Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №1-2 (январь-февраль) 2015 год


А вы знаете, что....
Hогти на пальцах руки растут примерно в 4 раза быстрее, чем на ногах



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:




Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№1-2 (229-230) 2015 год / 20 страница

20 страница. Весенняя охота: «за» и «против»Весенняя охота: «за» и «против»

В одной из статей американского орнитолога об охоте встретилась интересная информация о подходе к рациональному использованию охотничьих видов: «Таким образом, если состояние популяции таково, что спортивная охота может оказать на неё негативное воздействие, охоту не открывают (для справки: весенняя охота в США закрыта уже 100 лет). Однако такие случаи бывают нечасто, в прошлом сезоне охоту на некоторые виды птиц не открывали из-за их неблагополучного состояния». Соответственно намечаются мероприятия по устранению негативных факторов, но каков сам подход!

Заглянув в историю, посмотрим на наши дни

Отношение сельских жителей
Интересные факты отношения сельских жителей к весенней охоте более чем столетней давности приводит известный зоолог, профессор Томского университета Г.Э. Иоганзен, описывая экспедиции в Кулунду и Барабу в 1898-1902 годах.
Он указывал, что многие крестьяне-охотники делали искусственные гнездовья для уток. Так, на берегу маленького озера около деревни Чистоозёрской (ныне село Чистоозерка Завьяловского района) было расставлено не менее 200 дуплянок для гоголей. Как отмечает исследователь, много лет тому назад жители этой деревни постановили не стрелять уток весной и в летние месяцы. Они собирали первые кладки для употребления в пищу, но не трогали последующие, из которых вылуплялись птенцы.

Несколько вопросов
После этого краткого обзора от Екатерины до наших дней возникают вопросы.
Первый. Неужели так изменилась психология охотников, их подходы к сохранению птиц? Ведь и в начале прошлого века, и в 20-х годах за запрет весенней охоты выступали именно охотобщества, их союзы и другие общества охотников.
Второй. А когда собственно смогли сложиться традиции весенней охоты, повторюсь – ведь до 1892 года был запрет, а далее она то открывалась, то закрывалась. Может, это тогда, по сути, сложились «браконьерские» традиции?
И, пожалуй, риторический вопрос – а мог бы сейчас сход сельских жителей запретить весеннюю охоту на своём озере?

В.Ю. ПетровПерейдём к цифрам
Говоря о снижении численности, выясним, а так ли она значительна? Не вдаваясь в подробный обзор, который больше присущ научной статье, можно говорить о следующем.
Водоёмы лесостепи и степной зоны Западной Сибири некогда были самой богатой зоной страны. При анализе изменения численности водоплавающих в прошлом веке рассматривают три рубежа – 30-40-е, начало 60-х и начало 90-х годов.
Так, в 30-е и 40-е годы численность водоплавающих в Барабинской, Кулундинской и Приалтайской степях была во много раз больше, чем в 60-е. Самыми богатыми районами воспроизводства водоплавающих ещё до 60-70-х годов были озёрная лесостепь и степь Зауралья, Западной Сибири и Северного Казахстана. В этот период лидерство по обилию гусеобразных перешло к лесотундровой и тундровой зонам. И не потому, что там стало больше гнездиться птиц, а потому, что сократилась их численность в степной и лесостепной зонах. Следует отметить, что именно здесь численность в целом водоплавающих сократилась особенно резко по сравнению с другими зонами, а западносибирская и сибирско-казахстанские популяции водоплавающих в 60-е годы находились в наиболее трудном положении.
Безусловно, этому способствовала хозяйственная деятельность человека, но факт остаётся фактом, и одна из значимых причин в том, что озёрная лесостепь и степь Западной Сибири стали доступными для множества охотников, в результате чего они потеряли значение основных в стране очагов воспроизводства водоплавающих.
Ещё один период значительного падения поголовья диких птиц в регионах Западной Сибири начался в начале 80-х годов. Тогда учёные ещё насчитывали около трёх миллионов особей водоплавающих птиц, в настоящее время их численность снизилась почти в три раза: до 1-1,2 миллиона особей. Особенно заметно снизилась численность ещё недавно массовых видов нашей зоны: шилохвости, чирка-трескунка, широконоски.
Правда, в это же время наблюдается увеличение численности серого гуся, а к началу 90-х годов его стабилизация, но позже – снова отмечено снижение. В том числе это связано сначала с запретом охоты на серого гуся, а в дальнейшем – её открытием.

У нас в крае
А что на нашей территории? За последние 10 лет в крае численность водоплавающих снизилась почти в два раза, а на территории Угловского и Михайловского районов за последние 15 лет (данные на 2011 год) – более чем в два.
Обращает на себя внимание интересный факт, предоставленный Евгением Александровичем Батуриным в ответе журналистам. Он говорит о том, что численность водоплавающих за последние три года снижается незначительно, при этом несколько увеличивается численность серого гуся и лысухи. Последней, в общем, повезло, она не очень желанный объект для охотника.
Но вопрос-то в том, что эти виды входят в общую численность водоплавающих, значит численность остальных снижается гораздо резче! На самом деле можно ещё продолжить примеры снижения численности, во всяком случае эти данные официальные.

На 100 уток 100 путёвок?
На самом деле все рассуждения о снижении или увеличении численности меркнут в свете того, что не определяется процент изъятия водоплавающих (лимита). То есть будет 100 уток в хозяйстве – можно выдать 100 путёвок, грубо, но по существу это так! Можно даже не упоминать такую меру, как «пропускную способность угодий». Таким образом, о научно обоснованных подходах ведения охотничьего хозяйства можно забыть.
Кроме того, если говорить о весенней охоте, она вообще ведётся «на авось», даже без приблизительных оценок численности охотничьих ресурсов до начала охоты. Какое же это устойчивое использование охотничьих ресурсов?
Забывают и то, что биологи-охотоведы советской школы подчёркивали: открытие весенней охоты в южных степных областях СССР нецелесообразно, дабы дать птице отдохнуть во время миграций, одной из трудных сторон её жизни.

