под молока с прорезанными отверстиями по бокам, куда можно было класть кусочки несоленого сала или корочки от сыра — любимое их лакомство.
Собак в нашем четырехэтажном доме с пятью подъездами, построенном еще перед Великой Отечественной войной, было не так много. Они жили во дворе, но каждую из них опекал и подкармливал кто-то из жильцов. Зимой четвероногие питомцы перемещались в подъезды, где пережидали холода на ковриках у входных дверей в квартиры. В случае же особого расположения — на таком же коврике, но уже внутри, в коридоре. Так дворовый пес Шарик обитал у квартиры Милки Каплиной, а собака Шульга — у квартиры Сережки с неизвестной фамилией, а потому в обиходе так и называемого — Сережка Шульгин.
У нас прижился жизнерадостный серо-пегий дворняга Мухтар. Его в любое время можно было увидеть во дворе, занятого своими собачьими делами, или в подъезде возле нашей квартиры. Он преданно охранял нас от непрошеных гостей, чутко поводя ушами и прислушиваясь к шагам на лестнице. Однажды его собачья преданность сослужила нам плохую службу.
Дело было так.
Как-то утром Мухтар лежал, как обычно, на коврике около нашей двери. Он беззаботно дремал, пока не услышал какую-то возню на втором этаже. Мухтар спустился на один лестничный пролет и обнаружил, что какой-то человек в толстой телогрейке, шапке и с большой сумкой на ремне возится у соседской двери. Не долго думая, Мухтар сбежал вниз и цапнул эту подозрительную личность за ногу.
Поступок этот, с моей точки зрения, не только логичен, но прямо-таки обязателен для любой собаки, которая не просто переводит хозяйские харчи, но и пытается их худо-бедно отрабатывать.
К несчастью Мухтара, этим подозрительным человеком оказалась почтальонша нашего района. Тетка она была не только ленивая (газеты носила поздно, а толстые журналы так просто ненавидела), но еще и визгливая.
— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — раздался ее громкий душераздирающий крик. — Ой-е-е-ой, ой-е-е-ой!!! — никак не утихал он.
Я в это время сидел у себя в комнате и учил уроки, собираясь пойти в школу.
Услышав крики и шум в подъезде, я побежал к входной двери, открыл ее и увидел виноватую морду Мухтара. Снизу раздавались ругань и громкое обсуждение происшествия с соседями, также выскочившими из квартир. Не на шутку испугавшись, я впустил Мухтара в квартиру и спрятал в своей комнате. Родители были на работе, и мы с Мухтаром замерли, дожидаясь развития событий и одновременно теша себя надеждой, что все как-нибудь само уляжется и обойдется.
Не обошлось.
Через полчаса раздался звонок в дверь, и перед моими глазами возникла целая делегация: пострадавшая почтальонша с пышущим негодованием и жаждой мести лицом, соседи снизу в количестве трех человек и домоуправша тетя Паша.
— Миша, это ваша собака? — спросила тетя Паша, показывая пальцем на выглядывающего из спальни Мухтара.
— Наша, — ответил я.
— А ты знаешь, что она укусила почтальона?
— Нет.
— А где твои родители?
— На работе.
— А она у вас не бешеная?! — взвизгнула почтальонша.
— Нет, что вы, — сказал я, — она у нас здоровая собака.
— А откуда ты знаешь? Вы ей что, прививку делали? У вас что, справка есть? — распалялась почтальонша.
Ничего этого у нас конечно же не было.
Долго мучить меня не стали, решив перенести всю тяжесть разговора на моих родителей, когда они вечером вернутся с работы.
Подробностей того, как происходило это выяснение отношений, я не знаю. К счастью, родители меня не ругали, да и Мухтар не был наказан.
Чувствуя ответственность за его судьбу, мы несли свой крест до конца. Во-первых, родители заплатили в сберкассе штраф в размере пяти рублей. Во-вторых, мы с мамой повезли Мухтара в ветеринарную клинику, где получили справку о том, что он здоров. Поликлиника находилась довольно далеко от нас, в поселке Свердлова — десять остановок на трамвае да еще километра два пешком. У меня от этой поездки осталось очень неприятное впечатление. Жалко было бездомных собак и кошек, находящихся во дворе в клетках. Многие из них жалобно скулили и имели весьма плачевный вид.
Однако предпринятые нами меры не привели к желаемым результатам. Рыжая почтальонша наотрез отказалась ходить в наш подъезд, пока мы не выгоним Мухтара.
Пришлось искать какой-то выход.
К счастью, мама вела занятия в своем химическом техникуме не только на дневном, но и на вечернем отделении. Вечерники были народом серьезным: многие из них уже давно работали и имели дома и семьи. Именно в их руки и удавалось иногда пристроить котят от наших домашних кошек. В этот раз также был брошен клич, и, к счастью, нашлась одна вечерница, которая жила в пригороде в частном доме. Она согласилась взять Мухтара к себе в Черное село.
Повезли мы его на такси, что для нашей семьи было редчайшим событием. Мухтар, чуя неладное, всю дорогу нервничал и поглядывал в окно. На месте его поместили в конуру на улице и, надев ошейник, привязали веревкой. Стало понятно, что его вольная дворово-домашняя жизнь ушла в прошлое. С тяжелым сердцем и в слезах, оглядываясь, уходил я к автобусной остановке, мало прислушиваясь к утешительным словам родителей и сестры Гали.
А через два дня Мухтар появился во дворе — голодный и с обрывком веревки на шее.
— Мама! Мухтар сбежал! — радостно кричал я, вбегая с ним в квартиру.
— Вот паршивец! — только и могла сказать мама.
Через несколько часов позвонила вечерница и сообщила о побеге Мухтара, что уже не было для нас новостью.
Тем не менее Мухтара надо было везти обратно. Начинать новую войну с почтальоншей и соседями не было никакой возможности.
На этот раз Мухтара мы повезли на автобусе, чтобы он не запомнил дорогу домой.
Все боялись, что он снова прибежит к нам, но больше этого не случилось. Мама регулярно передавала вести от его новой хозяйки, а пару раз мы даже ездили навестить своего любимца, привозя в качестве гостинца вареные косточки.
Мухтар прижился на новом месте, а я еще долго, заходя в подъезд, прислушивался, не встретит ли меня бодрым лаем и повиливанием хвоста наш верный четвероногий друг.

