Природа сибири Начни с дома своего
   Главная       Газета      Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Свежий номер газеты "Природа Алтая"
- Интерактивный режим
- Зелёная Сибирь


Газета "Природа Алтая" №11-12 2008 г. (ноябрь-декабрь 2008)


А вы знаете, что....
При улыбке у человека "работают" 17 мускулов



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:

АКДЭЦ
Алтайский краевой
детский экоцентр






Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!


2008 год
№11-12 (155-156) 2008 год / 22-23 страница

Заметки географа, или
Мои раздумья о движении «Начни с дома своего», об участии в международной экспедиции в Китай.

18 июля возвращаюсь в Барнаул с летнего полевого практикума на озере Байкал, организатором которого несколько лет подряд выступает Ассоциация учителей географии России. Чтобы не опоздать к старту экспедиции «Начни с дома своего», мне нужно этим же вечером выехать в Усть-Каменогорск.
Практически в полном неведении о том, уехали ли мои «эгитовцы», каковы сроки экспедиции, какой маршрут, какой состав. Созваниваюсь с Сергеем Ивановичем. Он предельно краток: «Топчихинцы, 6 человек, на месте старта в Староалейском, Вас заберут утром до 12 часов на станции Защита в Казахстане. Хочешь в 5-й раз быть участником - успевай.
И вот это ключевое слово «успевай» закрутило меня так, что успела доехать до Топчихи, успела купить билет на поезд, за ночь успела пересечь российско-казахскую границу, успела до 12 часов уже помыться в ожидании встречи с экспедицией. Сергей Иванович есть Сергей Иванович. Сказал, слово держит. Действительно, не верю глазам - в здании вокзала появляется Сергей Иванович и Юрий Алексеевич Дронов (начальник экспедиционного лагеря).
…Не смогла найти своих детей в автобусе. Все приветствуют меня своим гимном «Начни с дома своего», все улыбаются, возникает ощущение, что я давным-давно знаю всех.
Галина Ивановна Боровских, Топчиха, руководитель клуба «ЭГИТ»

Галина Ивановна Боровских, Топчиха, руководитель клуба «ЭГИТ»
Нет случайных людей
Невольно начинаю сравнивать, что изменилось с того времени (а прошло четыре года), как в последний раз участвовала в экспедиции: у всех единая форма, как всегда, галстуки, эмблемы.
Очень быстрое сплочение команды: в первый же вечер репетиция агитбригады, подъем экспедиционного флага, подведение итогов дня, постановка новых задач.
По логотипам на футболках видны узловые пункты маршрута Барнаул – Змеиногорск – Усть-Каменогорск – Бухтарма – Зайсан – Зимунай – Канас – Алтай–Урумчи.
И вот оно главное: в экспедиции нет ни одного случайного человека. Каждый знает, зачем он здесь. Многие не в первый раз. В составе школьники и студенты – интеллектуальная элита края.
В топчихинской делегации – отличники учебы, лидеры движения «Начни с дома своего», активные члены клуба «ЭГИТ». Они изучили историю возникновения проекта «Наш общий дом - Алтай», физико-географические и экологические особенности сопредельных территорий, рекреационные возможности приграничных районов, этнокультурные особенности и интегративные процессы Большого Алтая, защитили по этой теме проекты и рефераты.
Разработан элективный курс «Наш общий дом - Алтай», мы были участниками слушаний «Экологическая культура». В декабре 2007 года в Белокурихе в рамках работы Международного координационного Совета участвовали в конференции...
...Северо-Западный Китай, куда выходит Синьцзян-Уйгурский автономный район, граничит с Монголией, Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Афганистаном, Пакистаном и Индией.
С восемью государствами!

Экспедиция «Начни с дома своего» 2008 год. Алтай - Китай
Мои географические открытия
Уже в Май-Капчагае начинаются мои географические открытия.
К северу от этого пограничного поселка протянулся Монгольский Алтай, начинающийся от горного узла Табын-Богдо-Ола. Здесь сходятся границы России, Монголии, Китая, Казахстана.
Китайцы называют его просто Богдо, а перевод с монгольского «Пять священных гор».
Табын-Богдо-Ола – часть мирового водораздела, разделяющего воды рек Северного Ледовитого океана и воды внутреннего бессточного центрально-азиатского бассейна.
На утреннем солнце сверкали вершины и гребни, покрытые вечными снегами, а у подножия сооружения из песка, очень похожие на барханы пустыни.
Видеокамеры приблизили их к нам, но все равно не очень верилось, что у подошвы хребта – барханы. Позже, пересекая это место, мы убедились в том, что это самые настоящие серпообразно-огромные, песчаные горы, но далеко от гор на берегу реки Черный Иртыш. Видимо, продолжительное физическое выветривание, выносы реки, сильные долинные ветры создали этот барханный рельеф.
От Зимуная автобус покатил нас к загадочному озеру Канас.
Вначале подъема не чувствовалось, отличная дорога с четырехрядным движением, слева и справа столовые поднятия из плотной глины желто-коричневого цвета, ступеньками, обрывающимися к трассе.
На ровных местах – посевы пшеницы, которую орошают поливальные установки. Поля разделены кулисами из кукурузы.

