Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №11-12 2011 г. (ноябрь-декабрь 2011)


А вы знаете, что....
В состав человеческого организма входит всего 4 минерала: апатит, арагонит, кальцит и кристобалит



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!


2011 год
№11-12 (191-192) 2011 год / Страница 126-129


Страница 126-129


Детское движение Москвы в лицах
Управление природных ресурсов и охраны окружающей среды Алтайского края объявляет о проведении конкурса грантов Губернатора Алтайского края в сфере экологического воспитания, образования и просвещения

«Содружество» – камертон для сердца и души
«Мир – один, ну а стен... Стена
есть, по сути, часть человека,
ибо знает он или не знает, а это – ген
взрослых... Лишь для детей не существует стен…»

Тумас ТРАНСТРЁМЕР, поэт, лауреат Нобелевской премии 2011 года, психолог.

Профессиональный психолог становится руководителем – да это мечта любой детско-молодежной организации! Такой человек не просто умеет ладить с детьми, он знает наверняка, что интересно и полезно для каждого, всегда сумеет подобрать единственно верный ключ к самым потаенным душевным кладовым. Но с другой стороны… Хлопотно и неимоверно ответственно руководить хотя бы одной ДОО. А если их у тебя более четырехсот – целый букет, а, вернее, «Содружество»... Тут уж точно: без досконального знания психики - как детей, так и взрослых - не обойдешься.
Алексей КРАНИН – председатель Совета Московской детской общественной организации «Содружество», член Попечительского совета ДМОО «Зелёная Волна» (ЗелАО)

Сразу понял: жить – здорово!
- Говорят, что вы – человек чрезвычайно жизнерадостный…
- Ну, раз говорят… А если серьезно, то я еще совсем пацаном был, когда жизнь полюбил. По-настоящему. Рано стал понимать, что жить - здорово!..
- Так еще передача о здоровье на Первом телеканале называется. А вас-то что с самых ранних лет подтолкнуло к столь оптимистичному восприятию окружающей действительности?
- Мы жили в Мурманске. И вот однажды мои одноклассники побывали на экскурсии в Долине смерти – на полуострове Рыбачий, где в июле 41 года шли страшные бои с немцами за Кольское Заполярье. До сих пор в этих местах сохранились следы укреплений и окопов, установлен мемориальный комплекс «Долина Славы»… А Долиной смерти это место гитлеровцы из горнострелкового полка назвали – там наши крепко дали им прикурить.
Сам я не был в Долине смерти, но услышал взволнованные рассказы, увидел фотографии: блиндажи, хвостатые минометные мины повсюду валяются… А еще у нас рядом с деревней под Ленинградом, где я ребёнком проводил каждое лето у бабушки, есть такое место - называется Госпиталь. Там большие, заросшие травой курганы – братские могилы павших солдат. Никто не знает их имена, но это же были люди когда-то…
Тогда я все время размышлял: вот как на этом самом месте, где я спокойно стою, хожу, радуюсь солнцу и чистому небу, когда-то сражались и погибали совсем молодые ребята? Честно признаюсь, испытывал настоящий страх, когда пытался представить себя, умирающего, на войне. Вот солдат поднимается в атаку – шаг, второй… Вдруг - бух! - какой-то горячей железякой по голове или в грудь попало – и все, нет больше человека, что ли?.. Так почему люди все-таки шли в тот бой – знали же, что их ждет… Лет 10-11 было мне, когда я серьезно об этом задумался. Тогда и понял, наверное, о жизни главное…

С детства мечтал о Москве
- Как вас воспитывали в детстве - тоже, видимо, в духе патриотизма?
- Мой отец – военный моряк, подводник. Так что я с детства восхищался людьми в военной форме… Соответственно формировались и мои предпочтения. Я увлекался историей, особенно Великой Отечественной войны. Изучил все марки существующих в те времена кораблей, самолетов, танков и артиллерии – как наших, так и немецких. Мог лишь взглянуть на какую-нибудь пушку или самолет, и сразу определить, какого они года выпуска. Моделировал все, что угодно… Ну, и, понятно, мемуары военных читал взахлеб, особенно летчиков…
- Вы все время жили на севере?
- Я родился в Ломоносове - Ораниенбауме - под Питером. Там мы и жили когда-то - неподалеку от парка... В Мурманск прибыл, когда мне было три года, а уехал в шестнадцать.
В детстве больше всего хотел быть железнодорожником. Вот представьте себе: почти всегда холоднющий, ветреный, мрачный город за Полярным кругом. Майские праздники, по телеку показывают Москву: демонстрация, солнце, люди в плащиках, девчонки в коротких юбках... А у нас - снег, сугробы, все никак не прояснится, не потеплеет полярное небо... Поэтому я, маленький, мечтал, что если стану железнодорожником, то сяду на локомотив в Мурманске и сразу уеду в Москву. Для меня это был самый теплый, светлый, приветливый город на свете!

