Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета «Природа Алтая» №3 2012 г. (март 2012)


А вы знаете, что....
В состав человеческого организма входит всего 4 минерала: апатит, арагонит, кальцит и кристобалит



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



6+

 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

№3 (195) 2012 год / 16 страница

16 страница. Слово – ПрактикуСлово – Практику
Что и говорить, оскудели наши охотничьи угодья! Зайцев – хоть в Красную Книгу заноси, охота на уток с каждым годом всё хуже – хоть бы пальнуть по ней… Возвращаясь с охоты, мы всё чаще печально произносим: «Даже ничего не видели!» В чем же причины и что надо делать?

Крик души
Оскудение фауны и стратегия охоты
Природные факторы со счетов сбрасывать нельзя, но не это главное. Антропогенный, то бишь человеческий фактор – вот главная причина.

Несколько слов о районе
Хабарский район – один из богатейших в охотничьем отношении среди степных районов края.
Но реально продуктивные угодья составляют около 35 тыс. га, или 12% территории. В райохотобществе около 450 охотников. На каждого из них приходится примерно 45 гектров звериных (половина квадратного километра) и около двух гектаров утиных угодий. Так что не такие уж мы и богатые.
С освоением целинных земель пересохли и обмелели водоёмы, катастрофически сократились и ухудшились места и условия обитания диких животных.

Колупанов Ю. И.Лимитирующие факторы
Основным лимитирующим фактором у нас являются полевые механизированные сельскохозяйственные работы. По исследованиям охотоведа В. Мануша, до 60% зверей и птиц (в основном кладок и молодняка) гибнет под боронами, сенокосилками, жатками, колесами и гусеницами сельхозтехники. Кроме внедрения дичесберегающих технологий при косовице сельхозкультур здесь практически сделать ничего нельзя.
Ситуацию усугубляют повсеместные сельхозпалы и лесные пожары – в огне горит всё живое, а пожарища становятся безжизненными – разбегаются косули, зайцы, лисы.
Химизация сельского хозяйства пагубно влияет на травоядных. Зайчата, к примеру, «пачками» гибнут на обработанных всходах. Не научились мы ещё делать безвредные средства защиты растений, небрежно работаем с ядохимикатами.
Основные пастбища находятся в поймах рек и озёр (степь-то распахали), под копытами гибнут кладки открыто гнездящихся видов птиц. Тут уж ничего не поделаешь, хотя бы добиться, чтобы не пасли в водоохранных зонах.
Многочисленные собаки при стадах (сколько в их зубах гибнет зайчат, косулят, а порой и взрослых особей!), бродячие собаки, лисицы и другие хищники, в том числе и пернатые, серые вороны, численность которых мы плохо сокращаем (а они уничтожают до половины утиных кладок) - это тоже лимитирующие факторы.

Ограничить до предела!
В этой ситуации охота должна быть оптимизирована, по моему разумению, – до предела ограничена.
Если после войны охотников было мало, ружей тоже, да и с боеприпасами были проблемы, то сейчас в России около ПЯТИ МИЛЛИОНОВ (!) стволов, которые колотят ту же утку на всей её территории – охотник уже не пешком ходит, он моторизирован.
А ведь недалеки те времена, когда отстреливали по 50, а то и больше уток, били по 15-20 зайцев из-под фар. Да и сейчас колотят, кто сколько сможет. Этой когорты мясников и стрелков у нас ещё предостаточно. Уймитесь, братцы!

