Природа сибири Начни с дома своего
   Главная      Газета       Тематические страницы      Движение      Фотографии      Карта сайта   


- Тематические страницы
- Зеленый год
- Алтайский край на карте Сибири
- Азбука природы
- Памятники природы Алтайского края
- Зеленое кольцо Алтая
- Соседи по планете
- Трибуна молодых
- Наш общий дом – Алтай
- Концепция реальных дел
- Наш Алтай – зелёный рай


Материалы о птицах Алтая и Сибири.


А вы знаете, что....
Человеческий волос толще мыльной пленки примерно в 5000 раз



     на главную страницу Карта сайта Запомнить сайт

добавить на Яндекс

Наши друзья:




Союз журналистов Алтайского края

Степной маяк

Праздник «Цветение маральника»

Новости Кулунды

Общественная палата Алтайского края


Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края



 

Яндекс.Метрика

Очень просим, при использовании наших материалов (включая фото), ссылатся на наш сайт. Спасибо за внимание к нашему ресурсу!

Птицы Алтая / Домовый воробей

Домовый воробей



Чуть живой.
Не чирикает даже.
Замерзает совсем
воробей.
Как заметит
подводу с поклажей,
Из-под крыши
бросается к ней!
И дрожит он над
зернышком бедным,
И летит
к чердаку своему.
А гляди,
не становится вредным
Оттого,
что так трудно ему…

Николай РУБЦОВ

ЭТО ОЧАРОВАТЕЛЬНОЕ по своей внешности создание носит столь неприглядное название – «вора бей», что в сочетании с его изворотливостью в самых неожиданных для него ситуациях, природной сметливостью и потрясающим жизнелюбием делает его совершенно неуязвимым в самых «не птичьих» условиях существования.
В латинском языке есть слово «passus», что означает «терпеть». Таким образом, существительное Passer в родовом имени воробья – Passer Domestucus – примерно означает «терпеливец», а полное имя получается весьма выразительным и более благозвучным: «Терпеливец домовый».
Впрочем, все это не дано молодому воробью сразу от рождения. Юный воробей наивен и романтичен, как и все птицы и звери в его возрасте. Еще в свои детские, не менее романтичные, чем у воробьев годы, мне не раз приходилось убеждаться в этом.
Придется признаться, что наши мальчишеские приключения были порой не столь безобидны, как ухищрения городских воробьев ради хлеба насущного. Стоит только припомнить наши набеги за жмыхом через высокий забор какой-то фабрики или за пшеницей на элеватор для голубей, которые жили на чердаках почти у каждого из нас. Когда сегодня наблюдаешь, как ухарски какой-нибудь воробей выхватывает из-под ног человека на остановке, а то и из-под колес машины приглянувшуюся ему «соринку», едва годную к пище, невольно кто-то вспоминается…

