Природа сибири Начни с дома своего
   Главная      Газета       Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Тематические страницы
- Зеленый год
- Алтайский край на карте Сибири
- Азбука природы
- Памятники природы Алтайского края
- Зеленое кольцо Алтая
- Соседи по планете
- Трибуна молодых
- Наш общий дом – Алтай
- Концепция реальных дел
- Наш Алтай – зелёный рай


Серия публикаций о спелеологах.


А вы знаете, что....
Мужчины считаются карликами при росте ниже 130 см, женщины - ниже 120 см



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:




Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

Пещеры / Чарышские просторы

Тематическая страница. ПещерыЧарышские просторы

Проведя съемки Барлакских пещер, решаем заняться пещерами на реке Сараса, известными нам по литературе. В Черге сворачиваем на старый Чуйский тракт, ведущий в Алтайский район. В селе Большая Кыркыла выясняем местонахождение Большой Кыркылинской пещеры, расположенный почти на вершине горы. Наш лихой Балов ухитряется подъехать чуть ли не вплотную ко входу, хотя никакой дороги нет и в помине.

Толя Губарь в пещере

Пещера представляет один 90-метровый ход сложного строения. На этот раз Галина Петровна лезет в пещеру вместе с нами. Съемку ведем двумя группами с двух сторон и управляемся очень быстро.

Их откроют позже
Опять спускаемся с горы, не поискав в ней других пещер, и пропускаем 30-метровую пещеру с 10-метровым колодцем.
Группа Льва Попова найдет ее только в 1972 году. На следующий день снимаем Пролетарскую пещеру.
Хотя она меньше Большой Кыркылинской (60 метров), на ее съемку уходит больше времени.
Пещера находится в самом селе, или точнее – над селом. Вылезая время от времени на свет передохнуть, мы с интересом наблюдаем за гулянкой, весело проходящей во дворе одной из деревенских усадеб.
В прошлом село называлось Малая Кыркыла – по правому притоку Сарасы, в устье которого она расположена.
И снова мы спешим уехать, не поискав других пещер. А вверх от села по Малой Кыркыле они, как сейчас известно, есть, хотя остаются до сих пор не исследованными.

Битва с быком
Нас манит Чарыш, где пещеры известны еще с XVIII века. Возвращаемся на Чуйский тракт и устремляемся вперед. При переездах Балов не любит останавливаться надолго. Ни о каком приготовлении обеда не может быть речи!
Когда голод доводит нас до бешенства, наш шофер вынужден снизойти до компромисса.
В ближайшем селе мы покупаем свежий хлеб домашней выпечки и холодное, из погреба, молоко. Вкусно – не описать!
Только к вечеру останавливаемся на ночлег в уютном месте у речки. Вдруг появляется стадо идущих домой коров. Коровы, степенно несущие домой свое молоко, не обращают на нас внимания. Но их сопровождает огромный бык, с кольцом в носу. Увидев нас, он приходит в ярость, грозно ревет и роет копытом землю. Глаза налиты кровью. Нападение кажется неминуемым. Что делать? Не доставать же казенный карабин для обороны!?
Толя Губарь внезапно находит выход. Рядом с ним – выгруженные из кузова пустые канистры для бензина. Схватив одну из них, он кидает ее в надвигающееся чудовище. Канистра со звоном падает у ног быка, но тот продолжает атаку. Вторая канистра попадает быку в бок и заставляет его недоуменно оглядеться. Третья звонко ударяет быка прямо в морду.
Взмахнув головой, бык отпрыгивает в сторону. Тут появляется пастух стада верхом на косматом коне. Ударом бича он подкрепляет сомнения быка в необходимости дальнейшего наступления.

Дорожные сомнения
На следующий день в Усть-Кане, на заправке, заполняем оба бака и все канистры бензином. Дорога идет вниз по Чарышу, мимо высоких гор с пятнами снега. В Коргоне – последнем селе Горно-Алтайской автономной области - узнаем тревожный факт: дальше дороги нет!
В низкую воду в село Чарышское можно проехать по нескольким рисковым бродам через Чарыш и его притоки. Но сейчас период высокой воды, и даже нашу машину поток легко опрокинет и унесет.
Десятки лет назад, когда Коргон входил в Чарышский район, проезжая дорога вдоль Чарыша была. Но после того, как в одном месте произошел мощный обвал, заваливший дорогу, связь прервалась. Власти предпочли передать Коргон в Усть-Канский район, чем пытаться отремонтировать путь.
Продолжая расспросы, мы выяснили, что есть дорога и через горы, в села Покровка и Сентелек Чарышского района. Но на памяти местных жителей по этой дороге машины не ездили.
До верховий горных речек по дороге ходили тракторы, таскавшие лес, а через перевальную часть ездили только конные двуколки.
Мы развернули карты, являя иллюстрацию к любимому геологическому анекдоту: «Сидят бабушка и внук на завалинке. Бабушка говорит: «Смотри внучек, геологи приехали. Карту достают. Сейчас дорогу спрашивать будут».
Единственным надежным вариантом было возвращаться в Усть-Кан, оттуда ехать в Солонешное, а уж из него, перевалив Бащелакский хребет, можно было попасть в Чарышское.
Но это огромный крюк, трата времени и бензина! Настрой у нас был бодрый, и мы решили рискнуть – ехать через горы.