Вообще-то, я был страшным тихоней…
- Вас сурово наказывали, когда было за что?
- По-разному. Отец запросто мог и ремнем погонять… В семье же трое парней – не до шуток! Если папа не в походе и вдруг оказался не в духе или мы его чем-то прогневили, то у меня была дислокация - туалет, у Дениски - ванная, а где прятался Женька, точно не помню, но, видимо, под кроватью... Пока папа искал нас, потихонечку сам остывал. Правда, уж если наказывал, то всегда за дело...
- Ваш отец – человек твердых убеждений?
- Он коммунист и, как водится у военных, весьма убежденный. Лет в шестнадцать я спросил у него: «Вот была коммунистическая партия, не так давно прошел XXVII съезд КПСС. Пообещали всем счастливую жизнь, а где она, собственно? Ведь не сделали ничего. Значит, врали?» Такой наглости от собственного сына мой батяня перенести, конечно, не мог. Побагровел, сжал кулаки… В общем, гонялся за мной с ремнем, пока не устал. А потом говорит: «Кто бы о счастливой жизни мечтал – у самого восемь двоек по русскому... Безграмотные не нужны государству!»…
- В пионерах вам довелось побывать?
- Застал, наверное, последнюю волну советского пионерства. Быть пионером мне очень понравилось... Опыт этой мощнейшей детской организации еще долго будет востребован, он нуждается в творческом осмыслении и только обогащает современную практику ДДМ. Недаром же мы поднимаем архивные документы - изучаем основы скаутинга и пионерии, знакомимся с их делами…
- Как же прошло ваше пионерское детство?
- В трудах и заботах. Волнительный для меня момент: в расстегнутых куртках мы стояли возле мурманского Дома офицеров - там еще памятник героям-защитникам Кольского полуострова... Ледяной ветер рвал из рук отутюженный накануне мамой красный галстук, но я был начеку и держал его крепко. Мы торжественно пообещали горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться…
- С чем вы боролись?
- Вообще-то я был страшным тихоней…
- Пионерство добавило в вашу кровь перцу?
- Мне достался лишь трудовой сектор – все остальное разобрали отличники... Но и это было круто: мы собирали макулатуру, металлолом, участвовали в соцсоревновании и вели борьбу с приписками...
- Вы и с несунами боролись? Можно уточнить - где добывали дефицитный в Заполярье металл для пионерских плавок?
- На кладбище кораблей, как правило. Это было рисково. Один неосторожный шаг, и «в бухту родную» отважный пионер мог уже не вернуться… Но все обошлось. Сейчас бы я не решился, конечно.
- Вам нравилась пионерская идеология?
- Это называлось коммунистическим воспитанием детей и молодежи. Помню, как-то в 13 лет меня пригласили в горисполком, на солидное совещание. Неожиданно стало ужасно скучно – первый раз в жизни случилось такое! Кто-то стоял на трибуне и битый час монотонно вещал о том, что империалисты только и делают, что мечтают о завоевании Советского Союза!.. Я рисовал какие-то фигурки в блокноте и думал с какой-то тоскливой досадой: да что им здесь у нас завоевывать? Грязную речку-вонючку, которая рядом с райисполкомом течет? Смешно было, с трудом сдержался. Потом осмотрелся – ба, да я не один такой тут веселый, многие прятали улыбки в свои пиджаки…
- Как повлиял на вас комсомол - не пытались сделать карьеру в этой организации?
- Когда пришло время вступать в комсомол, я воздержался. Хотя меня звали, нагон устроили колоссальный – принимали кого угодно, даже квакиных... Но мы уже изучали 27-й съезд КПСС, штудировали речь вождя. Перестройка, гласность, Горбачев... все это нужно было как-то переварить, осмыслить, чтобы верно определиться по жизни…