Дорога
Наблюдаем ремонт дороги. Несколько китайцев в униформе выбрасывают «лежачих полицейских» для снижения скорости транспорта, растягивают черную липкую ленту на дорогу за несколько минут, да так быстро это делают, что мы успели пронаблюдать весь процесс заделки трещины. Глянула на спидометр автобуса, скорость – 95 км/час.
Красивые пирамидальные тополя, газоны остались у Зимуная, а здесь налицо признаки пустыни: появились пучки кустарников, выжженная солнцем трава и верблюды. Вдоль дороги селения из 3-4 глинобитных побеленных домов – летние стоянки животноводов.
На крышах – солнечные батареи, у дома – ветряки. Технический китайский прогресс.
По ажурному мосту пересекаем Черный Иртыш, и мы в городе Бурчун. Трасса проходит через центр города, по ее обеим сторонам на значительном удалении жилые многоэтажные дома, машины… Если бы не обилие красного цвета реклам на китайском языке, то можно было подумать, что мы в Барнауле.
Однако нет, в Барнауле мы не видели такой искусной стрижки деревьев, здесь везде стоят «деревья-шарики».
Переводчик Юра услышал наш восторг и заметил, что у деревьев естественный вид, называются они «Шу». Между деревьями цветники-фантазии: огромные вазоны, тележки-клумбы, цветочные ковры.
Снизу стволы деревьев обернуты желтой блестящей тканью, поэтому город кажется сказочно солнечным.
За городом вдоль дороги сады камней: на обширных пространствах сверхсильной рукой природы аккуратно «расставлены» валуны разных размеров, вокруг которых, жухлая с южной стороны и зеленая на северной стороне трава.

«Говорила мне бабушка…»
Въезжаем в горы. Серпантин, который вначале ничем не удивил. Такое ощущение, что едем по Чуйскому тракту, только более широкому. Появляются бомы. От схода камней дорога хорошо укреплена бетонной стеной. Стены-плиты похожи на рамы с множеством окон. Вместо стекол – газонная трава. Надежно, нарядно, красиво.
Мотор у автобуса работает ровно, не гудит надрывно. Но появляется чувство страха из-за очень частых поворотов. Дорога-змейка не просматривается. В автобусе тихо. На очередном вираже тоненький голосок Алины Клоковой: «Говорила мне бабушка, сиди дома, а я не послушалась».
Все молчали, наверное, в этот момент думали также.
Мысленно говорю себе: «Вот она, Поднебесная».
Считаю повороты. Уже 62. Чике-Таман в Республике Алтай составит лишь небольшую часть этой горной трассы.
Высота значительная, почти полное отсутствие растительности.
Ближе к сумеркам начинается спуск. Появляются лиственница, пихты, ели, редко кедры, потом сосна с примесью березы, осины.
Появляется спокойное чувство, будто мы в Горном Алтае.

Образцовая ООПТ
Озеро Канас находится на севере Синцзянь-Уйгурского района в 50 км от российско-китайской границы. Здесь мы увидели образцово показательную особо охраняемую природную территорию (ООПТ).
Все желающие посетить озеро останавливаются в туристическом комплексе. Он состоит из коттеджей-гостинец, ресторанов, спортивных площадок, летних баров. Современные архитектурные строения, выполненные в китайском стиле.
Нашу группу разместили в трехэтажном отеле, где жили только мы в двухместных номерах.
Днем в этом городке практически нет людей, все уезжают на озеро, причем едут туда только на специальных экскурсионных автобусах.
К ним надо пройти через контрольно-пропускной пункт.
Проверяют документы на въезд. Пропускные ворота представляют собой остроконечные тонкие столбики на колесиках внизу, с фонариками вверху. Когда проходит автобус, эти соединенные между собой столбики собираются гармошкой.
Поток туристов очень велик. Китайцы разного возраста семьями, группами ждут своей очереди. Китаянки от жары спасаются зонтиками. Со стороны кажется, что движется бесконечный поток цветков, окрашенных во все цвета радуги.
Экспромтом первое выступление экспедиционной агитбригады. Зонтики замирают, поток поворачивается к нам улыбчивыми, приветливыми, доброжелательными лицами. Нас слушают, машут руками, хотят с нами фотографироваться. Многие знают английский язык.
Мы из набора английских слов объясняем, что мы из России, с Алтая.
...Наш экскурсионный автобус подъезжает к обзорной площадке, откуда открывается панорама заснеженных гор, склоны, покрытые лесом. Но озера отсюда не видно.