ДВА ВИДА РЯДОМ
Бок обок с нами живут два вида воробьев: домовый и полевой. Они достаточно четко различаются друг от друга по внешности и своим поведением. Кроме того, часто образуя смешанные стайки, особенно в холодный период года, они не производят гибридов.
Домовый воробей – это 20-30 г. задора и оптимизма, неброской, но в то же время довольно яркой наружности. Все сказанное относится к самцу. Он украшен пепельной шапочкой, по бокам головы у него великолепные белоснежные щеки, на горле – черный галстук. Верх тела каштаново-бурого цвета с пестринами, низ светло-серый. Самка скромна и незаметна: сверху серовато-бурая, снизу буроватая, на перьях крыла имеются рыжие каемки, образующие на спине продольные охристые полосы.
К весне самец приобретает брачный наряд. Причем для этого он не прилагает никаких особых усилий. Просто светлые каемки новых после осенней линьки перьев горла и зоба снашиваются за долгую зиму и открывают, таким образом, великолепный черный галстук, расширяющийся книзу изящным передничком. Чтобы быть эффектным домовому воробью не надо линять, достаточно лишь основательно пообноситься. Самки одинаковы и осенью, и весной.
Вес 21-37 г., длина 14-18, крыло 7,3-8,5, размах крыльев 22-27 см.
Вокальными данными наш герой явно обделен. Но это его нисколько не смущает. Он «услаждает» наш слух, а прежде всего свою избранницу, пронзительным чириканьем, в которое вкладывает всю душу.
ОСЕДЛАЯ ПТИЦА
Домовый воробей – ярко выраженный синантропный вид, т. е. обитает только рядом с человеком. При этом он является приверженцем оседлой культуры. Ему необходимы города и села самой разной застройки, желательно с огородами и пустырями. Воробьи покидают заброшенные деревни и не живут с кочевниками возле юрт на юге или возле чумов на севере.
А. Брем называет воробья «птицей, следующей за культурой»: «…в Сибири воробей появился лишь в XVIII столетии, после того, как русские стали в этой стране сеять злаки; в Норвегии он распространился вместе с посевами хлебных растений до 66 градуса; во многих местах Архангельской губернии он еще не встречается».
И далее: «Характерной чертой воробья является то, что он всюду, где бы ни встречался, живет в самом тесном общении с человеком. Он населяет и шумные, многолюдные города, и уединенные деревни, окруженные хлебными полями. Корабли завозят его на острова, где его прежде и не знали… Будучи в полном смысле слова оседлой птицей, он почти не улетает за черту того города, где он родился; только изредка он предпринимает путешествия для осмотра области, лежащей далее той местности, в которой он живет».
РОМАНТИКА СТРАНСТВИЙ
Но все же и домовому воробью время от времени свойственна романтика странствий. Такие настроения бывают по большей части у молодежи. Кочующие стайки искателей приключений можно встретить ранней весной, летом и осенью. Но наш герой и здесь проявляет оригинальность.
Ему совсем не чужды путешествия с «комфортом» на баржах и пароходах, в товарных вагонах поездов. Так воробьи попадают в отдаленные, затерянные в тайге поселки, на северные фактории. В Заполярье такие расселения не всегда заканчиваются успешно. Бывает, за одну долгую морозную ночь все воробьи в заполярном городе вымерзают. Такое случалось, например, в Салехарде.
ПОРАЖАЕТ СООБРАЗИТЕЛЬНОСТЬ
Порой и нашими барнаульскими зимами воробьям приходится нелегко. Поражает сообразительность и приспосабливаемость этих милых и уживчивых птиц в таких «человеческих» условиях.
Мне не раз приходилось наблюдать как особенно морозным днем «гроздья» воробьев висят вдоль межпанельных швов городских многоэтажек. Но не везде, а там, где есть хоть маленькая утечка тепла. Причем воробьи соседнего квартала могут еще не знать такой техники обогрева, но стоит одной птице зацепиться своими коготками в нужном месте в нужный момент, как ее примеру последуют другие. В этом также проявляется врожденный коллективизм и склонность к подражанию себе подобным.
Ну, а то, как воробьи греются вместе с голубями на люках теплоцентрали или проводят всю зиму под защитой крытых рынков города, знает каждый.
В настоящее время домовый воробей завоевал всю Евразию, кроме крайнего юго-востока и северо-востока. Обитает также в Северной Африке. Акклиматизировался в Южной Африке, в Северной и Южной Америке, в Австралии и на многих океанических островах. В Западной Сибири обитает в населенных пунктах по всей территории, кроме самых северных тундр, круглый год.
ТАК БЫЛО НЕ ВСЕГДА