Отказался подписывать приговоры
- Как вы попали в Детское движение Москвы?
- Став дипломированным психологом, я прошел определенную практику – поработал ассистентом бизнес-тренера.
- Золотое дно?
- Поначалу тоже так думал. Профессия психолога требует большой внутренней, духовной зрелости, умения раскрывать свой внутренний мир, душевное состояние – то, что еще называется самовыражением. Но главное, конечно, надо иметь способность слышать и понимать другого – что совсем непросто. Выпускник вуза знает лишь то, что написано в учебниках и читалось ему на лекциях: вроде бы и достаточно серьезные знания, но все это теория, а опыта ведь никакого…
- Как говорил Мефистофель: «Теория, мой друг, суха, но зеленеет жизни древо»...
- Между практикой и теорией лежит подчас непреодолимая пропасть. Поэтому молодой психолог по большому счету специалист незрелый, в бизнесе никому особо не нужный, разве что в школе может себя попробовать.
- Вы попробовали?
- Мне довелось поработать психологом в одной общеобразовательной школе. Там я быстро убедился, что это далеко не самое лучшее место для начинающего специалиста. Психолога заставляют проводить всевозможные тестирования, писать на детей, которых отправляют в коррекционную школу, подробные отповеди – своего рода пасквили. Доказывать, что ребенок, мягко скажем, дефективный, плохой… И что получается? Учителя выносят свои приговоры над неудобными для них - по той ли иной причине - детьми, а психолог, как официальная диагностическая инстанция, должен придать им неумолимую законность, подписав официальное заключение. Я не захотел этого делать – мне было стыдно…
- Вы апологет известного постулата: нет плохих детей, но есть никудышные педагоги?
- Все правильно. К сожалению, в педагогику порой попадают совершенно случайные люди. И как только они начинают командовать детьми, жди беды!.. Таких, конечно, хватает и в других профессиях, но ведь ошибки в педагогической сфере особенно дорого обходятся обществу. Один из наших преподавателей в институте - профессор Владимир Гаврилович Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса - говорил: нормальный человек в психологию не пойдет.
- Но вы-то…
- Выводы делайте сами. Учился я с азартом. Это вам не какой-то судостроительный...
И вот я оканчиваю институт - у меня уже было какое-то первичное понимание, навыки, самые примитивные наработки проведения тренингов. Ничтоже сумняшеся начинаю искать площадку, где бы мог эти тренинги проводить за деньги. Место нахожу недалеко от своего дома - в муниципальном учреждении города Зеленограда под названием «Энергия». Мне говорят: ты можешь вести свои тренинги для взрослых, но параллельно должен заниматься с детьми. Два часа в неделю работаешь на себя – со взрослыми, а два часа – детские.
Кто пойдет на молодого психолога Алексея Кранина, который только вылупился из института? Мне было 24. (Я в 16 лет поступил в первый вуз). Взрослые не пришли, хотя я даже рекламу нарисовал. Но зато явилось много подростков, которые готовились к поступлению в разные вузы. Тогда я разработал несложную программу профориентации и назвал ее Мастер-классом по психологии.
Провел десять занятий, на которых рассказывал о том, какие есть виды психологии, указал на трудные моменты, что кому подходит, а что нет, что получается, и что нет, и чем психология, в конце концов, отличается от психиатрии. Поскольку язык у меня неплохо подвешен, то получались стихийные лекции - почти митинги...
Шел 2002 год. Мой дебют не остался незамеченным. В конце года я уже представлял Москву на Всероссийском конкурсе лидеров и руководителей детских и молодежных общественных объединений «Лидер XXI века».