Чарующее озеро
Чтобы оценить его красоту, надо подняться по деревянным ступенькам на значительную высоту к смотровой площадке. Подъем очень крутой. Ступеньки покрыты мелкой сеткой, поэтому во время дождя идти по ним безопасно. Чистота такая, что кажется, здесь ухаживают за каждой травинкой.
Нет никакого мусора. И даже в пеньках, скальных углублениях, приспособленных под мусорки – пусто. Мы не увидели не единого человека, который что-то, даже нечаянно, уронил.
Озеро не похоже на Телецкое, хотя я читала об обратном. Телецкое зажато хребтами, скалами, тайга спускается прямо к воде. Здесь – большая озерная долина, в воде отражается небо, глубина в два раза меньше Телецкого озера, поэтому цвет воды ярко-ярко голубой. Обратная дорога со смотровой площадки с другой стороны, поэтому получается, что люди движутся лишь в одном направлении.
Как самых дорогих и почетных гостей, нас провожают через зону отдыха для высокопоставленных лиц китайской республики к самому озеру. Но пройти можно только на деревянный пирс, где стоят прогулочные катера желтого цвета со стеклянными крышами-куполами. Озеро высокогорное, абсолютная высота 1370 м, вода мне показалась теплой, около +18 градусов.
Опять такое чувство, что мы на своем, российском Алтае. Значит, верно: «Алтай – наш общий дом».
Канас – по-монгольски «чарующее озеро».
Синее небо, белые облака, вечнозеленые пихты и ели, растущие по берегам – все это видим в бирюзовом зеркале озера.
Возвращаемся до комплекса той же дорогой по ущелью, где течет река Канас. Место дикое, незаселенное. Река горная, алмазно блестит на порогах, как и Катунь, используется туристами для сплава.
На берегу совершенно отсутствуют туристические базы, да и «диких» туристов нет вообще.

Экспедиция «Начни с дома своего» 2008 год. Алтай - Китай
по Джунгарии
…После города Алтая все наше путешествие проходит по Джунгарии. Это огромная равнина на высоте от 300 до 800 метров между горами Алтая и восточного Тянь-Шаня. Сложена мощными рыхлыми отложениями песков. Встречаются отдельные кряжи.
В начале XX века В. А. Обручев исследовал западную Джунгарию, по которой из города Урумчи в Зимунай проходит наш путь.
Слева были видны столовые поднятия, одинокие или соединенные в комплексы в виде ступеней различной высоты, а издали смотревшиеся как ровные гребни необычной клинообразной формы.
Ориентироваться сложно. Проезжаем город Карамай. Карты, взятые из дома, мелкомасштабные. Карта, купленная в Китае, крупномасштабная, но легенда и географические названия на ней, естественно, на китайском языке. Хорошо помогают фотографии на ней с указанием стрелкой тех мест, где мы находимся. Проезжаем мы мимо давно разрушенного города, население его покинуло после какой-то большой беды. Просматриваются массивные замки, башни, крепости, толстые стены, украшенные обелисками, сфинксами.
Территория сложена песчаниками, которые легко разрушаются ветром. Наконец-то, до меня доходит, что это и есть «Эоловый город» (Эол – бог ветра), описанный Обручевым.
Дальше прямо у трассы наблюдаем серо-черные стены с зубцами, крючками, башнями. Это выходы природного асфальта, но он легко разрушается. Зато песчаники, им пропитанные, образуют эти причудливые формы.