На Алтае домовый воробей живет повсюду в населенных пунктах. Но так было не всегда. Впервые он появился в нашем крае и в Республике Алтай с развитием здесь оседлого земледелия. По сведениям доктора Ф. Геблера, в Верхнем Уймоне, например, воробьев впервые отметили в 1807 г., т. е. через 7 лет после основания села. На северном берегу Телецкого озера воробьи появились примерно с 1912 года. Еще в начале XX века не было воробьев на Чуйском тракте между Кош-Агачем и Хабаровкой, где в настоящее время они обычны.
БРАЧНЫЕ НАСТРОЕНИЯ
Подъем брачных настроений у воробьев начинается еще до оттепелей и особенно заметным становится к концу февраля.
Ранней весной пары уже сформированы и птицы приступают к постройке гнезд. Воробьи любят гнездиться в небольших укрытиях, которые могут быть самого разного рода. Чаще всего это всевозможные пустоты в строениях человека, каменных или деревянных, под шифером на крыше, за наличниками на окнах деревенских домов, в щелях между железобетонными конструкциями, в грудах старой ржавой техники, в фонарных столбах на городских улицах.
Воробьи никогда не откажутся от скворечника или дуплянки, забивая их всяким хламом чуть не доверху. Они не любят большого пространства в гнезде.
Территориальное поведение проявляется только непосредственно у самого гнезда. Нередко домовые воробьи селятся рядом, образуя небольшие колонии.
УЛИЧНЫЙ РОМАН
Ухаживание воробья – это целый уличный роман, причем публичный, нередко с участием третьих, а то и четвертых лиц. Порой с вмешательством назойливых прохожих, а то и их беспардонных отпрысков, с шумом вездесущей техники, с заигрыванием в телячьем восторге засидевшихся в квартирах собак, под вкрадчивым и всевидящим оком кошек. Да, что и говорить, такая любовь – подвиг.
Но воробей на него всегда готов. Распушившись воздушным шариком, приспустив свои крылышки почти до самой земли, как важный глухарь на току, задрав свой хвостик так залихватски, что он вот-вот, того и гляди, отломится, выставив вперед «могучую» грудь и по петушиному задрав клювик (сейчас закукарекает) наш франт действительно производит неизгладимое впечатление. В таком импозантном виде он напоминает сразу нескольких птиц одновременно: петуха, глухаря, крапивника и минииндюка с воробьиным гонором.
На глазах у всей воробьиной и неворобьиной публики воробей под собственный оглушительный аккомпанемент и страстный танец в стиле жгучего испанского фанданго очаровывает свою избранницу. При этом «зрители», по большей части другие самцы, горячо сочувствуют солисту оглушительным чириканьем вместо аплодисментов, а наиболее горячие головы пускаются «помогать».
Но горе им. Вот тут то и закручивается кульминационная мизансцена полная «драматических схваток» клюв к клюву в дорожной пыли, «соколиных» взлетов на ближайшие кусты и падений на асфальт сцепившихся врукопашную кабальеро.
Но победитель всегда один и определяется самкой. Вся трагикомедия разыгрывалась ради нее, точнее, для своевременного оплодотворения яйца, о скором появлении которого воробьиха своим поведением поведала воробью, возбудив его до такой степени.
ГНЕЗДО
Свое гнездо в виде рыхлой чаши где-то в укрытии или неправильного растрепанного шара в укромном, но открытом месте воробьи строят из подручного материала, и здесь проявляя неприхотливость. Строят самец и самка вместе, таская травинки, перышки, паклю, шерсть, папиросную бумагу от окурков, ниточки, тряпочки, обрывки фантиков от конфет, трамвайных билетов и т. д.
ШУТНИК – НАХАЛ
При всей своей занятости воробьи бывают большими шутниками, и здесь проявляя изобретательность. В детстве у меня на чердаке жили голуби. Каждую весну мне приходилось наблюдать одну и ту же картину. К незадачливому голубю в полете, который собирался спокойно приземлиться на родную крышу, вдруг, откуда ни возьмись, сзади пристраивался воробей и стремился прямо на лету выщипнуть из нежного подхвостья голубя пух. Голубь мгновенно преображался и как ошпаренный бросался наутек, выделывая при этом в воздухе такие кульбиты и пируэты, что, казалось бы, куда там воробью. Но не тут-то было.
Начиналось захватывающее состязание в скорости, ловкости и мастерстве высшего пилотажа. Такие поединки не бывают длительными. Воробей – мастер коротких дистанций и быстро выдыхается, его оружие – внезапность, ловкость и наглость. Голубю, наоборот, необходимо развить скорость и тогда поминай как звали маленького нахала. Но как раз этого старается не допустить воробей, заставляя его лавировать и уворачиваться. Примерно в половине случаев такое воздушное пиратство увенчивалось удачей и торжествующий маленький разбойник, победно чирикая сквозь полный клюв пуха, летел к своему гнезду. И это притом, что в окрестных огородах полно кур, а значит и пуха. Собирай, сколько хочешь.