Желто-зеленый галстук нужно еще заслужить
- О вас написали в газетах, показали по телевизору?
- Лучше: мне сделали предложение, от которого я не мог отказаться. Директор муниципального учреждения «Энергия» Марина Николаевна Яковлева и педагог Ирина Владимировна Шадрина предложили создать анимационную группу – получилось что-то вроде детского клуба. Взрослые ко мне так и не пошли, и я с удовольствием продолжил бизнес-тренинг с детьми. Мы начали выпускать стенгазету. Все бегали, суетились, добывали злободневные материалы, как правило, нацеленные на защиту интересов детей. Например, в школе кого-то незаслуженно обидел учитель – мы тут как тут: позор! - и гвоздили к стене. Кто слышал хоть раз, чтобы посадили учителя, который издевался над учениками? А мы несколько таких деятелей ославили в своей газете, да так, что уж лучше бы посадили…
Сначала наш клуб размещался в пятикомнатной квартире, там собиралось до восьмидесяти детей. Мы, взрослые, когда у ребят начинались особо горячие дискуссии, прятались на кухне. Многие вопросы мы специально оставляли им на самостоятельное решение. Но если все разворачивалось уж слишком серьезно, и шум поднимался до небес, то мы вмешивались, конечно. Тренинг был всегда. И анализ...
Когда правительство Москвы стало организовывать массовый отдых детей в загородных лагерях, у нас появилась идея: из старших ребят подготовить вожатых. Скаутские мотивы для ребят особенно привлекательны: им нельзя без походов, палаток, костров, увлекательных игр на свежем воздухе и желательно подальше от дома... Тогда же мы стали экспериментировать с созданием детской общественной организации. Так у нас в 2004 году возникла детско-молодёжное общественное объединение «Зелёная Волна», в котором был сформирован свой отряд помощников вожатых.
- Кто такие – помощники вожатых?
- Подростки, способные увлечь полезными делами и повести за собой других ребят. Они воспитываются в лучших традициях детских общественных объединений – в духе взаимопонимания, терпимости, дружбы, поэтому свою энергию и способности направляют на добрые дела для людей.
Вожатский отряд ведёт круглогодичную работу. Накопить достаточный опыт работы с детьми и подростками, научиться организовывать массовые мероприятия им помогают межшкольные игры. Такие, например, как социально-психологическая игра «Команда». Сначала ее проводили в пяти школах нашего Панфиловского района, затем подхватили во всем Зеленограде, а теперь она популярна в большинстве общеобразовательных учебных заведений Москвы. Активисты, проявившие себя в этой игре, становятся помощниками вожатого. Таким образом, игра «Команда» стала своеобразной кузницей кадров для «Зелёной Волны».
Другая межшкольная игровая программа – «Старт» появилась у нас в 2007-м году. В ней приняли участие сразу 24 зеленоградские школы. Это межшкольное соревнование рассчитано на четыре месяца. Этапы игры разнообразны. С командами работает дружина – группа вожатых и помощников вожатых ДМОО «Зелёная Волна», которые организуют встречи, помогают в прохождении этапов соревнования, поддерживают участников, способствуют развитию активности подростков...
- И все-таки, зачем вам понадобились «свои» вожатые?
- Понимаете, в современной России вожатые – это не от хорошей жизни. Ведь что бы ни говорили, но лучшие сопровождающие для наших детей в походе или просто на отдыхе - профессиональные педагоги, взрослые мужчина или женщина, имеющие достаточный навык и, желательно, не один десяток лет посвятившие педагогической работе. А на что способен, скажем, восемнадцатилетний мальчик с первого курса пединститута, который приехал, чтобы поработать немного с детьми – для практики? Сам-то он при этом больше желает общаться с девушками, веселиться и радоваться жизни где-нибудь на ночном пляже, а не денно и нощно опекать ребенка, который к тому же съел на ночь что-то не то или просто по дому соскучился... Ясно, что профессиональный педагог за свою работу будет просить достойные деньги. Средняя стоимость такого педагога может составлять 20-25 тысяч за смену, а вожатого – всего-то семь. К тому же не всякий взрослый педагог поедет летом возиться с чужими детьми – когда же своими-то заниматься?
Я очень много провел лагерей. Каждая смена – три недели почти без сна, выходных, нормального отдыха. Все внимание на ребят, напряжение колоссальное. Потому что в 23 часа отбой, а в час ночи вдруг обнаруживаешь, что Вася с Петей пошли на море. Чтобы их отловить, бегать приходится по всему побережью. А если Оля с Васей где-то уединились, это вообще караул!..
Еще бывало, что Коля с приятелями из лучших побуждений, естественно, решили черешни нарвать в кооперативном саду – порадовать свой отряд... Пошли, нарвали, да тут их и скрутили охранники: двоих приковали в ограде, а третьего отправили в лагерь, за старшим – надо же как-то проблему решать. Узнав об этом, я – руки в ноги и вперед. А те охранники - не какой-то там старичок с ржавой берданкой - современные парни в камуфляже и с бицепсами. В руках помповые ружья, на поясах ножи, наручники, что-то еще из арсенала спецназа… Разговаривают по понятиям, рядом овчарки рвутся с цепи… Картинка - будто из дурного боевика. Мне, как профессиональному психологу, было бы смешно уповать на врожденный гуманизм подобного рода деятелей. Убеждать их я, понятно, не стал. Сходу, молча, вручил две бутылки водки, и дети мои были тут же прощены и отпущены.
– Среди ваших подопечных встречаются ребята, которых принято называть «трудными»?
- Конечно, ребята приходят к нам самые разные. К сожалению, некоторые родители разрешают своим детям не только курить, но и выпивать, как считают они, понемногу – пиво, сухое вино... Со всем этим багажом ребятня является в лагерь и заявляет вожатым: «А мне мама разрешает курить».
- Но кое-где в детско-юношеских лагерях отдыха курить подросткам не возбраняется…
- Порочнейшая практика. Когда я возглавлял «Зеленую волну», то запрещал брать курящих детей в лагеря. Бросил – пожалуйста. А нет – пеняй на себя. Не быть тебе в ДДМ активистом.
- Хотите сказать, что вы не гонитесь за массовостью детских общественных организаций?
- Приятно, конечно, если детей в наших организациях станет больше – новичкам всегда рады. Но не за счет же других это делать – не искушать же нормальных детей дурными примерами.
- А если дети немного побалуются пивком?
- Настоящее ЧП. Нарушители тут же отлучаются от всех возможных благ. С ними проводится «воспитательная работа».
- Ремнем?
- Иногда бы не помешало, но это, как известно, рукоприкладство – статья в уголовном кодексе. Нет, мы воздействуем исключительно словом и некоторыми ограничениями.
- Помогает?
- Конечно.