«Автобус уходит в небо»
Ландшафт меняется очень быстро. Возвышенный рельеф до самого горизонта, автобус «уходит» в небо.
Потом слева и справа – качалки-клювики. Внешне совсем простое сооружение. Стоит труба, метров 30-35, на верху подвижно к ней прикреплена еще одна, один конец короче другого. И там вверху, движется, качается, вверх-вниз, вверх-вниз.
Выкачивается нефть из недр земли. Хронометрирую появление «нефтяного пейзажа». Качалки появились в 16 часов 18 минут, исчезли полностью лишь к 18 часов 30 минут. Значит здесь большой нефтяной бассейн, видимо, Карамайский.
Кроме качалок ничто не говорит о добыче нефти: нет разливов, нет горения попутного газа, нет нефтепрорводов. Несколько раз автобус обгонял большие грузовики с прицепами. Они везли трубы огромного диаметра.
Встречаются каменистые шлейфы щебне-галечной пустыни. Разреженная ксерофитная растительность (редкий саксаул, часто мелькающий цветущий тамарикс, полыни, солянки).
Там, где оазисы, – небольшие города, окаймленные рощами пирамидальных тополей, лоха, зарослями камыша, много солончаков. Виноградники чередуются с подсолнечником, картофелем, кукурузой. Все ухожено, обработано.
Но где многочисленное китайское население? Когда обрабатываются эти плантации? Только в одном месте заметили работающих крестьян в традиционных шляпах из рисовой соломки.

Урумчи
Приехали поздно вечером. Урумчи светится тысячами ярких огней. Высотные здания, оживленное движение. Город – миллионер.
Разместили так же хорошо, как и в Канасе, и в Алтае – в отеле при Управлении науки и техники СУАР КНР.
Первая неожиданность: Урумчи живет по пекинскому времени. Здесь, в Китае, не делают пересчета из-за разницы часовых поясов, хотя восток и запад Китая отличаются на два часа.
Утром сразу идем в музей географии и экологии, затем в краеведческий музей.
Языковой барьер не позволяет полностью впитать информацию гидов. Но кое-что было понятным.
Название города переводится как «красивое пастбище». На горизонте видны покрытые снегом вершины Тянь-Шаня. Урумчи занесен в Книгу рекордов Гиннеса как самый удаленный от моря город в мире. Отсюда до ближайшего побережья – 2 тысячи 250 км.
Урумчи знаменит и тем, что здесь находится самый крупный в Китае центр ветряной энергии.
Урумчи – город многонациональный, он еще со времен «Великого шелкового пути» соединил Поднебесную с мусульманской Средней Азией.
Здесь живут уйгуры, дунгане, казахи, монголы, собственно китайцы (хань).
В городе уживаются офисные небоскребы, отели, супермаркеты, мечети, буддийские храмы, китайские пагоды. Встречаются дети в тюбетейках; женщины с прикрытым шарфом лицом в восточных платьях из хорошего шелка.

Здесь есть все!
Все нижние этажи заняты крупными магазинами и лавочками, будто весь город – сплошной рынок. Миллионы торгуют – миллионы покупают.
Чего только не увидишь в торговых рядах: и холсты с пейзажами, и кисточки для рисования, и джинсы, и кроссовки, и шапки из лисьего меха, и шелковое кимоно, и радиоэлектронику.
Причем все хорошего качества.
На одной из улиц видим среднеазиатские ряды с фруктами. Арбузы необычной формы, вытянутые в длину, как кабачки, дыни, королевские огромные персики, желтые шарики абрикосов, самый сладкий в мире турфанский виноград, орехи и очень много сухофруктов.
…Осталось для меня загадкой, существуют ли в Урумчи правила движения, светофоры не бросаются в глаза, автомобили катят с умеренной скоростью, но всюду носятся микрогрузовики, снуют люди.
В городе много символов пекинской олимпиады. Устремлены вверх огромные шары цвета всех материков. Цветочные композиции напоминают фигуру бегущего спортсмена, но... это оказывается сочетание иероглифов, означающее слово «Пекин». Или же куклы из цветов! Это так искусно сделано, что не верится в цветочное исполнение. У кукол лица человеческие, а фигуры – птицы, рыбы, ласточки, огня, антилопы.
Хоу Лэй, наш переводчик, а по-русски Юра, пояснил, что это тоже олимпийское приветствие. Но наиболее часто встречаются клумбы-кольца, как бы висящие в воздухе, и обычные, на земле.