ПОТОМСТВО
Наконец, наш герой становится отцом. Неважно, что есть пока только яйца. Их необходимо насиживать, а это дело непростое. Самец подменяет самку и заботливо насиживает своих будущих отпрысков, пока самка разомнет немного свои крылышки, покормится и попьет. Яйца у воробьев очень изменчивы по окраске, нередко даже в пределах одной кладки: по беловатому, зеленоватому или голубоватому фону разбросаны разной величины пятна серого или бурого цвета.
В кладке 4-6 яиц, чаще всего – 5. Размеры: 18 – 26 x 14 – 18 мм.
Воробьи начинают кладку раньше большинства других мелких воробьиных птиц – примерно в середине апреля. Большую часть времени насиживает самка в течение 12 – 14 дней. Выкармливанием птенцов занимаются оба родителя. Общеизвестно, что воробьи выкармливают птенцов различными насекомыми, а при массовом размножении какого-либо вредителя, переключаются именно на него. Зачем силы даром тратить на поиски? Ведь за лето пара воробьев успевает вывести птенцов 2 – 3 раза. Таким образом, она дает в среднем 15 потомков.
ЛЮБИТ «ПАСТИСЬ»
К концу лета и осенью в рационе воробьев все больше становится семян. В этот период они часто собираются в довольно большие стаи и кормятся на сорных травах. Особенно они любят «пастись» на спорыше, лебеде, крапиве, конопле, поедают семена множества других сорняков. Нередко воробьи совершают налеты на ягоды в садах. Весной клюют молодые листочки одуванчиков.
В осенние еще теплые дни, когда по ночам уже нередки заморозки, большие компании воробьев молча и сосредоточенно, как будто они заняты самым серьезным делом в мире, пасутся на городских улицах и во дворах в приземистых зарослях неприхотливой к вытаптыванию травки – спорыша или птичьей гречишки. При этом слышен своеобразный шорох от одновременного срывания десятками маленьких клювиков семян этого растения, а вся картина напоминает чем-то пасущееся стадо лилипутских коровок. С явной неохотой воробьи взлетают при необходимости, издавая упруго-вибрирующий от сотен крыльев звук, с тем, чтобы при первой же возможности вернуться. Это одна из характерных картинок городской осени.
...Скоро зима и тогда придется домовым воробьям перебираться поближе к открытым мусоросборникам, магазинам, остановкам общественного транспорта.
СИМВОЛ ГОРОДА
Домовый воробей – своего рода символ городской жизни. Он мог бы стать украшением герба любого мегаполиса. Воробей приносит в искусственную среду городов самое драгоценное, самое священное – жизнь. Он живет вместе с нами вне природы, а точнее привносит ее животрепещущую крупицу туда, где, казалось бы, для нее нет места. Он терпеливо напоминает нам о нас: кто мы, откуда, чьи?
УМНАЯ ПТИЧКА
«Хотя воробей на первый взгляд представляется глуповатым, но в действительности он богато одарен, – считает Альфред Брем. – Будучи очень понятливым, он мало-помалу настолько знакомится с человеком и его образом жизни, что вызывает удивление каждого наблюдательного человека. Везде и при всевозможных условиях он соображается с нравом своего хозяина и в городе держит себя совершенно иначе, нежели в деревне; от его острого взора не скроется ничего, что бы могло быть ему полезным или вредным. Также как с человеком, он вступает в более или менее тесные отношения и с другими существами: относится доверчиво или недоверчиво к собаке, очень надоедает лошадям, предупреждает себе подобных и других птиц о присутствии кошки, крадет корм у кур, не обращая внимания на их угрожающие движения.
Воробьи приручаются с трудом. Но в отдельных случаях удается привязать к себе эту умную птицу. Один такой воробей на полной свободе прилетал на кличку к своему хозяину, садился ему на руку и узнавал его еще издали».
ОДИН СЛУЧАЙ
В связи с находчивостью и даже юмором воробья в самых опасных для него ситуациях мне вспоминается случай, свидетелем и невольным участником, которого мне пришлось быть в селе Сентелек Чарышского района. Выходя однажды на крыльцо дома, я был застигнут врасплох и как бы накрыт воробьиным переполохом, неожиданно завертевшимся вокруг меня. События развивались стремительно: ошалевшие воробьи кинулись прямо ко мне под ноги, некоторые спрятались за спину, а один отщепенец бросился почему-то к забору в нескольких шагах от меня. И тут же, как молния метнулась страшная причина воробьиной паники – ястреб-перепелятник. Он был великолепен в своем азарте охотника и нисколько не смутился моим остолбенелым присутствием.