Когда разные - вместе
- Вы могли бы определить «Содружество» одним предложением - что это такое?
- «Содружество» - это когда все разные, но вместе, и каждому от этого становится только лучше. Сохранение особенности и неповторимости ДОО при общем укрупнении. Да и с государством легче общаться. Представьте, если бы каждая из наших четырехсот общественных организаций или объединений, где в среднем по пятьдесят человек, начнет дергать государство по своим нуждам – кому помогать? Потому что если кого-то вдруг выделяют и ему оказывается помощь, тут же раздается крик, остальные недовольны. Начинают возмущаться: ага, вы их поддерживаете, а о нас почему забываете?! Получается, что «Содружество» - это и защита, и некая перемычка, которая может быть объединенным голосом массы организаций.
- И легче управлять такой массой... Ваши организации, кстати, нуждаются в этом?
- Они скорее нуждаются в координации действий. Каждый год какие-то организации исчезают, какие-то появляются. Потому что в ДОО важнейшее лицо - все-таки лидер, особенно когда организация небольшая. Он повзрослел, ушел или его перевели куда-нибудь, школу закрыли – все! Но, прибывая в новое место, такой человек непременно постарается создать новую детскую организацию. И тут уже без «Содружества» не обойтись. Мы не можем осуществлять поддержку общественных объединений – это миссия ДДОО, но мы можем координировать их работу, выражать их мнение, проводить форумы, слеты объединительные...
В ДДМ ведь все разные - и от природы, и по причине своих предпочтений: одним ближе скаутизм, а других от пионерства не оторвешь, хотя и много в этих организациях общего. Есть миротворцы, экологи, журналисты, патриоты… Выраженная индивидуальность, понятно, на первом месте. Но когда все эти яркие личности, представители сотен различных организаций объединены «Содружеством», получается прочный конгломерат.
Жизнь кипит, развивается. Наблюдать за таким процессом весьма любопытно.
- Кому любопытно - вам, как психологу?
- Не только мне, но и самим ребятам, конечно. К тому же они не пассивные наблюдатели – каждый вносит посильную лепту в наше развитие. По большому счету, участие в ДДМ – это начальная школа большой самостоятельной жизни, где стремительно взрослеющих детей ждет много различных встреч, событий, перипетий. И как замечательно было бы с младых, что называется, ногтей каждому из них научиться ладить с людьми, уметь слушать и понимать даже тех, кто, может быть, и не сразу станет тебе, скажем так, симпатичным. В разных, пусть даже не самых благоприятных обстоятельствах – почему-то на них особенно так щедра судьба! - уметь принимать правильные решения, проявлять свои лучшие качества, применять аналитические и организаторские способности. Все это, собственно, и составляет пресловутое понятие «умение жить».
- Если мы правильно понимаем, сегодняшнее «умение жить» немыслимо без лидерских наклонностей? Но ведь не могут же все в стране быть лидерами - общество столько начальников просто не переварит!..
- Да и не нужно всем становиться лидерами - ребенку достаточно стать активистом симпатичной ему детской общественной организации.
- Зачем ребятам нужны лидерские программы?
- Полученные навыки им в любом случае пригодятся. Проводятся тесты, конкурсы, игры... А победители все к нас на контроле. В этом смысл конкретной социально-политической задачи, которая решается, в том числе, и силами ДДМ.
- То есть всех детей с лидерскими способностями вы ставите на учет?
- Да, мы их знаем и не забываем, конечно.
- И вот дети-лидеры выросли – дальше-то что? В президенты идти – ставить меньшую цель даже и неудобно как-то…
- Дальше нужно учиться и много работать. Президентами страны, как известно, сразу никто не становится.
- Зато потом уж как станет!.. Вы ведь тоже побеждали когда-то в подобного рода конкурсах – откройте тайну, под чьим вы сегодня контролем?
- Не то, чтобы под контролем – все-таки не советские времена, когда номенклатуру лелеяли с пионерского возраста. Но определенные предложения, связанные с руководящей работой, мне поступали и поступают. Может быть, и на своем сегодняшнем месте я оказался по этой причине...
- При этом, конечно же, рассчитываете на большее?
- Стать президентом страны? Нет, не рассчитываю. Я лично не приветствую лидерства в нынешнем понимании, хотя и осознаю, что от этого направления никуда не деться. Поэтому весь лидерский блок стараюсь сводить к воспитанию активистов, формированию актива общественной организации. Наша, и замечу, весьма популярная среди молодежи программа «Лидер XXI века» как раз и показывает тот потенциал, который есть у нас на самом деле - это действительно подтягивает ребят до определенного уровня. На «Лидере XXI века» очень хорошо виден ситуативный срез... Был, допустим, момент, когда прошла череда очень ярких ребят, а потом - бац! - и пошли слабенькие. Сейчас наблюдаем новый качественный рост. Разве это плохо?
- Кто бы спорил. Но сами-то дети понимают, что если они приобретут навыки лидеров, то перспективы в их жизни будут значительно интереснее?
- Я не уверен, что именно так они относятся к этому – никто в таком возрасте не размышляет о каких-то особо радужных жизненных перспективах... серьезно, по крайней мере. Однако наш активист-подросток знает, что если станет лидером, то летом отправится в прекрасный лагерь, попадет на интересную смену – а это новые друзья, навыки, удовольствия – здорово! Еще он может войти в совет «Содружества», где будет привлечен к решению важных вопросов, организации и проведению ответственных мероприятий... Кому-то это интересно – так и на здоровье!