Красная гора
Одно из самых посещаемых мест китайцами в Урумчи – парк Красная гора, названный так из-за буро-красного песчаника. Нам показалось, что побывав в нем, мы увидели большинство достопримечательностей города, прикоснулись к тысячелетним глубинам бытия «спящего льва Азии». Львы встречали нас у каждых ворот.
Лев – символ власти в Китае. Справа видим льва с бронзовым шаром под правой лапой. У гида спрашиваем, что означает этот символ? Может быть китайский лев положил лапу на земной шар? Объяснение было примерно такое.
В императорском бытовании над головой у императора династии Мин над троном тоже висел металлический шар. Делами и помыслами императора руководило Небо, он исполнял роль небесного дракона на Земле. Отсюда название у Китая - «Поднебесная страна».
В парке постоянно ходит много людей, хотя только вход в парк стоит 25 юаней (в июле 2008 года 1 юань стоит около четырех рублей).
Здесь находится крупнейший зоопарк в Китае, содержащий более 80 видов диких животных.
С Колеса обозрения увидели городскую панораму с большим количеством небоскребов и трубы промышленных предприятий. В Урумчи развиты отрасли черной и цветной металлургии, нефтехимии, цементной и легкой промышленности.
Китайцы на улицах города одеты просто, как и мы, очень оживлены. К нам, чужестранцам, приглядываются с умеренным любопытством, русские мы или какие-то другие, для них не имеет значения, мы все на одно лицо, люди другой расы.
Все члены экспедиции заметили, что они – приветливый и улыбчивый народ. В Китае даже есть пословица: «Тот, кто не умеет улыбаться, не должен заниматься торговлей».
Открытое дружелюбие, доброжелательность в отношении с нами тоже, видимо, от мудрости Конфуция: «Во всем есть красота, но не всякий ее видит».

Кухня
Об этом – особый разговор, с нее начинались и заканчивались дни, проведенные в Китае.
Основная черта китайской кухни – использование большого числа компонентов для приготовления одного блюда. Причем продукты, как правило, режутся на мелкие, одинаковые по размеру кусочки.
Это позволяет приготовить их буквально за считанные минуты. Такую еду удобно есть палочками (китайское название – «куайцзы»).
Палочками умеют пользоваться все, даже дети с 5-6 лет. Держат обе палочки в правой руке так, что одна из них неподвижна, а другая служит «загребающей». После мученических страданий, благодаря Хоу Лэю, мы приобрели определенный навык.
Хотелось попробовать все, что подавалось. Это не удалось никому.
Обслуживание в основном было ресторанное, но столько всего необычного. Например, стол с вращающимся кругом посередине, чтобы можно было придвинуть к себе то или иное блюдо. А их подавалось от 20 до 30, названия которых не поддавались переводу.
Любителям острых ощущений надо обязательно побывать в Китае – трудно представить, из какого количества живых и не очень существ можно приготовить еду, а уж китайская флора используется, по-моему, вся.
Овощи и рис, при этом, главные продукты питания китайцев. А еще – обилие соусов.
Наша ежедневная трапеза включала закуски из всех известных нам овощей, побегов бамбука, пюре из корней лотоса, водоросли, грибов, лепешек с начинкой из крахмала и красного гороха, жареного в масле арахиса и чилима, а еще рисовая лапша, соевое молоко, «маньтоу» - пампушки из пресного теста.
Китайцы не вегетарианцы. В меню входило мясо: пресноводные креветки, свиное филе, паровые тефтели из курицы, пельмени, внешне похожие на маленькие манты с изящной гофрировкой в виде лепестков, сазан с лимоном и даже мясо змеи.
И непременно большая пиала риса.
Для употребления жидких блюд используют фарфоровые пиалы и ложечки, у которых очень короткие ручки. Последним подают супы с яичными хлопьями, ветчиной, грибами, помидорами.
Суп – знак того, что обед пора заканчивать. Из напитков – только зеленый чай, который подливают и подливают, сладости, даже сахар, к чаю не подаются.
Китайцы едят три раза в день в строго определенное время, оно соблюдается даже в поездках.
Одно из китайских приветствий: «Ни чифаньла ма?» - Вы уже поели?
В тех городах, где мы были (Зимунай, Урумчи, Алтай) улицы дышат запахами всевозможной еды: что-то жарят на вертелах, мангалах; варят в котлах, и предлагают, предлагают, предлагают.

Китай – в каждом из нас
…Состоялось мое знакомство с Китаем, пропитанное атмосферой иного мира, иного общения, иной природы. Алтай китайский очень похож на наш в Республике Алтай, но отношение у соседей к своей природе более трепетное и бережное, да и природная ландшафтная красота в Китае - для китайцев.
Экологический туризм – сфера бизнеса, цивилизованный туризм. Как это сочетается, мы увидели на примере особо охраняемого объекта озера Канас.
Китай теперь в каждом из нас, Китай – наш сосед, у которого нам можно у нужно многому поучиться.
…С презентацией об опыте экспедиционной работы в СУАР КНР, с экологическим журналом наш клуб «Эгит» выступил на районной экологической учебе и краеведческой конференции.
Об этом будут наши следующие материалы в газету «Природа Алтая».


Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2019 г.©