Главный бич
Браконьерство – главный бич наших охотугодий. Надо ужесточить ответственность за грубые нарушения правил охоты в разы: убил лося – плати штраф в 500 тысяч рублей, за косулю – 300 тысяч и т. д. Впрочем, «крутого» сильно не испугаешь, а с бедного браконьеришки – не взыщешь.
От былого штата охотоведов и егерей (государственных) осталась четверть. Я не понимаю, почему людей, которые, порой рискуя жизнью, воевали с браконьерами, нарабатывая штрафами и исками себе заработную плату, взяли и сократили?
У штатных работников охотобществ и охотпользователей исчезли соответствующие права и полномочия. Хотелось бы, чтобы борьба с браконьерством стала главной задачей и обязанностью полиции.
Остро в последнее время стоит проблема браконьерства на снегоходах, она будоражит и расхолаживает охотников. А разве трудно законодателю вообще запретить применение снегоходов при производстве спортивной, или как её сейчас обозначили – любительской, охоты? Пусть охотятся пешком, на лыжах, как все. И голова у нас перестанет болеть (но нельзя, ведь заговорят про ущемление прав и свобод. Каких?).

Что же делать?
Если бы от меня зависело, я бы разрешал охоту на уток со второй субботы сентября: этим в какой-то мере снижался бы пресс охоты на нашу местную утку, стреляли бы настоящий товарный трофей, а не «ёжиков», да и хлопунцы (которых до 20%) бы подрастали.
Чтобы восстановить былую численность зайцев в степных районах надо охоту на них запретить минимум на два года, а в последующем ограничивать, скажем так, – разрешать охоту по субботам и воскресеньям.
Для кого она разрешается ежедневно? Да для огромной армии безработных деревенских люмпенов. Одного такого, почерневшего, как эфиоп, от ветра и солнца, наши егеря выловили с косулей. А сколько он за зиму зайцев перебил – только сам знает.
Если есть проблема, надо, например, подсократить поголовье лисицы, то привлеките истинных лисятников, пусть добывают, ловят капканами.

О весенней охоте
Ведущие орнитологи (Исаков, Кривенко, Вегенеров и др.) давно бьют тревогу: численность водоплавающей дичи по сравнению с послевоенным периодом сократилась в 70-100 раз (!) и продолжает уменьшаться. О какой весенней охоте может идти речь? Где логика?
Нас успокаивают, мол, стреляем пролётного гуся. Кто так говорит, тот просто не знает биологии вида: северная граница ареала серого гуся – Томская область, там его так мало, что он занесён в Красную Книгу области.
И истинного положения не знают – колотим местных гусей, да так, что отучили их уже гнездиться в родных краях, а полчища охотников (в большинстве – стрелков) из Новосибирска, Кемерово, Барнаула заполоняют угодья.

Проблем много
Охотничье хозяйство страны в глубоком кризисе, исчезли промысловые хозяйства, пушно-меховые базы и т.д.
Охотничьим хозяйством управляют часто некомпетентные люди. Спроси у многих из таких руководителей, моногам косуля или полигам, каков биологический и хозяйственный прирост её численности, или, наконец, как называется след зайца – не ответят.
Организация охотничьего хозяйства на плачевном уровне, охотнику от этого – одни мытарства.
Усилиями охотоведов к 80-м годам выросла популяция лосей, проводился промысловый и спортивный отстрел, лосятина появилась в магазинах, общепите, в рационе людей. В охотсезоне 1988-1989 годов отстреляли 3500 лосей. Однако обозначилась проблема «Лес-лось», подняли шумиху. Приняли решение сократить численность лосей.
Как ни доказывал истинный охотовед-профессионал А.Я. Бондарев, что выбьем лосей, потом будем разводить, никто его не услышал. Понасоздавали «диких» бригад с ружьями, за две зимы свели стада лосей на нет, оставив после себя уйму «подснежников» - бесцельно погибших подранков. Осознав, что натворили, в 1993 году объявили полный запрет. Вот уж, действительно, по-русски: из крайности в крайность.
Зимний маршрутный учёт уцелевших после охоты зверей и птиц по странной методике, дающей эмпирическую картину мнимого благополучия в охотугодьях, стал чуть ли не главным делом (и головной болью) охотпользователей.
Проблем, действительно, много. Но, пожалуй, главная все же – нет у охотугодий рачительного, бережливого, настоящего хозяина.
Охотничье хозяйство у нас – «общее», как раньше, но сейчас мы живём в другом государстве. К грядущей приватизации охотугодий отношусь неоднозначно, но надеюсь на улучшение.