Наука понимать других
- У членов «Содружества» есть какие-то специфические обязательства – платить взносы, к примеру?
- Никаких взносов в нашей организации нет. Но есть обязательства, которые берут на себя, естественно, в добровольном порядке те, кто вступает в «Содружество».
- Назовите самые главные.
- Во-первых, устав вступающей организации должен соответствовать уставу «Содружества», то есть ни в чем ему не противоречить. А если устава нет, то должно быть, как минимум, положение, в котором отражены определенные педагогические и гуманистические ценности данной организации. В том числе, она, безусловно, должна признавать все положения Конвенции ООН о правах ребенка.
- «Содружество» строго придерживается этой Конвенции?
- Мы стараемся, но не всё, к сожалению, зависит только от нас. В мире вряд ли найдется идеальная страна, где права ребенка соблюдались бы от и до – строго по Конвенции. Все стремятся, конечно, к этому, но не всегда и далеко не у всех получается.
- Почему?
- Непростой вопрос. Известно ли вам, например, что американцы вовсе не подписали Конвенцию ООН о правах ребенка? Ведь в некоторых штатах США разрешена казнь детей! Недавно, например, приговорили к смерти 12-летнего мальчика за то, что убил своего брата... Но и в нашей стране, подписавшей Конвенцию еще в 1993 году, до сих пор нарушаются права детей.
- Например?
- Реклама табака, алкоголя едва не на каждом шагу – что это, поддержка здорового детства? У меня нервный тик начинается, когда нам говорят: вы должны решительнее бороться с курением и особенно - с распространением среди подростков пивного алкоголизма. Но как можно с этим бороться? С одной стороны - миллионеры, не жалеющие денег на рекламу табачного зла, а с другой - мы, педагоги внешкольного воспитания… Кто кого в этой «битве гигантов» уделает, сомневаться не приходится.
- Вы, как глава мощнейшего детского объединения Москвы, способны повлиять на столь непростую и, прямо скажем, опасную ситуацию, как-то исправить?
- Уровень нетерпимости, в том числе и национальной, в современном московском обществе очень высок. Одна из важнейших наших задач как-то его принизить, чтобы не раздувался пожар, а ситуация не доводилась до каких-то необратимо тяжелых последствий. Вот почему все руководители детских общественных организаций, которые входят в «Содружество», стараются делать так, чтобы дети, которые приходят к нам, росли более открытыми, искренними, свободными, толерантными, способными слышать и понимать друг друга. Дети ни в коем случае не должны замыкаться в себе, плодить черные фобии, которые в один не самый прекрасный момент могут выплеснуться наружу в виде вспышек ненависти и гнева...
- Это трудно?
- Подчас кажется, что невозможно. Но мы обязаны заниматься «дружбой народов» – иного пути просто нет. И в этом направлении «Содружество» делает достаточно большие и важные шаги.
- Что для вас особенно важно в людях? Что цените, а что не приемлете вовсе?
- Самое важное в людях - понимание, приятие других. Говорю, как психолог и как мирянин…