Наука и практика
Организаторами научно-практической конференции «Повышение информированности управленческого персонала, государственных гражданских и муниципальных служащих по вопросам законодательства в области сохранения биоразнообразия, рационального природопользования - опыт проекта ПРООН/ГЭФ», состоявшейся 4 июня, выступили Алтайский государственный университет и Администрация Алтайского края. Мероприятие проводилось при поддержке проекта Программы развития ООН (ПРООН) и Глобального экологического фонда (ГЭФ) «Сохранение биоразнообразия в российской части Алтае-Саянского экорегиона».

Персоналу - о сохранении биоразнообразия
В конференции приняли участие 40 человек: представители государственных и образовательных учреждений Алтайского, Красноярского, Камчатского краев, Республики Алтай, Томской, Новосибирской, Кемеровской, Астраханской областей.
Среди докладчиков конференции - начальник управления Администрации Алтайского края по вопросам государственной службы и кадров Игорь Гниденко, заместитель начальника управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Алтайского края Владимир Горбачев. С информацией также выступили первый проректор по учебной работе Алтайского государственного университета Геннадий Лаврентьев, менеджер проекта ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия в российской части Алтае-Саянского экорегиона Александр Бондарев.
Выступающие отметили, что повышение экологической культуры, образовательного уровня и профессиональных навыков государственных гражданских и муниципальных служащих будет способствовать повышению эффективности принимаемых решений, снижению негативного воздействия на окружающую среду, сохранению биологического разнообразия и устойчивому развитию общества.
На конференции обсуждались проблемы повышения информированности управленческого персонала в области сохранения биоразнообразия и рационального природопользования. Также обобщены имеющиеся в Алтае-Саянском экорегионе и сопредельных территориях практические наработки в области экологического образования управленческих кадров. По итогам конференции были выработаны рекомендации.


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2022 г.©