Резко обогнув меня, ястреб в пылу и азарте охоты, стремглав кинулся к воробью-отщепенцу у забора. Это конец успел подумать я, восхищенный изяществом, быстротой и напором хищника. Но воробья не покинуло присутствие духа. Он юркнул в щель между штакетинами забора и на секунду замер на той стороне, вместо того, чтобы пуститься наутек, и подписать себе тем самым смертный приговор. Этой секунды хватило ястребу, чтобы в красивом резком вираже преодолеть забор и камнем упасть на воробья сверху. Но, кажется из-под самых когтей, отважный воробышек снова юркнул на другую сторону забора. Ястреб мгновенно повторил свой маневр в обратную сторону, и снова произошло то же самое.
На моих глазах это повторилось три-четыре раза. Все событие заняло считанные секунды в невероятной стремительности захватывающего поединка силы и ловкости с присутствием духа и сообразительностью. Наконец, ястреб, уразумев тщетность своей охоты и нарастающий комизм ситуации, в которую он попал, исчез также неожиданно, как и появился.
СИМВОЛ НЕСГИБАЕМОСТИ И ВОЛИ К ЖИЗНИ
Известный рекорд продолжительности воробьиной жизни на свободе – 13 лет. В неволе немного дольше.
Воробей для нас – живое напоминание о красоте окружающего нас мира. В суете и рутине повседневности мы редко замечаем ее. А еще это небывалый пример терпения и смирения, символ несгибаемости и воли к преодолению невзгод. Как не хватает нам, порой хотя бы воробьиного мужества.
ГНЕЗДО
Свое гнездо в виде рыхлой чаши где-то в укрытии или неправильного растрепанного шара в укромном, но открытом месте воробьи строят из подручного материала, и здесь проявляя неприхотливость. Строят самец и самка вместе, таская травинки, перышки, паклю, шерсть, папиросную бумагу от окурков, ниточки, тряпочки, обрывки фантиков от конфет, трамвайных билетов и т. д.
ШУТНИК – НАХАЛ
При всей своей занятости воробьи бывают большими шутниками, и здесь проявляя изобретательность. В детстве у меня на чердаке жили голуби. Каждую весну мне приходилось наблюдать одну и ту же картину.
К незадачливому голубю в полете, который собирался спокойно приземлиться на родную крышу, вдруг, откуда ни возьмись, сзади пристраивался воробей и стремился прямо на лету выщипнуть из нежного подхвостья голубя пух. Голубь мгновенно преображался и как ошпаренный бросался наутек, выделывая при этом в воздухе такие кульбиты и пируэты, что, казалось бы, куда там воробью. Но не тут-то было.
Начиналось захватывающее состязание в скорости, ловкости и мастерстве высшего пилотажа. Такие поединки не бывают длительными. Воробей – мастер коротких дистанций и быстро выдыхается, его оружие – внезапность, ловкость и наглость. Голубю, наоборот, необходимо развить скорость и тогда поминай как звали маленького нахала.
Но как раз этого старается не допустить воробей, заставляя его лавировать и уворачиваться. Примерно в половине случаев такое воздушное пиратство увенчивалось удачей и торжествующий маленький разбойник, победно чирикая сквозь полный клюв пуха, летел к своему гнезду. И это притом, что в окрестных огородах полно кур, а значит и пуха. Собирай, сколько хочешь.
ПОТОМСТВО
Наконец, наш герой становится отцом. Неважно, что есть пока только яйца. Их необходимо насиживать, а это дело непростое. Самец подменяет самку и заботливо насиживает своих будущих отпрысков, пока самка разомнет немного свои крылышки, покормится и попьет. Яйца у воробьев очень изменчивы по окраске, нередко даже в пределах одной кладки: по беловатому, зеленоватому или голубоватому фону разбросаны разной величины пятна серого или бурого цвета.
В кладке 4-6 яиц, чаще всего – 5. Размеры: 18 – 26 x 14 – 18 мм.
Воробьи начинают кладку раньше большинства других мелких воробьиных птиц – примерно в середине апреля. Большую часть времени насиживает самка в течение 12 – 14 дней. Выкармливанием птенцов занимаются оба родителя. Общеизвестно, что воробьи выкармливают птенцов различными насекомыми, а при массовом размножении какого-либо вредителя, переключаются именно на него. Зачем силы даром тратить на поиски? Ведь за лето пара воробьев успевает вывести птенцов 2 – 3 раза. Таким образом, она дает в среднем 15 потомков.
ЛЮБИТ «ПАСТИСЬ»
К концу лета и осенью в рационе воробьев все больше становится семян. В этот период они часто собираются в довольно большие стаи и кормятся на сорных травах. Особенно они любят «пастись» на спорыше, лебеде, крапиве, конопле, поедают семена множества других сорняков. Нередко воробьи совершают налеты на ягоды в садах. Весной клюют молодые листочки одуванчиков.