Что-то героическое в нашей работе есть…
- Чем детская общественная организация отличается от кружка по интересам из системы внешкольного образования?
- Общественное объединение круче: ведь это некое самодеятельное образование...
- Некое «гуляй поле» - по сравнению с пионерией советских времен? Педагогическая махновщина?
- Я бы иначе сказал: демократчина... Сейчас уже немодно, но мы говорим: да, гражданское общество - это общество со свободой самовыражения, свободой слова. И не понимаем простой вещи, что ребенка нужно учить свободно выражать это слово, уметь работать в правовом поле демократического государства. Если у меня нет понимания, что такое правовое поле демократического государства, то я, почувствовав социальную несправедливость, сожгу вашу машину - для начала... И это проблема уже государства – меня же не научили свободно выражаться в рамках правового поля, самоорганизовываться, проводить цивилизованные формы реакции на какие-то события... Общественное объединение - это некая форма первичной социализации ребенка, как гражданина, выражающего свое самостоятельное мнение, свою свободу.
- Но разве в семьях детей не учат «доброму-вечному»?
- Институт семьи за двадцать последних лет здорово изменился. Сейчас уже приходит поколение детей тех детей, которые в 1988-89-х годах окончили школу... «Перемен требуют наши сердца!» - это было их бурное, потрясающее время. Однако помимо плюсов было в нем и очень много минусов. Вот и выросло поколение людей неприкаянных, с подчас непонятными, совершенно размытыми ценностями...
- Одним словом, вынесли все шкафы, а взамен ничего не поставили... У вас, как лидера «Содружества», есть организации, которым вы симпатизируете особо?
- Дипломатичнее было бы, наверное, сказать, что все общественные детско-юношеские организации, вошедшие в наше «Содружество», я в равной мере люблю и ценю. Да так и есть, скорее всего, на самом деле… Но есть, конечно, и особые симпатии – к уже сложившимся организациям, таким, как юные миротворцы и юные путешественники, православные следопыты, пионеры, «Цивилизация юных»... Вот пять совсем немаленьких детско-юношеских объединений, в каждом из них по 10-15 подразделений. Считаю, что именно эти детско-юношеские объединения Москвы ближе всех к эталону детской общественной организации: четкие, независимые, со своей формой, уставом, юридической регистрацией и, бесспорно, блестящими, бесконечно преданными своему делу руководителями. Воспитанники этих организаций участвуют практически во всех конкурсах ДДМ и, соответственно, чаще всех побеждают. Самодостаточные, ни перед кем не прогибающиеся: их из одной школы турнули, так они в другую, еще куда-то – но ведь живут, действуют, несут людям свет и добро! Конечно, при всех своих личных симпатиях, никакого невнимания я не смею допускать и по отношению к нашим новичкам. Любая, даже самая маленькая, только встающая на ноги детская общественная организация очень важна для меня, и ни одну из них я стараюсь не выпустить из своего поля зрения.
- Какие программы «Содружества» пользуются наибольшей популярностью у ребят?
- Многие. «Герои рядом с нами», к примеру. В принципе это переделка старых программ - поиск современных героев. Но примеры для подражания очень нужны подрастающим поколениям. Так было во все времена.
В поиск героев азартно включилось большинство организаций «Содружества». По сути, мы развязали ребятам руки, заявив: ищите, находите и предлагайте тех, кого посчитаете нужным, потом кандидатуры обсудим, определимся конкретнее и точнее.
- Ищите, и обрящете – так говорил Христос… Кого же определяют ваши ребята в герои нашего времени? Если ли среди них мученики за веру?
- Насчет мучеников не знаю – вопросы веры мы с ребятами как-то не обсуждаем. Хотя среди активистов есть верующие – православные следопыты те же, ребята из мусульманских семей… Но большинство выбирают героев все-таки не из святых, а больше из реальных людей - военных, ветеранов войны, космонавтов, спортсменов, даже популярных артистов... Хотя некоторые педагоги смущаются: что говорить детям на эту тему? В советское время героем мог стать пионер, ценой своей жизни спасший хлебное поле от пожара. Таким ребятам посвящали полосы в «Пионерской правде» и «Комсомолке», их награждали медалями, орденами... Многих посмертно. Даже известный поэт и писатель Константин Симонов однажды откликнулся на подобный поступок и написал героический очерк… Но я-то как раз считаю, что прославлять подобные деяния, особенно в детской среде, нельзя – они слишком опасны для подражания. Потому что самое ценное на свете все-таки человеческая жизнь. Жертвовать ею ради спасения от огня нескольких тонн зерна нельзя категорически.
- В советские времена вас за подобное суждение и в пионеры бы точно не приняли…
- Вполне возможно, но сейчас, слава Богу, времена иные. Мы не можем толкать детей на самоубийство ради пафосных целей.
- Как же тогда в детях воспитывать героизм?
- Да просто объяснять, что героями не рождаются - ими становятся в процессе всей жизни. И непременно при этом отмечать, что сам по себе героизм – понятие неоднозначное. Победа - только одна сторона медали, на другой и горе может быть, и каторжные лишения, поражения всякие... Многие 13-летние пацаны думают: вот вырасту, пойду в футболисты, прославлюсь. Будут меня показывать по телевизору, писать обо мне в газетах, трубить на весь Интернет – то есть стану настоящим героем!.. Приходится таких излишне самоуверенных немного расстраивать, говорить: знаешь, твой поезд ушел – раньше нужно было в спортсмены готовиться, лет хотя бы с пяти-семи… Но можно поискать себя в чем-то ином – выбор огромный.
- В конце концов, каждый день приходить к восьми утра на работу – тоже своего рода подвиг!
- «Не скажу, что это подвиг, но вообще что-то героическое в этом есть…» Остроумная и весьма актуальная фраза из истории барона Мюнхгаузена в талантливой трактовке Григория Горина и Марка Захарова.
- Вы к восьми приходите на работу - согласны с этой сентенцией?
- Вполне.
Виктория и Михаил Сердюковы.
Июнь-октябрь 2011 года.

