Природа сибири Начни с дома своего
   Главная      Газета       Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Тематические страницы
- Зеленый год
- Алтайский край на карте Сибири
- Азбука природы
- Памятники природы Алтайского края
- Зеленое кольцо Алтая
- Соседи по планете
- Трибуна молодых
- Наш общий дом – Алтай
- Концепция реальных дел
- Наш Алтай – зелёный рай


Материалы о животных Алтая и Сибири


А вы знаете, что....
Человеческий мозг генерирует за день больше электрических импульсов, чем все телефоны мира вместе взятые



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:




Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

Звери Алтая / Cибирского горного козла необходимо вернуть на берега Телецкого озера



Cибирского горного козла необходимо вернуть на берега Телецкого озера

На скалистых, обрывистых берегах Телецкого озера немало подобных участков, где эти оригинальные, неприхотливые, красивые звери, самцы которых носят на голове роскошные рога, могли бы хорошо себя чувствовать. Исторически совсем недавно – в первой половине прошлого века – они и обитали по всем берегам уникального водоема. Об этом сообщают в своих трудах, ссылаясь на рассказы местных жителей, ученые «первого» Алтайского заповедника, основанного в 1932 году.



Немного истории
Однако после 20-х годов XX века они здесь отовсюду исчезли вследствие эпизоотии, похожей на саркоптоз (зудневая чесотка). По словам охотников, болезнь была похожа на паршу и сопровождалась якобы слепотой. Больные животные в массе спускались из своих скалистых убежищ в долину реки Чулышман, к селениям, где их без труда ловили собаки, или же они сами падали от болезни. Одновременно эпизоотией были охвачены и домашние животные, главным образом овцы. По мнению тех же охотников, болезнь через домашних животных была занесена из Монголии. Таким образом к началу 30-х годов прошлого века, ко времени создания Алтайского заповедника, козлов на берегах озера, судя по литературным источникам тех лет, вроде бы не осталось.
Между тем достоверно известно, что по крайней мере один козел, самец, прожил на берегу Телецкого озера, в скалах на мысе Айран, а это заповедные угодья, до 1947 года, когда и умер естественной смертью. О находке свежих его останков мне рассказал известный краевед Т.Г. Дулькейт, тогда работавший в охране заповедника.
Продолжительность жизни этих животных в природе, максимально, – 12-14 лет, следовательно, он появился на свет не раньше 1933-1935 годов. То есть в первые годы существования Алтайского заповедника этот козел на его территории был еще не один.
Неизвестно, сколько особей могло сохраниться на восточном берегу озера ко времени организации заповедника, но несомненно горные козлы, хотя, по-видимому, в очень небольшом количестве, несколько лет еще обитали в этих местах. И теперь уже не саркоптоз, а именно их малочисленность, в связи с чем разнополые звери не могли встречаться и размножение в популяции не происходило, привела к полному их исчезновению. Отметим, что в южной части заповедника горные козлы обычны, встречаются в нескольких очагах обитания.
В последние столетия, в XIX-XX веках, ареал козлов в горах Алтая медленно, но неуклонно сокращается. Люди, которых на Алтае становится все больше, активно охотятся на них. Вот что писали ученые заповедника в 1938 году: «Охота на бунов (горные козлы – Г.С.) велась самым хищническим образом. Стреляли из ружей, причем чаще всего плохих, подранки уходили в горы и там погибали. На тропах устанавливали многочисленные луки-самострелы». Быстро увеличивалось, особенно в советское время, поголовье скота, в первую очередь за счет коз-пухоносов, мало уступающих диким сородичам в способности лазить по отвесным кручам.
Тем не менее до недавнего времени почти нетронутыми оставались большие – по занимаемой площади и запасам горных козлов – очаги их обитания в бассейне реки Аргут. Причина – труднодоступность этих урочищ из-за отдаленности от населенных мест и путей транспорта, а также сложный горный рельеф.
Однако с конца 90-х годов прошлого века положение козлов и в этих местах быстро ухудшается. В России растет число богатых людей, в том числе охотников, имеющих возможность использовать любые современные транспортные средства, от квадроциклов и снегоходов до вертолетов, для беспрепятственного проникновения в самые дальние, почти не доступные по земле урочища, чтобы охотиться на козлов. Количество вертолетов в частном пользовании у богатых россиян увеличивается.
Вдобавок растет число охотничьих хозяйств, арендующих наиболее ценные, пока еще богатые дикими зверями угодья и приглашающих на охоту за теми же козлами всех желающих.