В осенние еще теплые дни, когда по ночам уже нередки заморозки, большие компании воробьев молча и сосредоточенно, как будто они заняты самым серьезным делом в мире, пасутся на городских улицах и во дворах в приземистых зарослях неприхотливой к вытаптыванию травки – спорыша или птичьей гречишки. При этом слышен своеобразный шорох от одновременного срывания десятками маленьких клювиков семян этого растения, а вся картина напоминает чем-то пасущееся стадо лилипутских коровок. С явной неохотой воробьи взлетают при необходимости, издавая упруго-вибрирующий от сотен крыльев звук, с тем, чтобы при первой же возможности вернуться. Это одна из характерных картинок городской осени.
...Скоро зима и тогда придется домовым воробьям перебираться поближе к открытым мусоросборникам, магазинам, остановкам общественного транспорта.
СИМВОЛ ГОРОДА
Домовый воробей – своего рода символ городской жизни. Он мог бы стать украшением герба любого мегаполиса. Воробей приносит в искусственную среду городов самое драгоценное, самое священное – жизнь. Он живет вместе с нами вне природы, а точнее привносит ее животрепещущую крупицу туда, где, казалось бы, для нее нет места. Он терпеливо напоминает нам о нас: кто мы, откуда, чьи?
УМНАЯ ПТИЧКА
«Хотя воробей на первый взгляд представляется глуповатым, но в действительности он богато одарен, – считает Альфред Брем. – Будучи очень понятливым, он мало-помалу настолько знакомится с человеком и его образом жизни, что вызывает удивление каждого наблюдательного человека. Везде и при всевозможных условиях он соображается с нравом своего хозяина и в городе держит себя совершенно иначе, нежели в деревне; от его острого взора не скроется ничего, что бы могло быть ему полезным или вредным. Также как с человеком, он вступает в более или менее тесные отношения и с другими существами: относится доверчиво или недоверчиво к собаке, очень надоедает лошадям, предупреждает себе подобных и других птиц о присутствии кошки, крадет корм у кур, не обращая внимания на их угрожающие движения.
Воробьи приручаются с трудом. Но в отдельных случаях удается привязать к себе эту умную птицу. Один такой воробей на полной свободе прилетал на кличку к своему хозяину, садился ему на руку и узнавал его еще издали».
ОДИН СЛУЧАЙ
В связи с находчивостью и даже юмором воробья в самых опасных для него ситуациях мне вспоминается случай, свидетелем и невольным участником, которого мне пришлось быть в селе Сентелек Чарышского района. Выходя однажды на крыльцо дома, я был застигнут врасплох и как бы накрыт воробьиным переполохом, неожиданно завертевшимся вокруг меня. События развивались стремительно: ошалевшие воробьи кинулись прямо ко мне под ноги, некоторые спрятались за спину, а один отщепенец бросился почему-то к забору в нескольких шагах от меня. И тут же, как молния метнулась страшная причина воробьиной паники – ястреб-перепелятник. Он был великолепен в своем азарте охотника и нисколько не смутился моим остолбенелым присутствием.
Резко обогнув меня, ястреб в пылу и азарте охоты, стремглав кинулся к воробью-отщепенцу у забора. Это конец успел подумать я, восхищенный изяществом, быстротой и напором хищника. Но воробья не покинуло присутствие духа. Он юркнул в щель между штакетинами забора и на секунду замер на той стороне, вместо того, чтобы пуститься наутек и подписать себе тем самым смертный приговор. Этой секунды хватило ястребу, чтобы в красивом резком вираже преодолеть забор и камнем упасть на воробья сверху. Но, кажется из-под самых когтей, отважный воробышек снова юркнул на другую сторону забора. Ястреб мгновенно повторил свой маневр в обратную сторону, и снова произошло то же самое.
На моих глазах это повторилось три-четыре раза. Все событие заняло считанные секунды в невероятной стремительности захватывающего поединка силы и ловкости с присутствием духа и сообразительностью. Наконец, ястреб, уразумев тщетность своей охоты и нарастающий комизм ситуации, в которую он попал, исчез также неожиданно, как и появился.
СИМВОЛ НЕСГИБАЕМОСТИ И ВОЛИ К ЖИЗНИ
Известный рекорд продолжительности воробьиной жизни на свободе – 13 лет. В неволе немного дольше.
Воробей для нас – живое напоминание о красоте окружающего нас мира. В суете и рутине повседневности мы редко замечаем ее. А еще это небывалый пример терпения и смирения, символ несгибаемости и воли к преодолению невзгод. Как не хватает нам, порой хотя бы воробьиного мужества!