Путь через болота
Подъем проходил медленно, но без особых проблем, исключая то, что в паре мест Балов приказывал пассажирам покинуть кузов и идти пешком. Но размять ноги даже приятно. Потом начался пологий водораздельный участок.
Мы думали, что главные трудности уже позади – ан нет! Внезапно машина стала буксовать, а потом колеса медленно погрузились в грязь по самые оси. Верховое болото, почти невидимое глазу!
Все вылезли из машины и стали чесать затылки. Женская часть отряда тактично удалилась, предоставив мужчинам громко и недвусмысленно высказать все, что они думают по поводу дороги и сложившейся ситуации. Поскольку раздобыть трактор было нереально, выход был только один: вытащить машину самим. Легко сказать! Однако работа закипела.
Прежде всего машину полностью разгрузили. Потом вырубили две крепкие березовые слеги и стали «важить» машину, подкладывая под колеса камни. Все опасное пространство было вымощено камнями и хворостом. Балов сел в кабину, все затаили дыхание, и машина медленно выползла на твердый грунт. Ура! Машину загрузили и поехали дальше, радуясь, какие мы все молодцы.
Но через несколько сотен метров история повторилась. Пришлось возвращаться пешком за слегами, на радостях брошенных нами на месте первой буксовки. Снова разгрузка, подкладывание камней, устройство гати. На этот раз опасное пространство было длиннее.
День шел к концу. Женщины, видя, что до ночи можно и не управиться, поставили палатки, разожгли костер и стали варить ужин. Когда уже смеркалось, машина, наконец, выползла из грязи. Но загружать ее мы не стали, вещи закрыли брезентом и, поужинав, легли спать.
Сон был крепким.

Наш триумф
Утро было прекрасным. Облака, закрывавшие горы, разошлись и открыли живописные дали. Позавтракав, собрали лагерь, загрузили машину. Слеги взяли с собой.
Через пару часов мы «сели» в третий раз. Но никто уже не сокрушался и не сомневался, что победа будет за нами. Все взялись за привычное уже дело, и машина вновь была вырвана из плена. К счастью, эта «посадка» оказалась последней. После плоского водораздела начался крутой, но сухой спуск.
Наш въезд в Сентелек был триумфальным. Жители удивленно смотрели на машину, пришедшую с той стороны, где дороги не было. Но возникла новая проблема: наши запасы бензина растаяли на трудном пути. Канистры были пусты, в баке плескался скудный остаток. В селе была только колхозная заправка, где чужие машины не заправляли. Пришлось идти к начальству.
За наши «подвиги» бензин нам дали в обмен на талоны. В советское время бензозаправки отпускали горючее не за деньги, а за талоны, которые автохозяйства покупали за безналичный, а автолюбители – за наличный расчет.

В сторону Краснощеково
Пополнив запасы бензина в Чарышском, мы поехали по правому берегу Чарыша в сторону Краснощеково. В те годы в Чарышском районе была известна только одна пещера – Тулатинская, которой мы собирались заняться позже.
Дорога шла по холмистой лесостепи. Временами попадались села. За одним из них, в стороне от дороги, мы увидели большой колхозный (или совхозный) сад.
В саду кипела работа. Молодые девушки, вероятно школьницы, с оранжевыми от солнца телами, мелькали между деревьями. Лица и детали одежды с дороги были неразличимы. Что-то в одежде девушек показалось нам необычным. И только проехав, мы сообразили, что они были без лифчиков, совмещая работу с солнечными ваннами.

Как снять план пещеры
Окончание, начало на соседней странице
Журнал пещерной топосъемки имеет следующие графы:
1) № точки стояния;
2) № точки визирования;
3) азимут с 1-й на 2-й точки;
4) расстояние от 1-й до 2-й точки;
5) угол наклона с 1-й на 2-ю точку (он может быть со знаком плюс или минус);
6) левая ширина (влево от точки стояния перпендикулярно направлению на точку визирования);
7) правая ширина (аналогично);
8) высота потолка (над точкой стояния);
9) примечания.
В последнюю графу записываются те важные особенности, которые не получили отражения в предыдущих графах.
При съемке пещер принято использовать магнитный (а не истинный) азимут.
Топографы вынуждены время от времени прерываться для вычерчивания поперечных сечений и зарисовки кроков пещеры. Последние представляют собой внемасштабную схему с указанием расположения пикетов. Кроки страхуют от возможных ошибок записи.
Если участников съемки трое, то третий берет на себя обязанности «записатора», т.е. ведет журнал съемки и рисует кроки, а также сечения – по тем данным, которые сообщают ему съемщик и реечник.
Если есть еще один человек, то ему обычно поручают вычерчивать черновой план и разрез.
Если в группе есть еще свободные люди, а также компас и рулетка, то образуется вторая группа из 2-3 человек. Они занимаются поперечными сечениями, измерением геологических элементов залегания горных пород, а также проводят топосъемку коротких боковых ответвлений. На них может возлагаться фотографирование, биологические, гидрологические и тому подобные наблюдения.
В большой и сложной пещере топографам могут понадобиться помощники для переноски имущества и страховки, в результате съемочная группа может достигать 10 человек (обычная численность – 2-4 человека).
Следует сказать о наиболее частых ошибках начинающих спелеологов. Одной из них является слишком маленькое (а так же – чрезмерно большое) количество пикетов. Нередко ширину полости измеряют по полу, или на уровни колен, хотя на уровне плеч или выше головы она может быть больше.
Иногда топографы откладывают на плане всю измеренную длину наклонного хода (когда надо – проложение, т.е. опять-таки горизонтальную проекцию наклонной линии). Этим можно пренебречь, если угол наклона менее 15°.
При подсчете же суммарной длины пещеры необходимо учитывать как раз фактически измеренную длину хода, а не отложеное на плане проложение.
Для чертежей пещер рекомендуется масштаб 1:200 (в 1 см – 2 м). На чертеже надо указать числовой и линейный масштаб, направление на север, название пещеры, дату и авторов съемки, используемые условные обозначения.


 разработка сайта +Web
Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2017 г.©