Природа сибири Начни с дома своего
   Главная      Газета       Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Тематические страницы
- Зеленый год
- Алтайский край на карте Сибири
- Азбука природы
- Памятники природы Алтайского края
- Зеленое кольцо Алтая
- Соседи по планете
- Трибуна молодых
- Наш общий дом – Алтай
- Концепция реальных дел
- Наш Алтай – зелёный рай


Серия публикаций о спелеологах.


А вы знаете, что....
При улыбке у человека "работают" 17 мускулов



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:




Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

Пещеры / В Шорской пещере

42 страница. Тематическая страница. ПещерыЧтобы не сидеть всю зиму в Елани и не заниматься бесконечной чертежной работой, Толя Губарь выдвинул перед руководством экспедиции инициативу: провести исследование Большой Шорской пещеры и включить ее в наш отчет. У Толи уже был там задел – еще прошлой зимой в выходные дни он с помощью добровольцев снял значительную часть пещеры. Нюанс состоял в том, что эта пещера находится в той части Шории, которая относится уже к территории Хакасии, входившей тогда в сферу деятельности Красноярского территориального геологического управления. Начальство согласилось, не вдаваясь в эти тонкости. Нам выписали командировку, дали деньги на проезд по железной дороге и снабдили продуктами. С нами были наши непременные помощницы – Оля и Нина, уже бывавшие ранее в этой пещере.

В Шорской пещере

Мы доехали по железной дороге Новокузнецк – Междуреченск – Абакан до станции Шора и стали искать ночлег. Пристанционный поселок Шора, когда-то большой, в последние годы опустел, и в нем осталось большое количество брошенных домов. Но, как бывает с безхозными строениями, большинство их были уже непригодны для проживания зимой – то нет окон или дверей, то развалена печь.

В поселке Шора
Некоторые дома вообще сгорели благодаря различным безалаберным посетителям, среди которых было много туристов-маргиналов. Я знал одного такого бродягу, который развлекался тем, что взрывал в поселке старые уличные туалеты, пользуясь прихваченной с шахты взрывчаткой (учет ее тогда практически не велся).
Наше обследование выяснило, что в поселке осталось всего два дома, пригодных для зимней стоянки. Один из них был занят какой-то туристской компанией, другой пустовал. В нем мы и поселились. Его недостаток состоял в том, что он был далеко от реки, полынья на которой была единственным источником воды (не считая снега). Так как снегу нападало масса, ходить за водой можно было только на лыжах.
У себя дома, на Алтае, я привык ходить на лыжах по равнине. Всякие спуски, подъемы давались мне плохо, что вызывало смех девчонок, поднаторевших в зимних походах по горной тайге. Особенный восторг у них вызвало мое падение с ведрами, полными воды, при возвращении с полыньи, уже перед самым домом. Варить обед пришлось на растопленном снеге.

В Шорской пещереКак было в те годы
Большая Шорская пещера располагается на реке Шоре, в километре от ее впадения в реку Томь, рядом с железной и лесовозной дорогами. В развитии спелеологии в Новокузнецке и Междуреченске она сыграла такую же роль, как Торгашинская пещера для Красноярска. Туристы стали посещать ее еще с 1950-х годов – туда легко было съездить на выходные и праздники.
Иногда в пещере собирались целые толпы. Естественно, это не пошло на пользу пещере. В ее верхней галерее были обломаны почти все сталактиты (раньше их было немало), посетители оставляли мусор, а некоторые пытались жечь там костры, что уже было опасно для всех, находившихся в пещере.

Считалась опасной
Вообще Шорская пещера слыла опасной. В Торгашинке к тому времени было две аварии со смертельным исходом и штук пять – с мелкими травмами. Большая Шорская пещера перещеголяла Торгашинку, хотя была значительно меньше и технически проще.
Здесь к началу 1970 года было уже с десяток аварий с тяжелыми травмами (правда, смертельных случаев не было).
Все происходило от того, что многие посетители были плохо подготовлены и теоретически, и практически, не дисциплинированы, а часто – не трезвы.
Некоторые случаи поражали своей дикостью. Бывало, что посетители в верхней галерее, обнаружив ведущее вниз жерло провала, начинали бросать туда камни – и попадали в людей, находившихся внизу, на дне колодца. Один из горе-путешественников воспользовался бензиновым факелом – бензин попал на одежду, которая вспыхнула. Его удалось затушить, но он долго лечился от тяжелых ожогов.
Имея в виду все эти случаи, мы выбрали такой период, когда возможность появления в пещере других посетителей была минимальной.
По накатанной лыжне мы быстро докатились до скалы с пещерой. Линзовидное отверстие виднелось на высоте около 40 метров над дорогой. К нему вел довольно крутой кулуар. Для облегчения подъема кто-то закрепил в нем толстую проволоку.
Поднимаясь по кулуару, я в конце его обнаружил, что эта проволока, на которую я полагался, обмотана вокруг заклиненного в трещине камня, державшегося на честном слове. Хорошо, что мы соблюдали осторожность и поднимались по очереди.