Сокращение численности ускоряется
На таком безрадостном для горных козлов фоне сокращение их запасов в настоящее время не только продолжается, но и ускоряется. Это при том, что в Горном Алтае значительные площади ценных угодий относятся к различным ООПТ – особо охраняемым природным территориям. То есть, казалось бы, можно сохранить диких животных, в том числе козлов, поскольку такие угодья неусыпно охраняются соответствующими службами и ведомствами. Но на самом деле положение с охраной животного мира и на этих территориях нельзя назвать благополучным.
Даже в заповедниках трудно обеспечить надежную охрану угодий в связи с большими расстояниями, бездорожьем, отсутствием соответствующих транспортных средств, недостаточным финансированием. Заказники, объекты Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО, как и природные парки (структуры регионального подчинения), по существу вообще не охраняются – нет средств.
Только за годы моих наблюдений сильно поредели Чулышманская, Чебдарская и некоторые другие группировки козлов.

Как им помочь?
На фоне этих негативных процессов, сопровождающих существование козлов в горах Алтая, есть реальная возможность хотя бы немного им помочь, вновь поселив их на заповедных, неплохо охраняемых берегах Телецкого озера. Хотя ближайшие местообитания этих животных, как в прошлом, так и ныне, располагаются всего в 25-30 км от южной оконечности озера, в верховьях Ерината (приток реки Большой Абакан, бассейн Енисея), самостоятельно вернуться на его берега они не смогут.

Что нужно делать?
Для освоения новых угодий необходимо, чтобы туда проникла и осела достаточно большая группа – несколько десятков животных, а это, с учетом особенностей поведения козлов и рядом других причин, крайне маловероятно. То есть возвращение этих животных в обозримом будущем на Телецкое озеро возможно лишь с помощью людей.
Еще в начале 70-х годов прошлого века я пытался заинтересовать тогдашних руководителей восстановленного в 1967 году Алтайского заповедника проблемой восстановления интересного, ценного вида на берегах озера, на заповедной территории. В те годы имелись реальные финансовые и технические возможности для осуществления подобного мероприятия. Однако поддержки не нашел; возражения сводились к двум основным тезисам, во-первых, привычному у нас: «Нам это надо?» и дополнительно после небольшой дискуссии: «Нельзя нарушать статус-кво заповедника!».
Действительно, в те годы в руководстве системой заповедников господствовало мнение о нежелательности и даже недопустимости какого-либо вмешательства в ход естественных природных процессов на заповедных территориях. Между тем ранее, в советское время, с начала организации заповедников и почти до 70-х гг. прошлого века, к решению вопросов вмешательства-невмешательства в природу подходили иначе. В заповедных угодьях активно проводились масштабные биотехнические мероприятия: истребление волков (вплоть до использования ядов) и некоторых других «вредных» хищников, закладка солонцов, зимняя подкормка копытных и т. п.