Зри в корень
Как говорил Козьма Прутков, зри в корень. А истина познаётся в сравнении.
Вот несколько цифр. К концу 80-х годов прошлого столетия в России отстреливали (официально) 70-90 тысяч лосей (в 2007 году эта цифра упала до 15 тысяч, в прошлом году – до 11), а в Швеции, площадь лесов которой в 50 раз меньше, отстреливают ежегодно 150 тысяч лосей! В переводе на единицу лесной площади – в 500 раз больше (!!!) В густонаселённой Германии отстреливают 700-800 тысяч косуль, в России – 20-30 тысяч…
В Алтайском крае отстрел лосей в последние годы проводятся в пределах 300-350 голов, чуть больше – до 400 – косуль. По 5-6 косуль на район…
Комментарии, как говорится, излишни. Нужны экстренные государственные меры по выводу охотничьего хозяйства из бедственного положения, из пропасти! Пока не поздно!
…Я не ангел, у нас их нет. Ни на что не претендую – старый уже, навоевался. За державу и за родную природу обидно.

Юрий КОЛУПАНОВ,
эколог Хабарского района, биолог-охотовед.


Общественники говорят «НЕТ!» весенней охоте на птиц
11 марта состоялось внеочередное заседание Общественного совета при управлении природных ресурсов и охраны окружающей среды Алтайского края, посвященное предстоящему открытию весенней охоты на водоплавающую и боровую птицу.
По словам председателя Общественного совета, члена Общественной палаты Алтайского края Сергея Малыхина, у этой темы есть предыстория: в 2011 году общественники-экологи уже обращались с письмом к Губернатору с просьбой о запрещении весенней охоты. Тогда ее разрешили.
- В этом году дела обстоят значительно хуже, - отметил Сергей Иванович. – За осенне-зимний период выпало очень мало снега, значит, будет мало и воды, что, безусловно, негативно скажется на популяции перелетной водоплавающей птицы, впрочем, и местной тоже, ведь именно в этот период птицы начинают гнездиться. Кроме этого, весенняя охота уже не первый год служит причиной увеличения числа лесных пожаров и степных палов. На недавно прошедшем заседании Общественного совета при управлении охотничьего хозяйства Алтайского края было проведено голосование на эту тему. Голоса «за» и «против» открытия весенней охоты распределились поровну, при этом охотпользователи высказались в пользу открытия весенней охоты. Причины этого – чисто экономические.
Алексей Грибков - председатель АКОО «Геблеровское экологическое общество» отметил, что многие независимые эксперты считают данные о численности поголовья птиц завышенными.
- Чем больше поголовье, тем больше можно продать путевок и лицензий, - считает Алексей Владимирович, - вот настоящая причина лоббирования интересов со стороны охотпользователей, хотя и среди них есть люди, искренне радеющие за сохранность природы.
Общественники говорили о нравственной деградации порядка 80% нынешних охотников, которые исконно русскую традицию превратили в «стрельбу по летающим тарелкам», где последние заменяет все, что движется в воздухе. Член Общественной палаты, профессор Михаил Шишин, руководитель краевого государственного бюджетного учреждения «Алтайприрода» Максим Катернюк, член ОПАК представитель Алтайской краевой общественной организации профессионального союза работников лесных отраслей Владимир Чуканов, председатель Алтайского краевого регионального отделения Российского экологического движения «Зеленые» Владимир Кириллов предложили ряд вопросов, над которыми следует в дальнейшем поработать совету. Например, проводить совместные заседания Общественных советов по таким острым проблемам, как браконьерство или запрет на весеннюю охоту.
По итогам заседания единогласно было поддержано обращение к Губернатору Алтайского края с просьбой запрета весенней охоты на водоплавающую и боровую дичь.
Олеся МАТЮХИНА,
Общественная палата Алтайского края


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2019 г.©