Количество охотников
Ещё один момент, так или иначе касающийся и традиций, и численности, это количество охотников. Не совсем этичный для рассмотрения вопрос, но от него никуда не деться. Пожалуй, навскидку, за последние 50-60 лет число охотников возросло, наверное, на порядок (в письме охотников Губернатору утверждается, что эта цифра составляет в крае 80 тысяч человек). Теперь сравним это увеличение с падением численности водоплавающих.
Стоит уже говорить о сохранении уток и гусей? Вот, мол, весенняя охота закрывается, а численность не растёт. Уважаемые охотники, современный уровень численности в целом уже не предполагает даже разговор о весенней охоте вообще. Весенняя охота – это крайняя степень экстенсивной формы эксплуатации.

К чему может привести?
Возможно, стоит уже ставить вопрос куда более жёстко – об ограничении и осенней охоты. На последних совещаниях о весенней охоте пытаюсь довести «непреложный экологический факт»: если обычная, регламентируемая доля изъятия (а сейчас и её нет) применяется при постоянно снижающейся численности, то при длительном эксплуатационном воздействии на популяцию это может привести к резкому, порой взрывному снижению её численности.
К вопросу о пролётных видах. Часть сторонников открытия весенней охоты говорит об охоте на «не наших» водоплавающих, то есть о тех, кто не остаётся на территории края, а летит на Север. Учёные-охотоведы из Красноярского федерального университета уже бьют тревогу о тундровом гуменнике Таймырской популяции, мигрирующем через юг Западной Сибири – наблюдается отчётливое снижение численности за последние годы. Это не подвид таёжного гуменника, который внесён в Красную книгу РФ, а ещё достаточно обычный.

Следует подчеркнуть
Следует подчеркнуть, что вопрос о состоянии водоплавающих в Сибири и России в целом давно (более 10 лет) ставится научной общественностью. Неоднократно в резолюциях различных зоологических и орнитологических конференций говорилось о необходимости обратить самое серьёзное внимание на состояние и практику эксплуатации ресурсов водоплавающих птиц. Ставился вопрос о выработке научных подходов с привлечением региональной науки в решении проблемы прогрессирующего оскудения охотничьих угодий, неоднократно высказывались против весенней охоты и т. п.
Нет каких-либо объективных доказательств того, что весенняя охота не наносит существенного вреда популяциям птиц региона, а также видам, мигрирующим через территорию края. В современных условиях она недопустима.

Виктор ПЕТРОВ, зав. лаб. зоологии БФ, доцент каф. экологии, биохимии и биотехнологии АлтГУ, к. б. н.


От Екатерины до наших дней

Ещё 17 июля 1763 года Екатерина II запретила в России любую весеннюю охоту. В 1827-м этот закон был подтверждён в той же редакции. Поэтому все, кто до этого охотился весной, по сути, считались браконьерами.
Только в 1892 году, когда был принят закон об охоте, весенняя охота была разрешена. Однако сразу же в охотничьих журналах поднялись дискуссии по этому вопросу. Уже в 1909-м на втором съезде охотников большинством голосов специальной комиссии было принято решение: «Совершенно воспретить весеннюю стрельбу и ловлю птиц», за исключением «тех районов, где это требуется условиями личного пропитания». Причём много выступлений было от обществ охоты.
Интересны по этому поводу высказывания С.А. Буртулина, который совместно с профессором Г.А. Кожевниковым и вёл это собрание: «… провалить самые вредные из весенних охот – стрельбу по селезням и гусям». Вскоре началась Первая мировая война, а за ней последовала революция.
В этот период (конец XIX – начало XX веков) против весенней охоты выступали выдающиеся зоологи и охотоведы, как профессор Г.А Кожевников, В.Я. Генерозов, С.А. Бутурлин, Б.М. Житков, Е.В. Корш, И.К. Пачовский, А.А. Браузер, Н.В. Шарельман, В.Г. Аверин, И.И. Пузанов, А.В. Федюшин. Активные действия против весенней охоты начались в середине 1920-х годах. Может, эти выдающиеся деятели пытались сохранить уток для нас? Современные охотники, правда, скорей охотпользователи, об этом как-то забывают. Численность водоплавающих в те времена, безусловно, не сравнима с нынешней, но об этом позже.
Далее истории. Следует отметить, что некоторые общества охотников самостоятельно закрывали у себя весеннюю охоту. С 1927 года стали поступать обращения от охотничьих союзов о закрытии весенней охоты, в результате в Украине и Белоруссии она была запрещена в 1926-м, в Крыму – в 1927-м, в России – в 1929-м, правда только в Европейской части и на Урале. Позже вновь открыта.
С 1956 года весенняя охота в России была запрещена, за исключением отдельных районов Крайнего Севера. В 1960-м полный запрет был отменён, и весенняя охота была открыта на глухаря, тетерева и вальдшнепа. И, наконец, последний продолжительный запрет был в советские времена, он продолжался долго: с 1969-го по 1990-е годы.

О воспроизводстве
Выдержка из учебника по охотоведению: «Охоту (промысел) следует ограничить, если наблюдается очень низкая численность населения птиц, резкое падение численности, плохая успешность размножения: малый размер выводков, много одиночных самок, разница между плотностью населения всех и только взрослых птиц очень мала». Стоит сказать, что последнее вообще не контролируется, а всё остальные налицо.


 разработка сайта +Web
Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2017 г.©