Нужна «реставрация» видов
В дальнейшем на основе широко развернутых в большинстве заповедников наблюдений ученые и специалисты выявили и показали в многочисленных публикациях негативные последствия и первого, и второго вариантов подхода к животному миру и в целом к природе охраняемых территорий. В итоге в последние годы многие ученые, занимающиеся проблемами заповедного дела, вынуждены признать, что природе заповедников со всеми ее компонентами все-таки нужна наша помощь – в виде продуманных, осторожных, но реальных биотехнических мероприятий.
По-видимому, наиболее полно и убедительно писал на эту тему доктор биологических наук, профессор В. Дежкин в статье: «Вернуть необходимую биотехнию в заповедники». На многих примерах автор убедительно показал, что ограниченные биотехнические мероприятия в заповедниках – один из действенных способов сохранить и увеличить «генетическое, организменное и экосистемное биоразнообразие». В этом плане он считал возможной «обоснованную реставрацию» животного мира заповедников.
Действующее в настоящее время, например, Положение о федеральном государственном учреждении «Алтайский государственный природный заповедник» (утверждено приказом МПР России 23.01.2006. № 8) допускает «...восстановление ... природных комплексов и их компонентов, пострадавших в результате антропогенного воздействия» (VI глава, с. 5, статья 6.2, пункт 1). В рассматриваемом случае, как отмечено выше, вероятнее всего, именно люди через свой скот способствовали проникновению опасной эпизоотии в популяции горных козлов на берегах Телецкого озера. То есть действующее ныне положение об Алтайском заповеднике однозначно разрешает восстановление ареалов ценных диких зверей.
В этой связи хотелось бы напомнить читателям, что за годы моих наблюдений (с 1964 года) на Северо-Восточном Алтае с берегов Телецкого озера, именно из заповедной их части, из благодатных по природным условиям угодий исчезли две небольшие локальные популяции косули (Яйлинская и Белинская) и процветавшая до конца 60-х и еще в 70-е года Белинская популяция тетерева-косача.
Происходит хорошо заметное сокращение численности маралов. На глазах известного садовода Н.П. Смирнова, проживавшего на берегу Кыгинского залива Телецкого озера с 1926-го по начало 90-х годов прошлого века, там постепенно перестали гнездиться гуси, журавли, перепела, коростели. Ныне увидеть в заливе какую-нибудь из этих птиц даже на пролете – большая редкость. И вне заповедных территорий, на незамерзающих участках верхнего течения Бии и Телецкого озера, теперь совсем не видно многочисленных ранее зимовавших здесь уток разных видов. Известный горно-алтайский ученый-орнитолог А.П. Кучин, многие годы лично проводивший учеты уток, ранее насчитывал в этих местах до 200-300 особей.
То есть на наших глазах даже в заповедных угодьях идет процесс оскудения животного мира, соответственно сокращение и столь необходимого в природе биоразнообразия. Причин этого негативного явления процесса несколько, здесь я их не обсуждаю, это отдельная тема, к тому же все они «на виду».
На фоне изложенного очевидна необходимость серьезно подумать о «реставрации животного мира» в угодьях Алтайского государственного природного биосферного заповедника.

Первоочередная задача
Первоочередной задачей на этом пути, по моему мнению, в настоящее время должно стать возвращение на заповедные берега Телецкого озера, в места прошлого недавнего обитания, сибирских горных козлов. Вселение их в эти угодья можно квалифицировать как ограниченное биотехническое мероприятие. Юридически его достаточно обосновать решением научно-технического совета заповедника. Вполне решаема ныне и финансовая сторона вопроса, для чего могут быть использованы различные схемы.
Кроме прочего, появление великолепных зверей – горных козлов – на живописных скалистых берегах уникального озера украсит его, повысит привлекательность для многочисленных туристов, посещающих этот красивейший водоем. Естественно, поможет и сбережению ценных животных, поскольку они будут находиться в достаточно надежно охраняемых угодьях. В более широком плане осуществление такого мероприятия будет способствовать поддержанию биоразнообразия на территории одного из старейших в России – Алтайского заповедника.

Генрих СОБАНСКИЙ,
биолог. Июль 2013 г.


Род Козлы – Capra Linnaeus, 1758.
Вид – Сибирский горный козел – Capra (Capra) sibirica Pallas, 1776.
На Алтае единственный вид рода. Алтайское название – бун; русское – козел, козерог; казахское – тэк, иногда яман. Неудачное (но звучное!) название «козерог» почему-то получило широкое распространение в охотничьей и даже охотоведческой литературе. Зверь этот – самый настоящий козел, а не какое-то его подобие.