Мини-досье
КРАНИН Алексей Вадимович родился 21 ноября 1972 года, в городе Ломоносове (Ораниенбаум) под Ленинградом (Санкт-Петербург) в семье военного моряка. Детство и отрочество провел в Заполярье – Мурманске. Отец – Вадим Алексеевич, капитан 2 ранга, служил на Северном флоте. Мама – Евгения Петровна, экономист, но в основном всю свою жизнь посвятила детям, семье. У Алексея есть еще два младших брата: Денис - психолог, и Евгений – певец, музыкант, композитор.
Алексей Кранин свои первые двадцать лет прожил в Советском Союзе, поэтому успел побывать в пионерах, однако в комсомол не вступил. Учился в Ленинградском кораблестроительном институте. В 1996 году переехал в Москву, поступил на факультет психологии Гуманитарного института, который окончил с «красным дипломом».
С 2002 по 2010 годы - руководитель ДМОО «Зеленая Волна» (ЗелАО). В 2002 году представлял Москву на Российском конкурсе «Лидер 21 века». В 2009 году был избран первым председателем Совета МДОО «Содружество» (взрослого).
Автор пяти методических изданий по вожатской работе и детским общественным объединениям.
Не женат. Любит музыку и содержательные книги.
Верит в созидательную силу «Содружества».
















































Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2019 г.©