…СРЕДИ НАШИХ мальчишеских увлечений была как ловля птиц, окруженная ореолом благородства, так и неписанные правила голубятников. Ловить воробьев считалось делом бесполезным и потому неблагородным. Но как устоять от «подвигов» в самом конце четвертой четверти, когда весна уже…, а лето еще…, и все надо прямо сейчас? В числе приключений была и ловля молодых воробьев.
Эти несмышленыши лезли в наши наспех поставленные «хлопушки» чуть ли не целыми ватагами. Они чем-то разительно напоминали нас. Казалось, им передавался наш азарт ловцов.
Мальчишки соревновались между собой: у кого больше воробьев в клетке, а воробьи – между собой: какой коллектив быстрее наполнит собой ту или иную клетку. Птиц выпускали почти сразу после подсчетов и расчетов проигравших с выигравшими фантиками или щелбанами.
Воробьи не живут в клетках. Особенно домовые, о которых собственно и идет речь.
…Проходило совсем немного времени и уже ни одного воробья невозможно было заманить в клетку. Каким-то непостижимым образом они быстро усваивали весь смысл и коварство наших самых заманчивых приманок, игнорируя их. Недаром говорят «стреляный воробей».
Выдающийся писатель-натуралист, замечательный знаток наших отечественных птиц Дмитрий Никифорович Кайгородов писал о воробье: «Это птица необычайно тонкого ума, в высшей степени наблюдательная и сообразительная. Почти ручная и домашняя, с одной стороны, с другой – строгая и дикая в такой степени, что редко какую птицу так трудно изловить, как воробья. Недаром и в пословице говорится, что «старого воробья на мякине не проведешь». Если же и удается его поймать, то очень трудно приручить к клетке и заставить примириться с нею. Впрочем, молодой воробышек, взятый из гнезда, когда у него над ушами торчит еще пушок, приручается очень легко и сильно привязывается к своему хозяину».


 разработка сайта +Web
Разработка сайта 2007 г.
Алтайский край. Природа Сибири. 2007 — 2017 г.©