Спуск
На своде пещеры висели мощные гирлянды кристаллов инея. Тут и там с пола поднимались прозрачные булавы ледяных сталагмитов. Сверху свисали громадные сосульки. В полу просторной галереи на некотором расстоянии друг от друга имелись три отверстия, которые вели на нижний этаж. Два из них были довольно широкими колодцами около 20 метров глубиной, третье – круто наклонным щелевидным камином протяженностью 26 метров. При известной сноровке по нему можно было подняться лазанием «в распор».
Навесив веревку, мы соскользнули на нижний этаж пещеры. Задачей этого спуска было произвести сбойку отснятой ранее части пещеры с новой системой, открытой относительно недавно. Ранее она считалась отдельной пещерой, имевшей самостоятельный вход, маленький и незаметный, находившийся на некотором расстоянии от Большого входа. Эта пещера носила название Малая Шорская, что создавало некоторую путаницу, тем более что на притоке Шоры, ручье Малая Шора, также имелась пещера, называвшаяся Мало-Шорской.
В прошедшую зиму две группы, одна из которых находилась в Большой пещере, а другая – в Малой, обнаружили, что могут слышать друг друга. Это открытие привело их к небольшому отверстию, через которое они могли пожать друг другу руки. В дальнейшем его расширили так, что можно было пролезть из одной системы в другую. Так две пещеры были объединены в одну, которая сохранила название Большая Шорская, а название Малая Шорская было упразднено. Когда хотели уточнить, говорили о «системе» Малого входа. Расширение соединения привело к изменению циркуляции воздуха в пещере и ее большему выхолаживанию зимой, что раньше не наблюдалось.

У Малого входа
Следующие дни мы посвятили съемкам системы Малого входа. Чтобы попасть к нему, нужно было вскарабкаться на вершину горы и, руководствуясь сигналам наблюдателей снизу, спустить к отверстию веревку, привязанную за дерево.
Спуск по обрыву на глубину 10 метров приводил к маленькому уступу, находящемуся на высоте 40 м над дорогой. Круглая дырка над уступом, в которой было расклинено бревно, и была Малым входом. В нем дул непрерывный сквозняк. Через пару метров ход обрывался в пустоту.
Мы, ежась от холода, закрепили веревку и лестницу и спустились по очереди на 19 метров вниз. Полюбовавшись эффектной гигантской сосулькой, начали съемку. Эта часть пещеры посещалась редко и была еще довольно свежей. Здесь было несколько коротких каминов и уступов, на которых мы с удовольствием попрактиковались в лазании. Система заканчивалась на глубине 39 метров уютным гротиком с озерком на дне. Вода была чистейшей (увы, уже через пару лет эта чистота была утрачена).
Целую неделю мы жили в нашей хижине, согреваемые старой деревенской печью. Наконец, работы были закончены. Мы с сожалением расстались с тайгой, заснеженными скалами и журчащей подо льдом речкой. Нас ждала цивилизация.

Шорские пещеры
Шорские пещерыВпервые известие о пещере на устье реки Шор-су с обильными «капельниками» (сталактитами) опубликовал в начале XIX века служащий Алтайского горного округа, известный исследователь, журналист и издатель Григорий Спасский в своем журнале «Сибирский вестник».
Однако сообщение о пещере он получил от кого-то из своих многочисленных информаторов. Вероятно, им был художник Иван Меркульев, автор альбома акварелей «Две дюжины видов разных местностей Сибири». Среди этих видов мы находим и «Вид пещеры при устье Шоры, впадающей с левой стороны в реку Томь», предположительно написанный на рубеже XVIII–XIX веков.
Как сообщает сотрудник Государственного исторического музея Ирина Ерохина в своей статье в журнале «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования» (№ 1-2 за 2009 г.), Иван Меркульев «происходил из купеческой семьи, начал службу в горной экспедиции Колывано-Воскресенских горных заводов Ведомства Кабинета Ее Императорского Величества с 12 марта 1795 года. С 7 мая 1802 года Меркульев получил чин коллежского регистратора (самый последний XIV класс по номенклатуре гражданских чинов). В 1809 году он числится в штате «при чертежной» мастерской горных заводов. В том же году был повышен в чине – произведен в губернские секретари (XII класс по номенклатуре)».
Можно с большой степенью достоверности предположить, что Иван Меркульев был родом с Алтая. Где и у кого он учился искусству рисования, пока неизвестно.
На акварели мы видим феерическую картину «интерьера» пещеры с многочисленными сталактитами, сталагмитами и кристаллами, среди которых, судя по их форме, есть как кальцитовые, так и ледяные образования. Это первое известное на сей день изображение внутренней части сибирской пещеры.
Как уже говорилось, туристы Новокузнецка и Междуреченска стали посещать Шорскую пещеру с 1950-х годов. В начале 1960-х годов спелеологи Красноярска сняли первый план части системы Большого входа пещеры (Малый вход был еще неизвестен).
К настоящему времени в бассейнах рек Шора и Балыкса (впадает в Томь ниже Шоры) известно более 10 пещер, но изучены они недостаточно, поскольку спелеологи уделяют этому пещерному участку мало внимания.
Большая Шорская пещера, а также Николаевская на реке Балыкса, также исследованная еще первыми красноярскими спелеологами, по-прежнему остаются наиболее известными пещерами этих мест. Уже в XXI веке новый план Большой Шорской пещеры сняли спелеологи Абакана. Он мало отличим от того плана, что сняли мы с Губарем.


 разработка сайта +Web
Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2017 г.©