Практическое значение
На Алтае горные козлы издавна служат объектом охоты местного населения. В прошлом, когда их было гораздо больше, масштабы добычи были весьма значительны – об этом свидетельствуют многочисленные писаницы. Мясо козлов вкусное, хотя и довольно жесткое. К осени они хорошо отъедаются, накапливают много жира не только внутри, но и на крупе – тогда их мясо представляет наибольшую ценность.
По мере развития животноводства и сокращения численности горных козлов интерес к их добыче у охотников падал. В настоящее время, когда звери сохранились лишь в наиболее удаленных и труднодоступных урочищах, не многие охотники более или менее регулярно охотятся за ними; в большинстве случаев без разрешений.
С началом перестройки, когда в руки местного населения официально пошла масса современного скорострельного нарезного оружия, когда возникла и быстро «набрала обороты» коммерческая трофейная охота, положение горных козлов на Алтае стало быстро ухудшаться.
Если раньше были основания утверждать, что на Алтае горные козлы менее других видов копытных подвергаются истреблению охотниками и что численность их достаточно стабильна, то в настоящее время положение существенно изменилось. Горные козлы, в том числе и в самых отдаленных урочищах, куда богатые охотники имеют возможность забираться на вертолетах, а местные – на привычных к горам лошадках, с собаками, подвергаются сильному прессу охоты, запасы их сокращаются. Отступил скот – наступают охотники...
Основной вид охоты – скрадом. Зверей высматривают с помощью оптики и подкрадываются, используя рельеф. Зимние шкуры, а они теплые, прочные, идут у местного населения после выделки на пошив шуб, одеял. Летние шкуры чаще всего выбрасываются.
Практическое значение горных козлов на Алтае в настоящее время невелико, хотя по мере развития трофейной охоты оно будет возрастать.
Зато эстетическое значение этих великолепных животных, украшающих, оживляющих своим присутствием почти безжизненные, казалось бы, скалистые каменные массивы, переоценить трудно. К тому же только эти животные способны использовать крайне скудные растительные ресурсы высокогорья, в основном недоступные для домашних животных.

В колонках информация из книги Генриха СОБАНСКОГО «Звери Алтая»


Общее описание
Сибирский горный козел – довольно массивный зверь плотного, крепкого телосложения. Ноги относительно короткие, довольно толстые. Грудная клетка глубокая, шея короткая, сильная. Голова широколобая, но узкая внизу, пропорциональная: у самцов под нижней челюстью большая бурая или черная «борода». Длина жестких волос в ней – 15-20 см. У самок борода небольшая, редкая.
Самцы крупнее и массивнее самок. Взрослые и старые особи выделяются прежде всего большими рогами и более темной общей окраской меха.
Козлы на Алтае достигают значительных размеров и массы. Высота самцов в холке нередко превышает 100 см, масса – до 103 кг. Если сравнить визуально козлов в природе с добытыми и измеренными экземплярами, то можно утверждать, что масса наиболее крупных старых самцов в пору наивысшей упитанности может достигать 120-130 кг. Причем это на северной окраине ареала; на юге региона, по Аргуту, в несколько более благоприятных природных условиях козлы крупнее.
Больших размеров достигают и рога горных козлов на Алтае. В измеренных 11 парах (лента натягивалась по наружной стороне изгиба, поверх выступов-валиков) четыре пары оказались длиннее одного метра (101-110 см).
В дополнение к моим данным, приведу промеры трофейных рогов (только самцы) из работы В. А. Часовских. Измерено 23 пары. Далее приведены размеры сначала правого, затем левого рога: длина: М – 104,0-105,3; лимит – 74,5-117,0; 74,0-126,0; обхват у основания: М – 25,2-25,3; лимит – 22,7-29,5; 21,5-29,0. Расстояние между концами рогов: М – 61,4; лимит – 30,0-102,7. Все это рога козлов, добытых на юге региона.
Рога довольно разнообразны по форме. У одних животных они слабо изогнуты в одной плоскости, поставлены почти параллельно и, когда самец спокойно стоит, концы их (у старых зверей) почти касаются основания хвоста. У других рога круто изогнуты в стороны, иногда почти под 90° относительно друг друга и опущены вниз, так что при спокойной позе оказываются на уровне лопаток зверя и даже ниже.
Размеры и форма валиков-бугров на передней стороне рогов самцов также варьируются. Величина их бывает различной (высота и ширина выступа), меняется расстояние между ними. Выступ может быть приглаженным, как бы сплющенным, может быть грубым, резко выраженным.
У старых козлов рога имеют обычно неприглядный вид – побитые, потрескавшиеся и поцарапанные, роговое вещество местами расслаивается, крошится – все это следствие турнирных боев, других стычек между животными. Рога молодых самцов и самок сохраняются лучше, повреждения на них редки. Не раз приходилось видеть козлов, как самцов, так и самок, с одним рогом, – второй был отломлен у основания или выше.
Самки, как отмечено выше, заметно меньше самцов. Высота в холке у них редко превышает 90 см, а масса самых крупных может достигать максимум 70-75 кг.


 разработка сайта +Web
Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2017 г.©